Понедельник 24 Апреля 2017г.

Велоотчеты 2004. «Могучая» вылазка

14 марта. Весна идет полным ходом. Кто-то продолжает активно кататься на лыжах, благо снега в лесах еще навалом, а мы уже какие выходные подряд катаем на байках в черте города из района в район по лесу и по дорогам. И как-то все это уже порядком поднадоело. Жигули уже давно приковывают внимание и манят своей близостью.
И вот мы решили наконец выбраться по плотине на другую сторону Волги и залезть на первую попавшуюся гору. Традиционно, первая попавшаяся гора для нас это Могутка.
Могутка - гора особенная. В отличие от большинства остальных Жигулевских гор связанных в одну цепь, массив Могутовой горы стоит у Волги обособленно. Если смотреть с реки на эту гору, протяженностью около 3 км, то справа она ограничивается глубокой и древней морквашинской долиной, в широком и плоском устье которой стоит село Моркваши (ныне - район г. Жигулевска). Справой же стороны Могутку отделяет от так называемых Яблоневых гор, (тянущихся на запад вплоть до Молодецкого кургана) еще одна широкая и древняя Отважненская долина (когда-то в ее устье было село Отважное). Отроги обеих этих долин соединяются за Могуткой в одно сплошное понижение - "пережабину", отделяя гору от основного плато. В этой самой пережабине и стоит сейчас город Жигулевск. Окруженный со всех сторон горными склонами он как бы спрятался за спиной Могутовой горы от холодных северных ветров.

В 2003 году мы были на Могутке 13 апреля. Тогда это было наше маленькое открытие велосезона. А через неделю открытие сезона отмечали самарцы близ поселка Волжский и на Царевом кургане. В этом году открывать нам особо нечего, ибо и так всю зиму катаем как ненормальные, распугивая добропорядочных лыжников. Поэтому едем просто так, не приурочивая покатушку ни к чему.

Изначально, за неделю условились поехать: я, Костя Коритич и моя девушка Света, катающаяся буквально второй месяц, но делающая заметные успехи в этом незамысловатом деле. Ближе к концу недели Костян объявил еще одного участника - своего знакомого Марата. Я тоже сделал пару звонков: Мишка ехать отказался по причине боязни грязи, а Сергея Галанова я не мог застать дома. Но один паренек нашел меня сам и попросил, чтобы его мы тоже взяли. Это Вова - одноклассник моего брата.
Условились встретиться в 10 утра на трассе М5 у поста ГАИ перед въездом на плотину. Костян с Маратом решили добраться из Автозаводского района до станции Жигморе на электричке, и до 10 часов еще покататься по микрорайону Шлюзовой. Однако, утром 14 марта, Марат так и не смог поехать по техническим причинам, поэтому Костя приехал один и целый час ждал нас, замерзая, на посту ГАИ, как условились. Я, Света и Вова приехали туда ровно в 10.

Дул средней силы восточный ветер, температура около нуля, небо почти сплошь затянуто облаками и временами из него сыпется что-то типа редкого снега. Асфальт мокрый, обочины грязные и с лужами. Обгоняющие нас фуры втягивают в свою мощную аэродинамическую трубу, насыщенную капельками грязной воды поднятой с мокрого асфальта. Добравшись до сливного участка плотины (моста) мы со Светой и Вовой перебрались на пешеходный тротуар отделенный от проезжей части высоким бетонным парапетом. Костян же решил и далее ехать по трассе. Ну и правильно сделал, потому что наш тротуар вскоре превратился грязевую ванну. Вова не выдержал, перерез через парапет и поехал по шоссе за Костяном, а мы со Светой продолжали мужественно-обреченно месить грязь до конца сливной. У нас с ней в отличие от Кости и Вовы байки были оборудованы полным комплектом крыльев, и грязь не пугала.

Далее все ехали по правой стороне проезжей части и очень скоро мы были у подножия Могутовой горы. Как обычно, подъем начали по ближайшему от берега, длинному хребту, северный склон которого был лесист и заснежен, а южный - лыс и без снега. Начало подъема - самое крутое. Это потому что все горы в Жигулях имеют преимущественно выпуклые склоны с куполообразными вершинами. Постепенно склон выполаживается и где-то на середине подъема образует почти горизонтальную террасу. Затем следует вторая ступень подъема. Но она уже не так крута и высока как первая.
Весь подъем занял минут 20 и потребовал не так уж и много сил. Мы на высоте 200 метров над уровнем моря, или 172 метра над уровнем Волги после ГЭС. Дальше на восток хребет уходит почти не повышаясь, затем немного опускается и начинается лес. Высота массива Могутовой в центральной части около 265 метров над уровнем моря. Вид с горы открывается на запад. Видно ГЭС, трехсотметровую гору с вышкой ретранслятора, а к югу открывается панорама на часть Жигулевска.
Мы устроились на склоне горы, укрывшись от восточного ветра и устроили перекус. Но этого показалось мало, и Костян с Вовой пошли собирать хворост для костра. К нашему удивлению, найденных сухих сучьев, прошлогодней сухой травы и одной спички оказалось достаточно для разведения хорошего жаркого костра на сырой и холодной земле, у которого мы грелись почти час. Костя в попытке подсушить кроссовки, расположил свои нижние конечности так близко к огню, что через 20 минут учуял запах горелой пластмассы. Потом он недолго сокрушался по поводу оплавившихся подошв. Около полудня нам наскучило сидеть на вершине. Предстояло спускаться. Все приспустили на всякий случай седла. Но фактически, на байках скатывались только Костян и я. Вовчик только попробовал, но ему не понравилось. А Света благоразумно решила даже не пробовать сделать это. Естественно, я ехал очень медленно. Опыта даунхила у меня практически нет. Но постепенно я начинал обретать уверенность, какой у меня не было прежде на предыдущей моей Мериде. Год назад я не смог на ней спуститься с Могутки. Тогда меня слишком пугали кочки и камни на склоне. Боязнь навернуться на них заставляли меня сильнее тормозить, а это в свою очередь грозило опрокидыванием через руль. Теперь же, я заметил меньшую чувствительность байка к этим колдобинам. Безусловно, эластомерка Марзоччи, пусть даже и самая простенькая, работает значительно лучше моего прежнего ТопГана . Механические дисковые тормоза тоже порадовали мягкостью схватывания. Короче, я почти весь спуск ехал на байке и только в конце на 40 градусном колбасном сбросе к подножию горы спешился. Там даже Костяну пришлось спуститься пешком. Правда в самом конце был еще один заключительный 40 градусный и короткий сбросик, с которого я решил скатиться. Но в низу под ним был глубокий снег. Переднее колесо зарылось в снег, отказавшись ехать дальше, и я благополучно и мягко навернулся через руль, а сверху на меня рухнул не совсем мягкий байк. В общем спустились мы быстро, и спускающихся пешком не пришлось долго ждать.
В планах было доехать до Морквашей, но Костян очень не хотел ехать через сырой и грязный Жигулевск. Поэтому поехали вдоль Волги вдоль северного лесистого и скалистого склона Могутки. Здесь имеется широкая автомобильная дорога, идущая на некоторой высоте над уровнем Волги. Это - щебнистая грунтовка, но сейчас она была покрыта плотным слоем хорошего укатанного снега, который еще пока не начал таять, ибо находился постоянно в тени горы.
Но примерно через пару километров дорога заканчивается возле больших куч щебня и маленького причала с краном. Дальше нужно ехать по бечевнику - узкому, каменистому пляжу между водой и обрывистым склоном горы.
Волга здесь, сразу после плотины ГЭС практически везде освободилась ото льда, и только на берегу в нескольких метрах от воды лежат толстые ледяные останки, карнизами обрывающиеся к пляжу. По камням ехать оказалось не так уж и сложно. Правда у меня перестала цепь сбрасываться спереди на первую передачу - снежно-грязевая каша, облепившая переклюк, подмерзала и ограничивала его движение. Вскоре мы были под утесом, завершающим с востока гряду Могутовой горы. На утесе уже не первый год стоит небольшое каменное или бетонное изваяние в виде какого-то рогатого и копытного существа. Снизу толком не разглядеть какой породы этот козел. Над ним жадно кружилась целая стая глупых ворон. Какая-нибудь ворона время от времени атаковала козлиные рога. Козел был наверное для них чем-то вроде игрушки. Год назад я так и не слазил на этот утес к нему поближе. Там побывал только Костян и еще кто-то. А я поленился.
В этот раз полезли все. С байками. Сначала подъем шел по крутой тропинке. И чем выше мы поднимались, тем красивее становился вид на утес. Теперь, в другом ракурсе он выглядел гораздо необычнее. Необычность ему придавала огромная каменная глыба прямоугольной формы, отдельно торчащая из склона непосредственно под скалой. А также группа скальных обломков, лежащих пониже, с вертикальным расположением геологических слоев. Это наводило на мысль о том, что когда-то эти куски скалы обрушились вниз и остались так лежать, необычно повернутые.

Подобравшись к отвесной стенке скалы, мы оставили байки в такой большой каменной нише, где мы все могли бы укрыться в случае дождя. На верхушку скалы с Козлом вскарабкались по ращелине. При ближайшем рассмотрении животное оказалось небольшим белым оленем с ветвистыми рожками. Видимо, монументу всего года 2-3. Еще не видно на нем следов естественного разрушения, либо следов актов вандализма. Лишь немного обгажен птичками.
Все сфотографировались с Оленем рядом. А я сфотографировался верхом. Сидеть на нем было страхово. Олень стоит на маленьком пятачке на высокой отвесной скале ориентированный лицом (или мордой) на восток. Он как бы глядит вдоль течения Волги провожая взглядом идущие вниз по реке суда. Далеко просматривается отсюда волжское левобережье. Пристально вглядываясь в даль, мы даже разглядели грушинский склон. А на преднем плане высится ребро Лысой горы, начинающей следующий - морквашинско-бахиловский, несколько пониженный участок Жигулевких гор.
Спустившись к нашим байкам, мы прикончили остатки провизии. Затем спустились по тропинке обратно на бечевник. Костик хотел ехать обратно так же по берегу, но мы уговорили его объехать Могутку со стороны Жигулевска, но не через сам город а по короткой дороге идущей мимо гаражей вокруг каръера. Сначала мы неспешно поднимались от берега Волги через поселок. Затем выехали на эту окружную асфальтовую дорогу. Ехали медленно, чтобы бескрылые Костян и Вовчик сильно не обрызгались.

Через плотину ехали по краю проезжей части. В Комсе были грязные но довольные в 16. Костян также выразил полное удовлетворение покатушкой и исполненный еще большим количеством сил решил ехать в Новый город своим ходом через лес.


Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама
Rambler's Top100