Среда 29 Марта 2017г.

Велоотчеты 2005. Неудача на Усе – 07.03.2005

Маршрут:

Автор отчета — Сергей Галанов AKA SeGal

Участники: Сергей Галанов, Александр Ургалкин, Света Нам, Владимир Титов, Данил Отбеткин, Зоя.

После седьмой поездки через Зимник (который, к слову сказать, уже надоел хуже горькой редьки) в наших головах постепенно начал вырисовываться план, уже почти как месяц предложенный Данилом, а именно — съездить в Сызрань. Ничего особо примечательного данный маршрут не сулил, но других особых вариантов поездки "на дальняк" не вырисовывалось. Определившись с примерными начальной и конечной точками маршрута (одной из которых и была Сызрань), мы начали думать, как лучше осуществить сие мероприятие. Понятно, что пути было всего два: или ехать из Тлт через Волгу в Березовку и далее на Шигоны и Сызрань (обратно на эл-ке), или ехать до Сызрани на эл-ке, а обратно своим ходом. Посовещавшись, решили, что второй вариант предпочтительнее: если бы мы поехали своим ходом через Волгу, и, в случае непредвиденных трудностей, устали бы больше возможного, и решили бы вернуться, нас ждал бы тот же трудный переход через Волгу обратно. В случае же поездки из Сызрани нам просто оставалось доехать до дому.

В понедельник, 7 марта на Жигморе собрался почти традиционный состав — я:


Ургалкин Александр со Светиком:


Данил Отбеткин:


Владимир Титов:


и Зоя, впервые поехавшая с нами:


Купив билеты до Услады (и чуть не потеряв во время этой процедуры кошелек, пропажу которого я обнаружил уже в эл-ке, и, стремглав выскочив из нее, бросился искать на перроне — и, что самое интересное — нашел), мы погрузились в первый вагон сызранской эл-ки. Изучив по дороге карту более подробно, мы решили не доезжать до Сызрани, а выбраться примерно в 25 км от нее, на 3-м разъезде, откуда шла прекрасная дорога вдоль замерзшей Усы на Губино и далее на Шигоны. В качестве варианта рассматривалось предложение перебраться из Губино в Муранку, которую отделяет около 4-х км через Усу. Таким образом экономилось бы около 20 км, которые в противном случае пришлось бы ехать через Шигоны. Далее предполагалось также 2 варианта: или ехать из Шигон на Березовку, откуда до Тлт через Волгу предполагалась зимняя автодорога (12-14 км, однако информация эта не проверена), либо держать направление на Климовку, которую отделяет от тольяттинского берега около 4-х км. Более точно мы собирались определиться уже в Шигонах.

Поедая провизию, болтая, фотографируясь и выглядывая время от времени в окна, мы с интересом заметили одну любопытную дорогу, которая вела из Междуреченска через Усу на Комаровку. Судя по резво катящимся по ней авто, дорога вполне проезжабельна и регулярно используется автолюбителями. Взяв это дело на заметку, решили, что возможно скатаем как-нибудь и более короткий маршрут: Тлт-Березовка-Комаровка-Междуреченск.

Наконец спустя 2 часа, в 11-00 мы высадились на 3-м разъезде:


через пару сотен метров путешествия по ж/д полотну, вышли на дорогу, идущую от М5 на Шигоны и далее на Усолье.


Ветер дул почти строго нам в спину, и, используя почти 7 км пологого рельефа, мы быстро мчались по дороге, держа порой приличные 30-35 км/ч. Через 3 км проехали Печерские Выселки, которые даже не удосужились рассмотреть (как увидим далее, это оказалось бы совсем не лишним в дальнейшем). Преодолев небольшой подъем после длительного спуска, примерно через полчаса, преодолев по ветру и с постепенным понижением почти 10 км, мы подъехали к первой крупной точке на нашем маршруте — Губино. Затоварившись в местном магазине провизией, мы попутно начали расспросы местных жителей на предмет возможности переправиться на противоположный берег в Муранку через Усу. Мнения селян разделились. Одни говорили, что дорога есть, и едва ли вот не вчера-сегодня туда ездили даже на машинах, другие категорически мотали головой, отговаривая нас от этого рискованного, по их мнению, мероприятия. Не добившись ничего вразумительного относительно дороги, равно как и ее местонахождения, мы поехали в окраине деревне, где должна была начинаться возможная тропа на противоположный берег. Собственно окраина деревни представляла собой полузаброшенную ферму


с остатками сельскохозяйственной техники, чей вид лучше всяких докладов правительства объяснял состояние народного хозяйства на селе. Другой достопримечательностью живописных развалин являлось нестерпимое амбре, делавшее длительное пребывание в этом сельском рае невозможным. Покрутившись на небольшом пятачке, обильно удобренном снегом, замерзшей грязью и навозом, и, конечно, не найдя никакой дороги, мы, с тоской поглядев на противоположный берег, отправились обратно, решив доехать до Муранки через Шигоны. Однако, поскольку часть участников нашей экспедиции выражала жгучее разочарование в связи с неудавшейся попыткой переправы, мы решили еще раз провести поквартирный опрос местных, надеясь нарваться на более продвинутых юзеров. Очередной Дерсу Узала, попавшийся нам по дороге, подтвердил, что дорога существует, и начинается она почти там же, где мы ее искали 15-ю минутами ранее — за фермой. Только начинать, по его словам, следовало с какого-то "красного уголка", который мы, якобы, сразу найдем "немного правее". Выругав в душе местную лирику, мы снова развернули байки по направлению к уже известной нам фабрике запахов. Держась правее, мы во все глаза пытались отыскать этот мифический "красный уголок"; однако, то ли число дальтоников в команде было выше обычного, толи цвет этой "библиотеки" давно изменился, но ничего похожего мы не нашли. Однако едва заметная колея от машины все же привела нас немного дальше к дому, стоявшему на отшибе, чья цветовая гамма отдаленно могла сойти за нечто красное. Постучавшись в ворота, мы задали все тот же сакраментальный вопрос о дороге на противоположный берег хозяину, заботливо копавшемуся в чреве своего автомобиля. Выслушав наш сбивчивый рассказ, он показал рукой на едва заметную колею от машины, уходившую вниз по направлению к Усе, заявив, что это, собственно, и есть искомая дорога. Конечно, ни о какой езде по 20-см снегу не могло быть и речи, и прикинув, что идти нам придется не менее полутора часов, мы, скрепя сердце приняли взвешенное решение продолжать свой путь дальше по трассе в направлении Шигон.

Потеряв таким образом минут 40, мы вновь выбрались на трассу и бодро попилили дальше, в глубине души проклиная все это туристическое краеведение. Через пару-тройку километров мы приехали в Усинское — довольно крупное село, главной приметой которого, весьма поразившей наше воображение, являлось большое количество наскаль... тьфу ты, наворотной и назаборной живописи, регулярно попадавшейся нам по пути


Еще через 4 км мы подъехали к Пионерскому — небольшому поселению, размерами с незабываемое Губино. К этому времени температура немного повысилась, и я, к своему удивлению, обнаружил, что дальнейшее мое передвижение по обледенело-снежным обочинам (на которых я ютился, оберегая драгоценные сердцу шипы), постепенно превращало меня и байк в небольшой кусок грязи и водяной жижи, таявшей все сильнее. Увидевший меня в эту минуту упадка Данил злорадно ответствовал, что это месть небес за мое комфортное катание по многочисленным Зимникам и прочие радости шипованного бытия, которое в этот день сыграло со мной злую шутку. Дипломатичный Ургалкин промолчал, ласково поглядывая на предусмотрительно захваченные крылья... Впрочем, на мою робкую просьбу поделиться хотя бы задним крылом, я услышал целую теорию, смысл которой сводился к той простой мысли, что нужнее всего крылья их хозяину.

Еще через 4-5 км мы проехали крутой поворот на 90 градусов в районе Кушниково и повернули направо в сторону Шигон, что не замедлило сказаться на нашей скорости: если до этого мы с легкостью держали не ниже 20-22 км/ч, то теперь ветер, ставший сильно боковым, снизил скорость до 14-16 км/ч. Еще через пару км мы проехали знаменитый мост через Усу, которая в этом месте сужается до нескольких десятков метров


Пофотографировав Усу и новый мост через нее, возводимый в паре сотен метров от старого, мы покатили дальше, оставив собственно Шигоны слева. По мере нашего постепенного уклонения влево, ветер становился все более встречным и, остановившись на перекус прямо на дороге, мы сильно призадумались над дальнейшей судьбой нашей поездки. Время было уже 14-30, и нам предстояло принять решение, что же делать дальше. Проехав к этому времени уже порядка 40 км, мы попали в непростое положение. До Усолья нам оставалось еще порядка 25 км, до Березовки, откуда мы планировали переехать по (якобы) существующей дороге в Тлт — еще 10-12 км. После чего нам предстояло преодолеть еще 12-14 км до набережной Нового города. Итого — почти 50 км, из них последняя четверть — возможно пешком. Учитывая, что из-за встречного ветра и заболевшей у Зои коленки, наш темп резко упал (до 10-12 км/ч), дальнейшее следование первоначальному плану было чревато всяческими непредвиденными (но уже интуитивно предполагаемыми) неприятностями. Мы рисковали приехать в Березовку уже настолько измотанными (по крайней мере некоторые из нас), что дальнейшая возможная пешка по Волге могла просто оказаться непреодолимой. Проведя несколько минут в глубоких раздумьях вслух, в результате которых мнения разделились практически поровну, мы решили проехать еще несколько км до развилки на Муранку, и там принять окончательное решение. Промелькнувшее было предложение развернуться и поехать обратно на 3-й разъезд (или даже вообще в Сызрань) было отклонено большинством голосов.

Достигнув минут через 15 судьбоносной развилки, мы, немного поколебавшись, все же приняли решение возвращаться на 3-й разъезд. Однако переходить через Усу обратно в Губино, где мы провели незабываемые минуты на ферме, не хотелось, и, мы, не без некоторого недоверия, приняли предложение Ургалкина ехать дальше из Муранки на усинские турбазы, через которые мы могли перейти Усу, минуя сильный подъем, и попасть прямо в Печерские Выселки, от которых всего 3 км до 3-го разъезда.

Однако нас уже сильно поджимало время. Из Муранки мы выехали уже в 15-00; до сызранской эл-ки в Тлт оставалось всего 2 часа. Минут 20 мы потратили на то, чтобы подняться по небольшому подъему на дорогу, ведущую мимо усинских турбаз, на одной из которых, судя по карте у дороги, было наиболее благоприятное расположение относительно расположенных на противоположном берегу Усы Печерских Выселок. Здесь наша группа сильно растянулась: Зоя, у которой все сильнее более нога и сопровождавший ее Данил, постоянно отставали.


Ургалкин периодически тормозил встречные машины, пытаясь найти нужную турбазу. В итоге мы немного проехали нужное нам место и потеряли еще 10 драгоценных минут возвращаясь обратно. Наконец, потеряв всякое терпение, я открыл дверь в заборе вокруг очередной турбазы, и мы устремились было по очищенной от снега дорожке по направлению к берегу, который проглядывал сквозь редеющие стволы деревьев. Однако наше продвижение было остановлено истошно кричащей дамой, в окружении своры собак выскочившей наперерез нашей кавалькаде. Шепнув нашим, чтобы потихоньку катились восвояси к берегу, я отправился на переговоры с похожей на знаменитую по "Одиссее" волшебницу Кирку (кстати, превращавшую попавших на ее остров путешественников в свиней), хранительницей турбазы. Однако на все мои просьбы позволить нам просто проехать пару-тройку сотен метров к берегу и навсегда исчезнуть из ее жизни, она продолжала истошно кричать, угрожая разнообразить вечернее меню своих псов заблудившимися байкерами. Поняв, что ничего путного из таких переговоров не выйдет, я уже собрался ехать вслед нашим, как с удивлением обнаружил последних там же, где их и оставил, где они с любопытством следили за тем, как разворачиваются события. Дело начинало приобретать дурной оборот: если бы окончательно впавшая в бешенство Кирка решила спустить своих церберов, нам пришлось бы несладко, учитывая нашу плотную группу и наличие девушек. Крикнув на этот раз погромче, чтобы скорее уматывали к берегу, я ласково шепнул начальнице Чукотки, что мы вооружены, и будем стрелять в собак на поражение. После чего, провожаемый истошным лаем, отправился вместе со всеми к берегу. На наше счастье ошарашенная тетка не решилась проверять нашу браваду и через несколько минут мы были уже на берегу.

Выскочив на лед, мы поняли, что немного промахнулись: от Печерских выселок нас отделяло по меньшей мере 3 км, которые нам предстояло преодолевать наискосок по щиколотку в снегу. Никакой дороги не было, не считая периодически попадавшихся следов от снегохода, по которым идти было немного легче, но, увы, все они вели не в нужном нам направлении. Времени было примерно 15-50: до эл-ки, от которой нас отделяло минимум 6 км, оставалось 1час 10 минут (кстати, точного времени прибытия поезда на 3-й разъезд мы не знали, и вычислили его чисто приблизительно, и, как оказалось впоследствии, угадали с точностью до 5 минут, которые оказались у нас в запасе). Не стоит утомлять читателей рассказом о том, как мы тащились (другого слова и не придумаешь) эти 2 км через Усу и еще один — до деревни, пока не вышли на проезжую дорогу. Достаточно сказать, что первые 2 км мы одолели минут за 40


Дальше наша кавалькада постепенно растянулась. Я и Титов начали потихоньку отрываться от остальных, и в итоге мы опередили замыкающего цепочку Данила минут на 6-7. Едва попав на твердую почву Титов, опередивший меня метров на 50, развил такую скорость, что догнать его я смог только через 3 км, почти у самых ж/д путей. Стартовав из Печерских выселок в 14-45, за 15 минут до предполагаемого прихода эл-ки, мы мчались так, как, наверное, никогда не ездили даже по Зимнику. Пока позволяла дорога и ветер не был особо сильным, спидометр зашкаливал за 30 км/ч. Однако, выбравшись на дорогу, мы начали почти 2-км подъем на тягун, где сильный встречный ветер (тот самый, который разгонял нас по дороге на Шигоны до 40-45 км/ч) и уже начавшая проявляться усталость не давали поднять скорость выше 10-12 км/ч. Ургалкина со Светой, равно как и Данила с Зоей не было видно: они еще даже не выехали из деревни. Мы с Титовым продолжали упорно карабкаться в гору, периодически огладываясь в надежде подцепить к-н Газель или грузовичок, за который можно было бы уцепиться. Однако за 10 минут самоистязания нас обогнала лишь пара легковушек. Уже было ясно, что даже если нам повезет и мы все же успеем подняться на насыпь вовремя, остальные не успеют этого сделать 100-%. Тем не менее, нам ничего не оставалось делать, как карабкаться дальше в гору. Наконец через пару км тягун почти закончился и мы вышли на финишную прямую: от ж/д переезда нас отделяло меньше километра, и еще пару сотен метров по путям — от станции. К последней мы добрались в 16-58, за 2 минуты до ожидаемого приезда поезда, который, на самом деле, должен был прибыть в 17-05. Упав на снег запыхавшийся Титов молча смотрел в небо: сил у нас уже почти не осталось...

Самое же печальное заключалось в том, что Ургалкина со Светой, которые ехали вслед за нами, от станции отделяло 1,5 км и минимум 15 минут пути, а Данил с Зоей вообще шли пешком в паре километров внизу... Мы в отчаянии пытались придумать способ задержать поезд; решили, что уговаривать машиниста бесполезно и остается только одно — стоп-кран... Позвонили Ургалкину и Данилу — хотя и так было понятно, что они не успевают, мы сообщили им о своей идее со стоп-краном. Через пять минут подошла электричка. Ввалившись в середину поезда Титов, сразу же сорвал стоп-кран. Чуть позже мы поняли, что делать это следовало после начала движения поезда — тогда мы выиграли бы больше времени. В нашем же случае эл-ка простояла около 5 минут, причем последние 3 из них — с закрытыми дверями. Сквозь стекло вагона мы видели, как примерно в 500-600 м медленно едут в гору Ургалкин со Светиком, но было очевидно, что они все равно не успеют: им требовалось еще как минимум минут 10. ..Продув тормозную систему, поезд тронулся... Срывать второй раз стоп-кран мы не решились: во-первых, если бы мы встали еще на 5 минут, этого бы все равно не хватило (кроме того, мы бы уже отъехали минимум на несколько сотен метров, которые нашим предстояло еще преодолеть по шпалам), во-вторых, не факт, что машинист открыл бы двери и, наконец, в поезде был наряд милиции...

Обессиленные и расстроенные, мы с Титовым молча сидели в пустом вагоне. Через некоторое время отзвонился Данил. Они с Зоей наконец поднялись на М5 и, не встретив там Ургалкина со Светой (которые поднялись 10 минутами раньше), поехали по направлению к Тлт. За ним и Зоей должен был приехать брат последней, хотя отчаянная девушка уже готова была ночевать где-нибудь в деревне или тормозить попутки на трассе. Еще через полчаса связались с Ургалкиным. Они сидели в придорожном кафе в полукилометре от станции. Дальше события развивались трагикомично. Через некоторое время группа сызранских ментов, глушивших в кафе водку после рыбалки, предложила Ургалкину отвезти его со Светиком и байками в Сызрань, откуда они смогли бы уехать на рейсовом автобусе. Они приняли это предложение, но им снова не повезло: на вокзале они были через 5 минут после того, как с него ушел последний автобус на Тольятти. Последняя маршрутка (пустая) тоже ушла буквально накануне. Ночевать на вокзале они не захотели и за 1 тыр. на такси поехали в тлт...

У Данила с Зоей все сложилось немного удачнее: примерно через полтора часа за ними приехал брат Зои и забрал их с байками.

Мы тоже доехали почти без приключений, не считая несвоевременной встречи с одной контролершей, которая знала нас как облупленных и по этой причине, видимо, испытывала сильную неприязнь, заставив нас испытать несколько неприятных минут... Впрочем по сравнению с тем, что выпало на долю остальных, это было сущим пустяком....

Вот такая история нашей неудачной покатушки, закончившейся вполне закономерным итогом, к которому приводит небрежное планирование и неумение вовремя принять правильное решение...

Итог: 68 км, средняя около 14 км/ч, около 5 часов в седле.

Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама Цены на обучение в атошколе Сургута
Rambler's Top100