Суббота 25 Февраля 2017г.

Велоотчеты 2005. Через Захару – 10–12.06.2005

Маршрут:
10.06. Тлт-Жигулевск-Бахилово-Б.Поляна-Зольное-Стрельная-Ботаничка (68 км)
11.06. Ботаничка-Б.Поляна-Валы-Молодецкий Курган (40 км)
12.06. Валы-Жигулевск-Тлт (35 км)

Автор отчета — Сергей Галанов AKA SeGal

Участники: Сергей Галанов AKA SeGal, Зоя Бартко, Алексей Мясников, Юля Спицына, Александр Ургалкин AKA Shaper.

Поскольку прошлый Захаровский слет нашей велокомпанией по различным причинам был практически проигнорирован, в этом году было принято единогласное решение туда поехать. После некоторых раздумий было решено отправиться с утра в субботу, переночевать на Кургане, а в воскресенье отправиться вдоль Усы на поиски полумифического «домика Хрущева», с дальнейшей ночевкой на южном берегу Волги где-нибудь в районе Лбища или Ермаков. Стоит сразу отметить, что практически ничего из намеченного (по разным причинам) осуществить не удалось…

Несуразицы начались уже в пятницу днем, когда, благодаря преждевременно закончившейся трудовой неделе, я предложил Зое отправиться в поход уже этим вечером. Собрав за какой-нибудь час все, что требовалось для 3-дневного бродяжничества, в районе 18-00 мы выехали через Зеленую зону в направлении Жигулевска. Конечной целью нашей пятничной поездки была гора Стрельная, посетить которую с начала сезона мы безуспешно пытались уже три раза. Поскольку подьем на гору должен был закончиться аккурат к закату, мы питали небезосновательные надежды избежать на этот раз нежелательной встречи с нашими заклятыми друзьями-лесниками…

Несмотря на небольшой традиционно-вечерний затор на плотине, мы преодолели 30 км от Нового города до Жигулевска всего за час. Поскольку в этот вечер нам еще предстояли забавы с путешествием по горам, было решено не тратить время на скакания по «козлиной» тропе, и отправиться из Жигулевска в Бахилову Поляну через радиозавод и дачи, заодно проверив, какой из двух путей быстрее по времени. Обычно дорога от ст. Могутовая до Бахиловой Поляны вдоль Волги (3 км по городу до Морквашей и 8 км по «козлиной» тропе и через лес) занимает часа полтора (обратно быстрее, иногда даже менее часа, особенно когда гонишь на последнюю электричку из Сызрани :)), теперь мы решили проехать с максимальной скоростью через радиозавод (эта дорога — 3 км по городу, 1 км через дачи, 3 км через поле до Бахилова, 1 км по деревне и 5 км спуска — немного длиннее). На этот раз мы преодолели ее примерно за час с небольшим, но стоит учесть, что мы гнали почти на пределе, средняя скорость была в районе 24-25 км. Спустившись по «малому Кавказу» из Бахилова в Бахилову Поляну, мы, не останавливаясь, понеслись дальше, подгоняемые более-менее попутным ветром. Еще 8 км, и мы в Зольном,

преодолев почти 50 км за 2 часа 20 минут. Средняя скорость составила около 23 км/ч. Мы даже немного помечтали на тему: «А не пересесть ли нам на шоссейники?» Кстати, дорога из Новика в Ширяево и обратно (если ехать через Жигулевск, М5, птицефакбрику и Бахилово) — свыше 80 км — излюбленная трасса для тренировок шоссейников, которые проезжают ее в оба конца за 4-5 часов. Впрочем, одного взгляда на гору над Зольным, на которую нам предстояло карабкаться, было достаточно для избавления нас от такой эйфории; наверное, было бы забавным посмотреть на 5-километровый спуск по разбито-каменистому гудрону «лосиной» тропы со Стрельной на узких шоссейных «трубках»… Тем не менее, справедливости ради, надо отметить, что воспитанники местного тольяттинского велоклуба достаточно резво носятся по лесу на своих монстрах, в том числе и зимой, перелопачивая рыхлый снег 32-мм клинчерами…

…Набрав в Зольном воды и немного отдохнув от 2-часовой гонки, мы потихоньку начали свой подъем на гору по едва заметной туристической тропе, начинающейся прямо за небольшим амбаром перед самым въездом в село; если не знать этого места наверняка, то наткнуться на начало тропы можно только случайно (сами мы ее открыли в обратном порядке — спустившись с горы вниз). Сам подъем (на высоту примерно 200 м) по достаточно крутой тропинке в сопровождении традиционного кровососущего эскорта занял минут сорок. Пофотографировав виды на Волгу и Зольное,

мы почти тотчас же отправились дальше, так как обилие комаров не давало никакой возможности остановиться — небольшой привал для нас означал неминуемый ужин для них… Продираясь сквозь кустарники и небольшие деревья, в изобилии растущие по хребту, мы постепенно углублялись в достаточно густой лес,

которым покрыта гора; тропинка, все чаще теряющаяся вплоть до полного порой, исчезновения, постепенно поднималась все выше по пологому хребту; сквозь густые деревья изредка пробивались лучи заходящего солнца.



Примерно еще около часа у нас ушло на преодоление 2 или 3 км по «захребетным» зарослям, пока, преодолев не одну дюжину упавших деревьев, зарослей кустарников, каменистых уступов и просто труднопроходимых дебрей, мы, наконец, не выбрались на гудронную дорогу, ведущую прямо к столбовой дороге на Стрельную. Дорога эта представляет собой ответвление, идущее прямо по хребту горы, вдоль которого мы собственно и карабкались от самого Зольного больше полутора часов. Примерно через километр-полтора этот гудрон выводит прямо на главную дорогу на Гору, до вершины которой остается несколько сот метров. Эта развилка служит главным ориентиром в наших поездках — именно там находится цепь, преграждающая дорогу машинам на Стрельную, и если эта цепь опущена, дальше можно уже не ехать — наверняка на Горе лесники.

…Проехав последние десятки метров по гудрону, мы с замиранием сердца свернули на главную дорогу, внимательно вглядываясь вперед; увы — раскованная цепь лежала на земле, недвусмысленно намекая нам, что впереди нас неминуемо ждет встреча с теми, кто ее расковал… В очередной, уже четвертый, раз нас постигла неудача… Конечно, все еще питая какие-то надежды, мы проехали вперед еще пару сотен метров, спустившись с заключительного перед Горой пригорка, но чуда не случилось — буквально в 40 м от начала собственно вершины Горы стояла машина. Выяснять, кому она принадлежит — лесникам ли, или их друзьям, или просто какой блатоте, решившей устроить ночную пирушку на самой высокой вершине в Самарской области, у нас уже не было ни желания, ни возможности — время перевалило за половину одиннадцатого вечера, и единственной причиной относительного света был тот факт, что мы находились на высоте свыше 300 м.

Смирившись, что и в этот раз нам не удастся побывать на Стрельной, мы решили не ждать возможного отъезда лесников с Горы (вряд ли они стали бы там ночевать, но вот просидеть там на лавочке, любуясь поздним закатом и распивая что-нибудь горячительное под убаюкивающий свет звездного неба до самого утра они вполне могли), а потому приняли единственно возможное решение — ехать дальше на Ботаничку (от которой нас отделяли 6-7 км) и ночевать там. Надо отметить, что, поскольку из снаряжения у нас были только легкие спальники и тонкие пенки, ночевка в лесу с комарами была исключена — единственным спасением от последних был привал на обдуваемой ветром вершине горы, в качестве которой (после неудачи на Стрельной) оставалась только одна Ботаничка…

Быстро промчавшись 2 км, отделяющих рукав, ведущий на Стрельную, от главной дороги по Хребту, мы выехали на последний, оживленно рассуждая на предмет нашего невезения (насколько оживленно можно было рассуждать, несясь по выбоинам старого гудрона на скорости 20-25 км/ч). Видимо это недальновидное прямом и переносном смысле) увлечение сыграло с нами злую шутку: заболтавшись в очередной раз, мы «зевнули» шум мотора и когда в 30 м увидели «морду» лесниковской «Нивы», разворачиваться и ретироваться в лес было уже поздно — нас заметили. Тем не менее, мы видимо были более психологически готовы к такой встрече; сделав «морду кирпичом», и стараясь выглядеть как можно более непринужденными, мы гордо проехали мимо ошалевших и молча сидевших в остановившейся машине лесников. О том, что это были они, недвусмысленно говорила их форма. Объехав «Ниву», мы припустили что есть мочи по относительно ровной дороге, подсчитывая на ходу, сколько времени понадобиться лесникам, чтобы доехать до ближайшей опушки и развернуться? Возможно, именно благодаря тому, что такой гемор не входил в их планы, они за нами не поехали, в противном случае нас ждала бы увлекательная гонка, в которой мы, скорее всего, вышли бы победителями — буквально через 300 м после «места встречи» начинался знаменитый 5-км спуск, на заключительном 3-км участке которого мы могли развить скорость до 40-50 км/ч, в отличие от наших 4-колесных друзей, чья подвеска не в состоянии справиться с каменистыми ухабами уже на 30 км/ч скорости. Разумеется, все данные проверялись эмпирическим путем, и далеко не каждый такой хронометраж заканчивался успешно Жертвы были с обеих сторон… Разумеется, оторваться от преследования на спуске нам бы не составило особого труда, но в таком случае нас ждала бы бесславная ночевка где-нибудь на берегу Волги, в компании голодных комаров, а потому мы весьма обрадовались тому факту, что лесники поехали дальше по своим делам, и не стали устраивать ночное сафари…

Подъехав спустя 10 минут к повороту на Ботаничку, мы с удивлением обнаружили, что шлагбаум, обычно закрытый на замок, открыт и тут; видимо лесники, что встретились нам на Хребте, побывали со своей «инспекцией» и на Ботаничке. Окончательно в этом нас убедили свежие следы шин на грунте. Впрочем, выбирать нам уже не приходилось, и проехав пару километров, мы поднялись на последнюю вершину, после которой шла уже знакомая наизусть тропа через колючки, крапиву и каменные глыбы на собственно Гору, которую мы с чъей-то легкой руки прозвали «каменный гребешок». Собственно, название это весьма точно отражает топографические особенности Большой Бахиловой горы, чья вершина на расстоянии действительно выглядит как каменный гребень, высота которого в некоторых местах достигает 6-7 метров.

Когда мы, наконец, добрались до места привала под железным флагштоком, часы показывали уже начало двенадцатого. Солнце, чьи последние лучи загоризонтным светом алели на тонущих в воде облаках, уже ушло.

Первые звезды смотрели на нас из раскинувшегося над Жигулями неба; казалось, сама атмосфера вокруг пропитана той таинственной аурой, чье непостоянное очарование может вспугнуть просто несвоевременное слово… Некоторое время мы молчали, завороженно вглядываясь в окружавшее нас спокойствие Природы; как редко, порой, нам удается остаться наедине с самими собой и Душой Мира, безмятежно и, отчасти, равнодушно взирающей на нашу бренную суету из озоновых дыр Неизменности… В такие мгновения, словно по волшебству разрывающие константы энштейновского мира фантасмагорией вечности, начинаешь постигать истинность Непреходящего. А может это только так кажется?

…С трудом стряхнув оцепенение окружающего, мы побрели устраивать свой нехитрый ночлег; 70 с лишним километров асфальта, гор и лесов преизрядно нас утомили… Благодаря открытому пространству и достаточно сильному на этой высоте ветру, комаров практически не было, нам даже не пришлось прибегать к услугам продукции легхимпрома.

Несмотря на заявленное накануне желание подняться не позднее 06:00 (для того, чтобы перехватить Ургалкина, Юлю и Алексея, стартовавших на Курган в субботу с утра), мы, разумеется, встали в полдевятого. Собравшись и наскоро позавтракав,

мы начали продираться сквозь заросли и камни

на гудронную тропу, по которой через полчаса спустились в Бахилову Поляну. Последние, кто нас провожал за границы Заповедника, были бабочки, в огромном количестве кружащие над разбитым гудроном тропы и садящиеся прямо на нас едва ли не на ходу …



Время перевалило за 09-00, и глядя на многокилометровый подъем в Бахилово, с которого мы за 5 минут спустились на скорости за 50 км/ч, мы поняли, что на 10-00 часовое рандеву в Валах, как мы условились с Ургалкиным накануне, уже не успеть. Тем не менее, мы достаточно быстро поднялись наверх и пользуясь полупопутным ветром резво покатили по дороге в направлении к птицефабрике).

Однако уже через несколько км, после очередного поворота дороги, ветер привычно задул нам в лицо, снизив скорость до 18-20 км/ч, которые с трудом удалось поднять только на периодически чередовавшихся спусках и подъемах на заключительном 10-километровом участке дороги от знакомого поворота на Зимник до выезда у Куриного монумента на М5.



В Валы мы приехали уже в 11:00, в надежде купить там сок в стеклянных банках, столь необходимый к тому количеству водки, что наверняка ожидало нас ночью на фестивале. Весьма кстати оказалось внезапное появление Андрея Овчинникова, приехавшего из Самары на машине; лежащие на заднем сидении останки байка недвусмысленно намекали на желание хозяина поучаствовать в предстоящем КК-кроссе в окрестностях Кургана. Договорившись с Андреем насчет доставки стеклотары на машине, мы отправились за соком в магазин, но, к сожалению там его не обнаружили. Разуверившись было вообще в этой затее, мы попрощались с Андреем, который торопился поскорее ознакомиться с трассой, и, как оказалось, зря — в соседнем магазине нас ждал вожделенный яблочно-абрикосовый сок, 3 литра которого мы честно тащили на собственном горбу еще 15 км до Кургана.

Приехав на Захаровский, мы достаточно быстро нашли велотусовку в составе почти доброй сотни участников,

тусующихся вокруг пары дюжин триалистов, прыгавших по огромным деревянным поддонам.

Зрелище действительно увлекательное. Впрочем, слишком долго глазеть без дела нам не пришлось. Все наши были уже здесь — Ургалкин, Юля и Алексей,

Титов, Данил и Зоя,

Артем,

Алекс Кофф,

места под палатки были заняты самими палатками и разного рода опознавательными знаками типа пенок и рюкзаков. Рядом стояла DH-бригада Коритича. Быстро скинув рюкзаки, мы искупались и отправились наблюдать за не менее интересным велособытием — соревнованием кросс-кантри. Три десятка участников под мудрым руководством мэтра местного КК-бомонда Анатолия Яркина,

самозабвенно нарезали 2 или 3 круг из положенных 10 на 1,4 километровом отрезке. Мелькали знакомые физиономии Титова,

Артема,

Овчинникова,

Бен-Ладена,

Дэна,

пронеслась пара вазовских ветеранов, в одном из которых, на легком марафонском двухподвесе, узнал Г. Юнака, активного участника многих соревнований… Через некоторое время подъехал Алес с парой девушек, немного задержавшись из-за внепланового опоздания электрички.

Соревнования шли в нешуточном темпе, достаточно сказать, что Артем, не самый хилый из участников, тем не менее сошел с дистанции на 6-м круге, видимо сказались редкие в последние месяцы тренировки и неосторожно распитый буквально за пару часов до этого коктейль…

Не дождавшись конца соревнований, я отправился на волейбольную поляну, отдать дань еще одному традиционному виду спорта на Захаровском слете. Впрочем, сыграть удалось лишь одну партию за знакомую команду, да и то против нереально слабого противника, пропускавшего порой по 4-5 подач подряд… Договорившись о продолжении игры вечером и утром, я отправился в лагерь предаваться сибаритству в форме купания и загорания. Зоя в это время старательно клеила камеру, которую она умудрилась проткнуть во время спуска с Кургана вместе с лихой компанией Коритича. Чтобы добраться до моего ремнабора в подседельной сумке байка, заставленного даунхильными монстрами, ей пришлось изрядно постараться.

Впрочем, поучаствовать в вечерних (равно как и ночных и утренних) играх мне уже не пришлось. Внезапно возникшие сложности заставляли вернуться в Город. Несмотря на упрямые уговоры Ургалкина остаться, я в компании Алексея, Ургалкина и Алексея Шаталина отправился в направлении Валов, намереваясь профилонить оставшуюся дорогу на электричке. Остальные отправились в тот самый магазин пополнить запасы сока…

…Из-за нового расписания, стыковок утренних и вечерних электричек на самарском и сызранском направлении больше не было и, приехав в половине восьмого на Жиг. море, я с грустью посмотрел вслед электричке, ушедшей за несколько минут до приезда сызранской в направлении Тольятти… Оставшиеся 20 км до Нового города пришлось преодолевать по Зеленой зоне, карабкаясь в нудные тягуны, особенно в первой трети маршрута до Портпоселка…

На следующий день, созвонившись с Зоей и Алексеем и по голосу последних предположив самое худшее, я договорился встретиться с ними в Валах в районе 13-00, куда планировал добраться на электричке от Жигморя до Отваги. Дальнейшие наши планы, которые еще накануне блистали от перечня топонимов и сотен километров маршрута, оказались подвешенными в воздухе; надежды на то, что после грандиозной гулянки на Кургане кто-то захочет ехать куда-либо еще кроме как до ближайшего комка с пивом, были весьма призрачны. Добравшись наконец до Валов и осмотрев немного усталые, но вполне живые физиономии Зои и Алексея, я выслушал душещипательный рассказ о произошедших за эту знаменательную ночь событиях. Юля, как и я, покинула нашу дружную компанию рано утром в вск, отправившись в Жигулевск, где ее ждали друзья, с которыми она и отбыла на Грушу. Титов и Кофф, утомленные соревнованиями, и равнодушные к искушениям ночной жизни слета, едва ли не самыми первыми отправились спать. Самым лихим участником тусовки оказался Ургалкин, с воодушевлением участвовавший практически во всех аспектах происходящего, от ночного спуска с Молодецкого кургана на 22* КК-раме и контактных кранках до чуткого сна на природе в компании Артема и приблудной барабанщицы, отбившейся от своего вокально-инструментального братства… Впрочем, еще до того благословенного момента, когда утренняя усталость сморила чуткое сердце героя, его неуемная натура повеселилась вовсю, требуя «водки и действий». И того, и другого, судя по рассказам выживших очевидцев, было достаточно… Во всяком случае, испуганная такой широтой души, Зоя не рискнула оставаться на ночь в гостеприимно предложенной Ургалкиным палатке, справедливо полагая, что «пьяному море по колено», и утомленный Александр мог ночью ее просто не заметить… А потому отправилась ночевать в 3-ку Юли, где уже теснилось четверо человек… Одним словом, все повеселились на славу. Кроме всего прочего было бы несправедливым, видимо, не упомянуть о таких достойных событиях в культурной жизни слета, как ночной концерт и феерические прыжки триалистов по горящим поддонам, которые, им, видимо, очень не хотелось везти обратно…

Утром, едва проснувшись и обнаружив в одной куче спящих Ургалкина, Артема, барабанщицу и барабан, Зоя с Алексеем покинули этот полуостров похмельной скорби, отправившись досыпать на противоположный берег, прежде чем ехать на наше рандеву в Валах.

Созвонившись еще раз с ребятами, я, вновь воспользовавшись услугами российских железных дорог в лице самарской эл-ки до Отваги, прибыл в Валы в районе 13-00, где уже полчаса отходили с Зоей и Алексеем — единственные, кто нашел в себе силы предпринять в оставшиеся выходные хоть како-то подобие похода. Ургалкин, после ночной эпопеи думал только о скорейшем возвращении домой; Артем было попытался поехать с нами, но в последний момент передумал. Больше желающих не нашлось.

Поглядев на состояние Зои и Алексея, я понял, что нашим грандиозным планам (было желание проехать по маршруту Валы-Солонцы-Винновка-Шелехметь-Рождествено-Ширяево-Жигулевск с ночевкой в районе Морквашей) не суждено сбыться… Максимум, на что были согласны уставшие товарищи — добраться до Жигулевска и, отдохнув там на пляже, заночевать в его окрестностях на одной из Морквашинских горок.

Отдохнув еще немного, мы понуро покатились вниз по М5 в направлении Александрова Поля и ст. Отвага, обогнув которые, выехали на старую дорогу в Жигулевск. Проезжая мимо невесть откуда взявшихся озер в окрестностях Александрова поля, мы завернули на одно из них

покупаться в теплой и мутной воде. Позагорав на солнце, мы отправились дольше в Жигулевск по длинному пологому спуску, ведущему в город.

Прежде чем отправиться на пляж, мы некоторое время поколесили по Жигулевску в поисках воды, найдя последнюю в живописной часовне с родником, спускающимся прямо с Жигулей.



Набрав полные фляги воды, которая должна была понадобиться нам во время ночевки на горе, мы отправились вниз по направлению к морквашинскому пляжу. Впрочем, пляж, это громко сказано — груда камней вдоль берега на протяжении нескольких сотен метров, через которые мы обычно перетаскиваем байки, когда срезаем дорогу от ГЭС вдоль берега до Морквашей — не очень-то тянет на гордое наименование пляжа… Однако так было лишь до этой весны. То, что открылось нашему взору, не могло не удивить. Перед нами раскинулась самая настоящая набережная в миниатюре, с мощеной плиткой мостовой, чугунными фонарями и пирилами, красиво огибающая прибрежную полосу пляжа.



Последний в свою очередь никоим образом не был похож на прошлогоднее нагромождение валунов и щебня; на месте каменистой бухты раскинулся самый настоящий песчаный пляж.





Позагорав и искупавшись в холодной волжской воде, мы еще некоторое время провели на пляже в разговорах, время от времени выпивая по чашечке кофе, заваренному благодаря предусмотрительно захваченной газовой горелке. Время постепенно шло к вечеру. Нужно было принимать окончательное решение — оставаться ночевать на одной из живописных гор, окружавших Моркваши



или возвращаться в Город. После недолгих раздумий был выбран последний вариант; все же усталость последних дней взяла свое, и всем в глубине души хотелось провести очередную ночь не в компании комаров на жестких камнях, а в домашнем уюте… Быстро собрав свои пожитки, мы достаточно резво покатили в объезд Жигулевского карьера в направлении ГЭС, после пересечения которой мы с Зоей у речпорта сели на троллейбус до Нового города, а Леха, у которого случился очередной приступ сил, буквально за 25 минут промчался 15 км до Новика через зеленую зону….

Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама
Rambler's Top100