Велоотчеты 2005. Гонки с егерями – 27–28.05.2005

Опубликовано: 2010-04-23 02:03:55

Маршрут (максимальный): Жигулевск — радиозавод — Бахилово — Овраг — Ширяево — Б.Поляна — Ботаничка — Хребет — Зольное — Ширяево — Верблюд — Гаврилова — переправа — 151 км. км.

Автор отчета — Сергей Галанов AKA SeGal

Участники: Сергей Галанов AKA SeGal, Анна Кагальняк, Александр Ургалкин AKA Shaper, Света Нам, Юля Спицына, Зоя Бартко, Алексей Мясников.

Вдохновленные последней поездкой через Овраг и запомнившейся ночевкой на Ширяевской горе, мы решили в очередной раз совместить эти два удовольствия. Ввиду достаточно большой компании (отправиться в очередной поход изъявили желание 7 человек), пришлось изрядно потрудиться над планом поездки, увязывая разнообразные интересы и ограничения участников. В результате предварительный план (кстати, реализованный практически полностью) выглядел следующим образом. Первая четверка участников: я,

Анна Юля и Леха

впервые отправившийся в подобный поход, выезжаем с утра на электричке до Жигулевска, откуда через радиозавод и Бахилово едем через овраг в Ширяево и далее возвращаемся по асфальту в Бахилову Поляну, где встречаемся с

Ургалкиным - и Светиком -

(куда они приезжают днем и загорают в ожидании нас), и поднимаемся на ночевку на Ботаничку. Столь экзотический план был связан с теми обстоятельствами, что, во-первых, Юле необходимо было вернуться в вск. в Тлт в первой половине дня, во-вторых,

Зоя -

могла приехать только поздно вечером в субботу и подняться к нам на Ботаничку, ну и в-третьих, несмотря на отчаянные призывы Светика «проехать за 2 дня 300 километров», Ургалкин наотрез отказался поощрять такие разнузданные фантазии и выезжать вместе со всеми с самого утра, предпочитая поваляться на пляже в Б. Поляне. пределившись таким образом с маршрутом (который в силу компромиссности таил в себе немало сложностей, в чем нам вскоре и пришлось убедиться), а также найдя палатку для четверых человек, я, Анна, Юля и Алексей отправились на автозаводский ж/д вокзал. Поскольку Леха впервые ехал в велопоход с ночевкой, пришлось внести некоторые коррективы в его снаряжение, которое состояло из небольшого 15-л рюкзачка и огромного, раза в 2 больше спальника. В итоге вместо небольшого заплечника Леха тащил 12-килограммовый 38-л рюкзак Анны, а свой спальник под нашими гневными взглядами вообще был вынужден оставить у Юли, т.к. везти его с собой не было никакой возможности. Несколько ошеломленный таким изменением массогабаритных характеристик в самом начале похода, он, тем не менее, мужественно мирился с этим рюкзачным счастьем, объем и вес которого на протяжении похода только увеличивался. Девушки же отделались легкими рюкзачками, что не могло не сказаться на их настроении и скорости передвижения.

Добравшись до вокзала, мы погрузились в традиционную 8-часовую эл-ку до Самары, с которой благополучно пересели в Жиг.море на сызранскую и прибыли в Жигулевск в начале десятого. Погода стояла прекрасная; светило солнце и несмотря на обещанный синоптиками вечерний дождь, небо было безоблачным. Дул приятный попутный ветер; в отличие от покатушки недельной давности не было той удушающей жары, что превращает порой поездку в сомнительную борьбу с природой и самим собой.

Быстро проехав радиозавод и дачи, мы добрались до Бахилова и, свернув анправо от деревни, бодро покатили до поворота на грунтовую дорогу, которая ведет к въезду в Овраг. На этом самом повороте нам повстречалась группа студентов тольяттиской академии управления, занимающихся не то спортивным ориентированием, не то бегом с препятствиями, которые налегке собирались совершить 40-км марш-бросок через весь овраг в Ширяево. Подивившись такому хобби, мы пожелали студентам успехов и резво покатили по грунтовке вдоль березовой лесопосадки, которая вела к въезду в Овраг. Въезд этот представляет собой 4-км дорогу с большим количеством разбитых глиняными колеями спусков и подъемов, которые, петляя в тенистых зарослях леса, ведут по направлению к Оврагу. В этих местах даже в самую сильную жару можно встретить лужи, полные грязи и комаров, причем последние набрасываются мгновенно, стоит только остановить байк. Принимая во внимание этот биологический фактор, мы старались проехать вход в овраг (который Ургалкин называет одним нелицеприятным словом, ассоциирующимся у него с тем самым местом, на котором байкер проводит большую часть в седле) как можно быстрее. В результате, несмотря на то, что Анна ехала достаточно медленно (по причине достаточно тяжелого байка и неприятных воспоминаний о недавнем падении), мы приехали к Озеру в начале Оврага уже в 11-30, что было достаточно хорошим показателем.

Озеро очень красиво; длиной 100-130 м и шириной около 30, оно естественно вписывается в излучину Оврага, отражая в своих темных водах тени прибрежных деревьев. Вода здесь всегда теплая, т.к. верхний слой неподвижной воды нагревается на солнце очень быстро. Кроме огромного количества лягушек, чей нестерпимый вой делает ночевку вблизи озера практически невозможной, здесь водится и рыба, отведать которую хотелось уже давно и идея заехать сюда с небольшой удочкой не оставляет меня и по сей день. Происхождение озера малопонятно; кроме дождевой воды и талого весеннего снега, главную роль в его образовании и сохранении наверняка играют подземные воды, во всяком случае, года 3 назад весной, проезжая как-то раз мимо, мы видели его почти в таких же границах, несмотря на плавающий возле берега лед.

Несмотря на постепенно усиливающуюся жару, желание искупаться в озере выразила лишь одна Юля, остальные, расположившись в тени деревьев, потихоньку поглощали запасы съестного. Впрочем, долго отдыхать нам не приходилось, т.к., не зная, с какой скоростью мы сможем проехать маршрут по Оврагу, мы предпочитали иметь некоторый запас времени. Не прошло и 15 минут, как мимо нас «весело звеня карабинами», пронеслась стайка бегунов-пешеходов, которых мы так картинно обогнали на въезде в Овраг. Потрясенные столь постыдным происшествием, мы быстренько собрали свои пожитки и отправились далее, в очередной окончательный) раз обогнав пешеходов.

Дорога в овраге не сильно изменилась за прошедшую неделю; все та же невысокая и еще не вытоптанная трава, скрывающая небольшие кочки и ямки, не давала нам, несмотря на попутный ветер, ехать быстрее 12-14 км. Впрочем, и этой скорости оказалось достаточно, и спустя некоторое время мы уже проехали Кордон и повернули по направлению к Каменной Чаше. Вокруг нас в воздухе и особенно внизу, на земле, постоянно кружилось огромное количество бабочек, особенно красиво смотревшихся на серо-зеленой поверхности дороги.

Кроме бабочек нам на глаза попалась и змея,

за которой, в тщетной попытке идентификации, гонялся Леха. Не обнаружив у пресмыкающегося традиционных оранжевых пятен, который позволили бы безопасно взять его в руки в качестве обыкновенного ужа, мы решили не рисковать хватать за хвост того, кто мог оказаться детенышем гадюки… Солнце постепенно начало скрываться за наползающими облаками, и жара стала спадать. Во всяком случае ехать в этот раз было гораздо комфортнее, чем неделю назад, когда стояла безветренная погода и 30-градусная жара. Вновь проехали то место в Овраге, где, как и неделю назад, ржавел остов «Запорожца»;

видимо, уберут его отсюда не скоро, а сам он превратится в ржавую труху еще позже…

Примерно в 13-30, проехав за 3 часа 30 км по Оврагу, мы подъехали к Каменной Чаше, которую из 4-х человек трое не видели ни разу. Гордый выпавшей мне почетной миссией экскурсовода, я с воодушевлением повел всех по тропинке в горы, где через пару сотен метров находился знаменитый родник и часовня.

Однако невероятное количество голодных комаров не позволило нам получить подлинное удовольствие от нахождения в этом таинственном и удивительно спокойном месте; едва набрав чистой ключевой воды, мы поспешили спуститься вниз по тропе и отправились далее в Ширяево, до которого оставалось еще полчаса езды. Несмотря на постепенно снижающуюся дорогу, мы ехали не торопясь; времени было достаточно много, и в Ширяево мы приехали в 14-30, гораздо раньше запланированного. Закупившись в местном магазине

кефиром, мы отправились на местный пляж у ширяевского пруда, где, как и неделю назад, провели около часа, купаясь и загорая под лучами периодически выходящего из-за облаков солнца.

Наконец пришло СМС от Ургалкина, который со Светиком уже загорал в Бахиловой Поляне. Сообщив им свое предположительное время приезда, мы неторопливо отправились по асфальту по направлению к Б. Поляне. Ветер, в отличие от прошлой поездки (когда мы пронеслись 25 км быстрее чем за 1,5 часа), был встречный и потому наша скорость редко превышала 16-18 км/ч. Юля с Лехой, несмотря на огромный рюкзак последнего, только увеличившийся от запаса воды, постоянно отъезжали вперед; мы с Анной неторопливо ехали следом, вспоминая прошлогодние маршруты по знакомым местам, где каждый поворот нес свое, незабываемое значение…

В районе Солнечной Поляны, вновь созвонившись с Ургалкиным и выяснив, что в бахиловском сельпо нет столь любимых нами соков в стеклянных банках, мы закупили 6 литров виноградного и яблочно-персикового напитков, с трудом распихав их по имеющимся бутылкам, термосам и флягам, ради чего нам пришлось вылить весь имеющийся запас воды. Впрочем, воду мы намеревались набрать в Б. Поляне, где она, по уверениям Ургалкина, имела место быть; наученный горьким опытом прошлой поездки (когда мы, по причине отсутствия воды в бахиловских колонках, были вынуждены отправиться в 40-км путь по оврагу всего лишь с 1,5 л запасом воды), я специально заставил Санька проверить давление в колонках. Узнав, что вода все же есть, я позвонил Зое, которая должна была приехать в Б. поляну в районе 21-00 и привезти с собой на всякий случай 3 л воды, сообщим, что воду можно не брать. Однако судьба, видимо решившая, что удачная часть нашей поездки подходит к концу, решила подшутить над нами повторно: едва проехав Зольное — последнее место, где мы могли в случае непредвиденных обстоятельств набрать воду, как вновь позвонил Ургалкин, замогильным голосом сообщивший, что вода, еще полчаса имевшая место быть в колонках, теперь там отсутствует. Разумеется, он ее и не подумал набрать… Вырисовывалась забавная ситуация — на 6 человек, готовившихся к подъему и ночевке в горах, у нас было 6 л сока и немного воды… Пришлось вновь звонить Зое, которая еще не выехала из города с повторно-дебильной просьбой вновь взять с собой воду. Впрочем, это в любом случае не решило бы проблемы и мы направились на поиски воды. Безуспешно обойдя несколько домов, мы наконец нашли небольшую трубу с краном на одном из участков в 10 м от здания не чего иного, как Жигулевского государственного заповедника. Бесстрашно набрав воду едва ли не на виду лесников, мы направились на пляж, т.к. магазин был закрыт на перерыв. Позагорав и перекусив немного на пляже, мы наконец поднялись, понукаемые одуревшим от нескольких часов сидения Ургалкиным и направились в магазин за водкой, где беспечно обсуждали дальнейшие планы подъема и ночевки на Ботаничке. Видимо воспоминания двухлетней давности, когда за нами гонялся целый взвод лесников, немного поутихли в нашей с Саньком памяти; остальным же только еще предстояло с ними (сначала лесниками, а затем и воспоминаниями) познакомиться…

Надо сказать, что в этот момент возникли определенные разногласия относительно выбора места ночевки. После 90 км пути по Оврагу и асфальту наша группа несколько подустала и несколько скептически рассматривала необходимость 5 километрового подъема в гору в теплой компании комаров. Кроме того, Юля, планировавшая рано утром возвращаться через Жигулевск, также стала склоняться к проскочившей идее заночевать где-нибудь на берегу Волги недалеко от деревни, куда, кстати, было бы гораздо проще доехать и Зое. Уже колебался относительно необходимости подъема и Санек, который был согласен на ночевку внизу, но непременно в собственно Заповеднике, а вовсе не на Волге. И лишь одна Света, едва ли не со слезами на глазах уговаривала всех лезть на гору. Поняв, что ничего путного из дальнейших метаний не выйдет, я рискнул взять на себя всю ответственность и положил конец вялым переругиваниям, объявив что несмотря на все, ночевать мы будем как и планировалось ранее на ботаничке. Ошарашенные такой новостью Анна, Юля и Леха, которые уже предвкушали легкую дорогу вдоль Волги к долгожданному привалу, понуро забрались в седла и какое-то время молча ехали сзади, видимо пытаясь осознать, что же их ждет впереди. Лишь одна Света лучилась счастьем, весело крутя педали впереди всех.

Решив не дожидаться, как первоначально планировалось Зою в Б.Поляне, я решил подняться вместе со всеми на ботаничку и спуститься вниз уже налегке; оторвавшаяся ручка 5-л бутылки с водой которую я вез с собой и забрать которую теперь уже не представлялось никакой возможности, лишь укрепила меня в этом намерении. Объехав опасный поворот на дорогу, ведущую к горе, мы пробрались сквозь тишину и сумрак кладбища, выйдя к лосиным воротам на безопасном расстоянии. Начав подъем в районе 20-00, мы преодолели 5 км, отделяющих от Ботанички менее, чем за час. Пока мы с Анной неторопливо поднимались позади всех, Ургалкин успел произвести рекогносцировку на каменистой вершине горы, на предмет возможности установки там 2 достаточно больших палаток. Вернувшись с гребешка, Санек сказал, что места для 2 палаток там нет и вдобавок сильный ветер, а посему придется возвращаться 500 м обратно и вставать на поляне под вышкой.

Оставив там свой рюкзак и захватив пару фонарей, я отправился налегке вниз по лосиной тропе встречать Зою. Однако не успел я отъехать и полкилометра, как позвонила Зоя и взволнованным голосом сообщила неприятную новость. Буквально в нескольких метрах от поворота с Ширяевской трассы на дорогу, ведущую к лосиным воротам, ее на машине подрезали пьяные лесники и устроили допрос с пристрастием, выясняя, куда она направляется, и не видели ли группу велосипедистов, т.е. нас. Несмотря на падение из-за пьяной выходки лесников, Зоя мужественно хранила тайну своего появления и нашего исчезновения, прикинувшись местной. Отстав от нее, лесники поехали по направлению к воротам с явным намерением отправится на наши поиски. Позвонив Ургалкину счастью на Хребте практически везде есть достаточно устойчивый сигнал в сети), я настоятельно рекомендовал ему сворачиваться и уходить с поляны под Вышкой (куда вела автодорога) назад на Гребень горы и пытаться установить палатки там (куда, при всем желании, лесники ни за что бы не полезли — 100 м по непролазному лесу сменяются еще несколькими десятками метров по скалам и валунам, по которым с трудом можно карабкаться и пешему человеку, нам же предстояло тащить там рюкзаки и байки). Получив подтверждение Санька, что они отправились на Гору, я начал спуск вниз, надеясь, что Зое удалось проскользнуть незамеченной мимо лесниковского кордона у лосиных ворот. К счастью, все вышло именно так; спустившись почти до конца, я встретил исцарапанную и уставшую Зою, которой пришлось через лес обходить ворота, с растяжением ноги продираясь сквозь непролазную чащу. К счастью, лесники видимо были слишком пьяны, и захотели подниматься наверх в поисках нас. Это давало нам время спокойно подняться наверх, что, практически в потемках, мы и осуществили. К сожалению, забрать 5 л канистру с водой, оставленную нами в районе кладбища, уже не представлялось никакой возможности. Впрочем, с учетом привезенной Зоей 3 л у нас еще оставалось не менее 1,5 л на человека, что, с учетом почти 7 л сока и 1,5 л водки должно было удовлетворить наши потребности в жидкости.

Поднявшись на хребет и доехав до Ботанички, и забрав мой рюкзак, который Ургалкин, видимо опасаясь лесников, тщательно замаскировал в траве, мы, уже практически в потемках (время было за 22-30), преодолев каменно-лесные джунгли Ботанички, наконец поднялись на гребень горы, где обнаружили наш лагерь, разбитый на этот раз чуть ниже самой высокой точки, где стоит небольшой железный флагшток в виде пирамиды. Несмотря на первоначальный скептицизм Ургалкина, места там хватило вполне, вдобавок, благодаря достаточно сильному ветру, комаров практически не было. Пока мы разгружались и переодевались, костер, заботливо разведенный Саньком уже горел и, несмотря на то, что наш лагерь прекрасно просматривался снизу с лосиной дороги, мы устало уселись вокруг в ожидании горячего ужина. Впрочем, нетерпение некоторых участников было столь велико, что горячее они стали принимать внутрь немедленно и в форме самой что ни на есть горячительной — т.е. водки с соком, что вызвало традиционное недовольство Санька, требовавшего есть «мух отдельно, котлеты — отдельно», т.е. по очереди. Но есть кроме Сашки и Светика практически никто не хотел, и перекусив наскоро купленными в Бахиловой Поляне сардельками, мы продолжили соко-водочную вакханалию, продолжению которой помешал так некстати начавшийся дождь. Несмотря на известную усталость, мы наверняка просидели бы у костра еще долго, но в этот раз всем пришлось ретироваться в палатки уже в начале первого. Посидев еще некоторое время в достаточно вместительной Юлиной палатке, и послушав музыку в нехитром исполнении карманного компьютера, мы, наконец, отправились спать, надеясь, что прогноз оправдается и завтра дождь все же кончится. особенно переживала на этот счет Юля, т.к. перспектива вставать в 05-00 утра и спускаться под дождем в Б.Поляну, а затем ехать по грязной козлиной тропе в Жигулевск, улыбалась ей меньше всего.

Несмотря на продолжительный, хотя и не столь сильный, как обещал прогноз (вплоть до грозы) дождь, спать он практически не мешал, чего нельзя сказать о самой Горе, которая, как мы ни старались в установке палаток, не сильно была приспособлена для последних. Поэтому ночь многие из нас провели в периодических перемещениях с боку на бок, постоянно скатываясь в самый нижний и сырой угол, который, разумеется, достался Анне. И хотя я предоставил в ее распоряжение теплый и толстый спальник и пенку, она постоянно прижималась ко мне, несмотря на достаточно теплую (12-14 градусов) ночь. Впрочем, утром причина была найдена столь же быстро — она просто постоянно отползала от мокрого и наклонного угла палатки; sic transit gloria mundi :)). Несколько хуже было положение Лехи; оставив спальник в городе, и имея в своем распоряжении лишь футболку и водолазку, он испытывал определенный дискомфорт, пережить который ему помогали моя велокуртка и Юлин спальник; кроме того, их угол палатки был выше нашего и единственным неприятным моментом оказался острый камень, вокруг которого, в буквальном смысле этого слова, и спал Леха, страясь придать своему измученному рюкзаком телу соответствующую форму…

Пробуждение пришло к нам вместе с будильником Юли в 05-00 утра; едва открыв глаза, мы поняли, что дождь, уже практически закончившийся, шел всю ночь, и выходить наружу ей конечно не хотелось. Приняв соломоново решение поспать еще часок — «авось там все подсохнет», мы отправились досыпать вплоть до 08-30. К этому времени уже вышло солнце, и ясная погода давала нам определенные надежды на то, что дорога успеет подсохнуть, т.к. из 7 человек, прогнозом погоды и, соответственно, крыльями, озаботился лишь я. К счастью, нашим надеждам суждено было сбыться практически в полном объеме; к 10-00 часам утра, когда все, немного усталые, но довольные, уселись вокруг костра допивать еще изрядный запас сока, погода вовсю радовала глаз — было очевидно, что весь день будет солнце.

Пофотографировав уже знакомые всем до боли пейзажи,

мы, наконец, принялись за сборы палаток, которые, благодаря достаточно сильному ветру, смотрелись весьма живописно.



Собрав палатки и рюкзаки, а также приведя в относительный порядок байки Лехи начал барахлить передний переклюк), мы наконец начали постепенный подъем на Ботаничку, откуда нам предстояло добраться по хребту до спуска в Зольное. Немного отстав с Анной по дороге с Ботанички до главного Хребта, мы уже никого там не застали и, решив, что встретимся со всеми перед спуском в Зольное, не торопясь, покатили по Хребту. Время приближалось к половине двенадцатого и казалось, что нашим планам перемещения в Зольное и далее через Ширяево на Верблюд и далее на Гаврилову поляну, ничего не угрожает. Однако проехав через пару-тройку км поворот на Стрельную и не застав никого, мы с Анной начали испытывать смутное беспокойство. Стала вырисовываться опасная картина того, что часть нашей беспокойной компании в лице Лехи, Зои и Юли могли спуститься в Зольное самостоятельно, тем самым выдав наше местоположение и подвернув риску быть пойманными остальных. Раздавшийся через минуту звонок от Ургалкина укрепил нас в этом подозрении — Санек со Светиком сидели в кустах в километре перед нами и предупреждали о том, что в нашем направлении едет машина с лесниками. Также спрятавшись в кусты, через несколько минут мы услышали шум мотора. Однако, остановившись буквально в дюжине метров от нас, машина развернулась и поехала обратно, о чем мы тут же оповестили Ургалкина. Выходить на дорогу было теперь уже опасно — очевидно лесники раскатывали тут именно в поисках нас. Через несколько минут вновь позвонил Санек, и снова мы услышали шум мотора. На этот раз 2 машины проехали мимо и получив координаты Ургалкина, мы вылезли на дорогу и понеслись вперед что есть сил. Через несколько минут страшная фигура Ургалкина, способная напугать даже пьяных лесников, выскочила на дорогу из кустов как, видимо, выскакивает абрек из «зеленки» на какой-нибудь гуманитарный конвой… Узнав от него, что Юля и Зоя уже уехали вперед и видимо спустились в Зольное одни, мы, проклиная их опасную торопливость, поспешили по направлению к спуску в Зольное, до которого оставалась пара сотен метров. Однако слуховая галлюцинация шума мотора, некстати посетившая Ургалкина, вновь бросила нас в ближайшие кусты. Убедившись в течение нескольких минут в том, что Саньку пора к психиатру (проще говоря — показалось), мы резво покатили по 3-км асфальтовому спуску в Зольное, периодически оглядываясь назад, видимо терзаемые тайным желанием встречи с горячо любимыми персонажами. Спуск длился каких-нибудь 5 минут и перед последним поворотом, за которым находился шлагбаум, наша четверка остановилась произвести разведку, которая заключалась в периодическом высовывании головы Ургалкина из-за поворота. Полученные таким образом разведданные повергли Санька в шок — шлагбаум, оказывается опущен (странно было бы ожидать обратное, помнится, 2 года назад в сходной ситуации это не остановило Коритича, который его едва не сломал, продемонстрировав караулившим его там лесникам всю гамму обуревавших его чувств) и там целых ДВА лесника! Посмеявшись над мнимой опасностью, мы просто подъехали к шлагбауму и нагло поздоровавшись с дедком, сидевшим на завалинке, пролезли под опущенной стрелой. Дальнейшая дорога уже не относилась к территории заповедника и Анна даже попробовала испросить разрешения грубо отматерить столь мифических (практически она их и не видела), но столь напугавших всех лесников…

Набрав в Зольном воды, мы подъехали к магазину, где застали всех в полном сборе и, наконец, выслушали душещипательные истории остальных участников. Как оказалось Леха, ехавший самым первым, и стал пионером встречи с хранителями гор — едва выехав с Ботанички на главный хребе, и столкнувшись с лесниками нос к носу он, поскольку прятаться было уже бесполезно, тут же рванул вниз по лосиной тропе по направлению к Б.Поляне, причем с такой скоростью, что едва выжимавшие на спуске 25-30 км/ч лесники тут же потеряли его из виду. Промчавшись мимо лосиных ворот, Леха выбрался на Ширяевскую трассу и, не долго думая, рванул по асфальту в Зольное, справедливо полагая, что так или иначе встретится с нами там.

Зоя и Юля, также не отличающиеся склонностью к медленной как оказалось осторожной езде), вырвались на оперативный простор чуть позже Лехи, мужественно увлекшего за собой лесников, и помчались по Хребту по направлению в Стрельной и далее к спуску в Зольное, на самом подъезде к которому также имели счастье встретиться с лесниками. Заметив их чуть раньше, чем Леха, девчонки сиганули в кусты, наивно надеясь отлежаться. Что, впрочем, им почти и удалось, но, к сожалению, успев спрятать себя, они уже не успевали хорошенько укрыть байки, и лесники их заметили. Подойдя почти вплотную к затаившимся девушкам, прикольные хранители леса долго прикалывались над Юлей и Зоей, смоля сигареты прямо над ними. Впрочем, и на этот раз нашим девушкам все сошло с рук; позубоскалив и постращав немного штрафами, лесники отпустили их с миром, сделав вид, что поверили их байкам прямом и переносном смысле).

У того же магазина в Зольном мы встретили Михаила Пантина и Вовчика Мельникова, возвращавшихся в компании малознакомого субъекта после ночевки в Овраге. Постояв еще немного и посадив Юлю в весьма кстати подвернувшийся ширяевский автобус до Жигулевска, мы, наконец, покатили дальше в направлении Ширяево, подгоняемые попутным ветром. Время уже подходило к 13-00, и нам очень хотелось достичь Верблюда хотя бы к 14-30, чтобы иметь возможность еще с часок позагорать и полазить по горам. Промелькнула Солнечная Поляна,

Богатырь,

пристань перед въездом в Ширяево

и вот мы уже на улицах деревни).

Наскоро закупившись в деревенском магазине, мы продолжили свой путь в направлении Верблюда,

куда и приехали даже чуть раньше намеченного времени.

Расположившись на привал прямо под самой горой, мы принялись поглощать остатки соко-водочной продукции и горячей пищи, благодаря предусмотрительно заваренным с утра термосам. Лезть на Верблюд изъявили желание только никогда здесь не бывавшая Зоя

и Леха. Пока они наслаждались красотами гор, мы старательно кормили «верблюжих» комаров, загорая на несильном, но вполне сносном для загара солнце. Особенно старалась Анна, пытаясь избавиться от довольно забавного загара на руках, оставшегося от велоперчаток. Вернувшись с верблюда и искупавшись в Волге, Леха и Зоя присоединились к нашей пляжной компании.

Время приближалось к 16-00; до эл-ки от 151 км, куда мы планировали перебраться на моторке из Гавриловой поляны, оставалось чуть больше 2 часов. Узнав у проезжавших мимо самарских байкеров, что переправа функционирует, мы направились через турбазу и козлиную тропу далее. Однако некоторая торопливость, с которой мы перемещались по козлиной, принесла свои не слишком желанные плоды — на одном из опасных участков Леха, влекомый тяжелым рюкзаком и вдобавок не спущенным седлом, улетел вниз на 5 или 6 метров, чудом зацепившись за небольшое дерево и не остановившись буквально в метре от опасных камней на берегу. Смазав неопасные, хотя и болезненные ссадины Лехи, мы отправились дальше, уже с большей осторожностью объезжая опасные коряги и камни. Наконец преодолен последний подъем

в самом конце козлиной тропы и мы выехали на финишный отрезок пути до Гавриловой поляны, где нас догнал Дэн, в одиночку преодолевший свыше 115 (по состоянию до Гавриловой) км (фото 023). Напоив его еще теплым чаем и поделившись впечатлениями, мы на 2 лодках

переправились в район Красной Глинки, откуда, с трудом преодолевая сильный встречный ветер, покатили через Волжский на станцию. Встречная авария

напомнила нам о бренности земной жизни и, возможно, заставила задуматься Леху, который недоумевал, зачем нужен шлем в городе…

…Дождавшись тольяттинскую эл-ку, мы еще 2 часа наслаждались отдыхом, вспоминая прошлое, в котором, словно придавленное гранитом времени и здравого смысла, все еще дышало Подлинное чувство…

Итог: 160 км за 2 дня, средняя в районе 14-16 км/ч, время в пути 11 или 12 часов.