Вторник 17 Января 2017г.

Велоотчеты 2005. Азиатская авантюра

АЗИАТСКАЯ АВАНТЮРА

30.06.2005 — 19.07.2005
(отчет Константина Акчурина)

Маршрут

маршрут следования выделен зеленым цветом
Бухара — Карши — Шахрисабз — перевал Тахта-Карача /д, 1700 м) — Самарканд — Пенджикент — Рудаки — альплагерь Артуч — Куликалоновские озера — перевал Алаудинский (тропа, 1А, 3750 м) — Алаудинские озера — альплагерь Алаудин — Сарвада — перевал Комсомольский /д, 2370 м) — озеро Искандеркуль — Айни — перевал Шахристан /д, 3370 м) — Ура-Тюбе — Худжанд

988 км, общий набор высоты 9150 м

 

Участники:

Константин Акчурин
GT Avalanche 2.0
Дима Резник
Trek 4300

Состав и техническое оснащение похода

Я ехал с 42-литровыми велоштанами Deuter Rack Pack 1 на багажнике и 20-литровым рюкзаком Ride на спине, Дима с 45-литровым рюкзаком Bask на багажнике и 20-литровым на спине. Еще у нас была палатка Salewa Micra, 2 спальника, надувной матрас у меня и пенка у Димы, две горелки и два 2-литровых кана для готовки.

Показания километража, температуры и перепадов высот велись по моему вело компьютеру Ciclo-Master CM-411.

Представленный в отчете фото материал получен с бывшей в походе единственной цифровой фотокамеры Sony DSC-V1.

Предисловие

Средняя Азия меня, как большого любителя путешествий и приключений, влекла давно. И вдруг на форуме возникает предложение от некоего Димы из Тольятти по поводу поездки в те края, которое я поддержал. Естественно, народ сразу стал шарахаться от слов — Узбекистан и особенно Таджикистан.

Понимая, что отправляться в такой сложный поход вдвоем рискованно, мы пытались найти желающих и увеличить состав команды за счет Самары, Тольятти, Москвы и Питера, но безуспешно. Чем больше возникало сложностей и предостережений в отношении планируемого похода, тем сильнее нам хотелось его осуществить. В результате так и пришлось двинуть в 2.

Перед поездкой нас пугали на всяких форумах в сети, пугали родители и их знакомые. «Да вы с ума сошли», «Там сейчас неспокойно», «Там власть только в городах, а отъедешь 20 км и сразу же ограбят», «Колеса от велосипедов очень популярны в кишлаках для изготовления тачек для работы на огороде», «Поездка может иметь непредсказуемые последствия», «Раньше там было прекрасно, а сейчас беспорядки с оружием», «В горах на вас нападут моджахеды», «Как только увидят, что вы на дорогих велосипедах, в фирменной одежде, да еще с деньгами, и всего в 2…», «Угонят в рабство в Афганистан», «Вы что, телевизор не смотрите, не знаете, что там сейчас творится? А?». А включишь наше ТВ — действительно страшно становится, только уши подставляй для лапши.

По факту все эти изречения оказались полной чушью. К сожалению, у большинства россиян искаженное представление о Средней Азии. На самом деле, местные очень гостеприимны и доброжелательны, относятся сейчас к русским хорошо (национализм 90-х по большей части канул в прошлое), обстановка спокойная.

Надо только не хлопать ушами (воры и мошенники есть везде), вести себя корректно, всегда со всеми здороваться, даже с прохожими на улице (там так принято, едешь по населенному пункту и как заведенный бормочешь «ассалам малекум» — «малейкум ассалам» — «салам» — «асссалам» — если поселение большое, то даже язык заплетаться начинает), внимательно слушать собеседников и отвечать на многочисленные вопросы (на невнимание обижаются, как дети), быть вежливым, и Вам за это воздастся! Как говорится, «Восток — дело тонкое».

Подготовка к походу была достаточно серьезной — подробнейшая проработка нитки маршрута, подготовка топографических и авто карт, написание сопроводительных писем и маршрутной книжки, звонки в Узбекистан, консультации с бывшими там туристами и т.п. С Димой встретились за 2 недели до похода, обсудили все детали и взяли купейные билеты до Ташкента.

Дима взял с собой книгу-путеводитель по городам Великого Шелкового Пути на английском языке для туристов от Lonely Planet. В какой-то степени она нам помогла в ориентации и получении справочных материалов.

Дневник похода

30 июня, четверг (отъезд из Самары, поезд)
пробег 4 км, средняя скорость 20 км/ч, максимальная 30 км/ч, набор высоты за день 20 м, температура воздуха +25, переменная облачность

Как всегда из-за нехватки отпускного времени день отъезда был у меня рабочим. Рюкзаки собрал вечером накануне, поэтому, придя с работы, спокойно покушал, в 100-ый раз выслушал предостережения близких по поводу поездки и своим ходом отчалил на ж/д вокзал. Провожали нас мои друзья Антон с Ольгой, мама и Димины родственники. Фирменный поезд Москва — Ташкент прибыл по расписанию, после небольшого перепирательства и торга с проводником-узбеком Вас негабаритный груз — читайте инструкции узбекских железных дорог) последний за 350 рублей с человека согласился на загрузку байков в купе и обещал содействовать прохождению казахской и узбекской границ.

Поезд на удивление чистый — немецкий 40-местный купейный вагон, согласно изученному мной шильдику — построенный в 2000 году фирмой Bombardier (вот это да, я-то думал только водные мотоциклы, а оказывается еще и поезда), ковры, кондиционеры, из ресторана носят еду, вкусно и относительно недорого.

Помаявшись с разборкой средств передвижения, затолкали все на багажную полку, закрепили и легли спать под мерный стук колес восточного экспресса.

1 июля, пятница (поезд)
температура воздуха +35, ясно

Проснулись часов в 10 утра и сразу же Соль-Илецк — мы покидаем Россию. Поезд стоит по два часа, вначале на российской, а потом на казахской границе. Паспортный и таможенный досмотр, шмон. Вопросов у представителей власти к нам нет — шлепают печати в загранпаспорта.

Вопросы есть к узбекам и таджикам, возвращающимся с заработков из России — у многих проблемы с документами (отсутствует регистрация, едут без билетов, неправильно что-то в паспортах, везут электронику сверх меры и т.п.). И вообще их по полной программе достают наши менты и пограничники — докапываются, вымогают и просто отбирают честно заработанные деньги, беспредельничают. Стыдно за русских.

Электричество заканчивается, дальше нас везет казахский тепловоз предприятия «Казакстан Темир Жолы» (так у них ж/д называется, и вроде бы предпоследняя буква в слове «Жолы» именно «л» а не «п», хотя человеку, несведущему в казахском и запутаться можно).

После Оренбурга местность начинает резко меняться, буквально за 2-3 часа поездного хода привычная зелень полей и леса сменяются степью, а затем песчаной полупустыней.

До горизонта песок, колючки. Воздух сразу делается жарче и суше.

Изредка попадаются глинобитные жилища казахов и кладбища — каменные мавзолеи с именами захороненных. Вдоль железной дороги пасутся верблюды и лошади.

Сидим, слушаем рассказы попутчиков по купе — 70-летнего деда из Кыргыстана и подсевшего в Актюбинске казаха-коммерсанта. Он же разменивает 100 рублей на 500 казахских теньге. Интересно, что все азиаты называют казахов казаками.

Начиная с этого дня, начинаем пить зеленый чай. До недавних пор я его ненавидел, после этой поездки — полюбил.

Из природных достопримечательностей по дороге — казахский мелкосопочник (пустыня на некоторое время сменяется холмами) и пески Челкар (прямо на барханах растут редкие сосны, здесь есть грунтовые воды).

2 июля, суббота (поезд, прибытие в Ташкент)
пробег 2 км, средняя скорость 25 км/ч, максимальная 40 км/ч, набор высоты за день 0 м, температура воздуха +45, ясно

С утра ехали вдоль берега высохшего Аральского моря (вода ушла на 150 км, уступив место песку и солончакам) и потом все тот же пустынный пейзаж. Пару раз вдалеке мелькает Сырдарья, проезжаем две крупные казахские станции — Кызыл-Орда (где-то рядом Байконур) и Туркестан. В Туркестане на теньге купили очень вкусный шашлык с лепешками и пивом. Можно платить и русскими рублями, но получается почти в 2 раза дороже.

К вечеру прибываем на узбекскую границу в Келес. Наученные горьким украинским опытом, заполняем розданные таможенные декларации и пишем в них абсолютно все наше имущество — от велосипедов до спальников. Узбекские пограничники шмонали конкретно, перетрясли все вещи, но претензий не возникло. Получаем в паспорта зеленые печати, свидетельствующие о въезде в O'zbekiston. Это единственная среднеазиатская республика, которая 4 года назад перешла с кириллицы на латиницу. Во всех остальных тарабарщина русскими буквами, а здесь — латинскими (хотя некоторые надписи кириллицей остались).

На вокзале в Ташкенте нас с Димой согласно договоренности встретил представитель фирмы Asia-Travel и проводил в частную гостиницу (2 км от вокзала). Он ехал на машине, мы за ним своим ходом по ночному Ташкенту. Хотя неправильно — не по Ташкенту, а по Тошкенту, непонятно почему в русской транскрипции так.

Это самая гостиница оказалась приятным особнячком в частном секторе с внутренним двором и бассейном с чистой водой, где мы сразу же искупались. Тут же нам подали вкусный ужин. Сытые и довольные, завалились спать.

3 июля, воскресенье(Ташкент).
пробег 45 км, средняя скорость 23 км/ч, максимальная 40 км/ч, набор высоты за день 150 м, температура воздуха +40, малооблачно

Утро яркое, солнечное, подъем в 8.00, позавтракали у хозяев, почистили байки и выехали на осмотр города, оставив рюкзаки и снаряжение в гостинице.

План был такой — поменять деньги, купить билеты на вечерний поезд до Бухары и мне домой в Самару, а потом посмотреть город. Дима билеты в Самару брать не торопился, так как он вообще запланировал мега поход в Среднюю Азию. После завершения нашего велопробега 20 июля в Ташкент прилетает его товарищ с целью восхождения в августе на пик Ленина (Дима еще и альпинист по совместительству).

И тут в силу моей неосмотрительности случилась очень неприятная вещь — кидняк при покупке обратного билета. Было воскресенье, почти все обменники закрыты, в работающие очередь, сумов (узбекские деньги) мало, все жаждут избавиться от баксов. Простояв полчаса в очереди в обменник на рынке и дождавшись полного окончания в нем сумов, поехали на вокзал в надежде купить билеты на баксы. В кассе на доллары билеты не продавали. И тут подошла какая то тетка, типа она работает в кассе, предложила помощь, и как-то стремно получилось — вроде и билет на Самару уже выписали (но в руки не отдали, кассирша по-видимому работала в связке), но не успел я и глазом моргнуть, как тетка с моими долларами растворилась в просторах славной узбекской столицы. Вот такая задница. Погорел на банальном мошенничестве.

Не буду долго описывать потраченные нервы, в двух словах — обратились в местную милицию, участковые железнодорожного ЛОВД оказались достойными людьми (особенно молодой следователь Улугбек — большое ему спасибо) и обещали к нашему возвращению в Ташкент 17 июля оказать давление на кассиршу и восстановить мне билет, несмотря на то, что прямых доказательств кражи денег не было. И обещание свое выполнили — в день отъезда из Ташкента в местной ментовке мне вернули плацкартный билет. Вывод — будьте бдительней, не отдавайте деньги незнакомым людям. На разрешение инцидента ушло часа 3, не меньше. Конечно, настроение было подпорчено, но решили не унывать.

Эти же железнодорожные милиционеры подогнали нам проверенного менялу, помогли поменять деньги и купить билеты на Бухару. Отдав 50 долларов, я получил в руки 56000 сумов — пачка денег толщиной не менее 5-6 см. Надо сказать, что кошелек и узбекские сумы — вещи мало совместимые, пришлось для их перевозки использовать предусмотрительно взятую из России сумку. Деньги сами по себе слабые — чуть потянешь и рвется, бумага хреновая.

Но вернемся к Ташкенту. Город большой, широкие проспекты, чувствуется дух столицы. Машин не так много, популярны авто производства времен СССР и весь модельный ряд собираемых в Узбекистане корейских Daewoo.

На улицах много русских, и это нетипичный узбекский город.

Времени до бухарского поезда оставалось немного — около 5 часов, и мы покатили в центр Ташкента на площадь Амира Тимура. В Узбекистане одним из главных исторических персонажей является именно Тимур (он же Тамерлан), тот самый, который побил у нас на Кондурче золотоордынского хана Тохтамыша в далеком 1391 году.

«Если кто-то хочет понять, кто такие узбеки, осмыслить всю их силу, мощь, справедливость, безграничные возможности, вклад во всеобщее развитие, веру в будущее, он должен обратиться к образу Амира Тимура». Вот так о нем отзывается президент Узбекистана Ислам Каримов.

Действительно конкретный был мужик этот Тимур, создал в 14 веке империю на пол-Азии. Почти во всех узбекских городах есть памятники, улицы и площади его имени, а также здания, построенные им или его сыновьями.

Далее мы проехались по главной пешеходной улице под названием Салигох, иногда называемой ташкентцами бродвеем со множеством кафешек и ресторанчиков средней Азии все подобные заведения называются одним словом — чайхана).

Улица упирается в еще один скверик с памятником Рашидову (лидер компартии Узбекистана при Брежневе). Дальше за проспектом и грандиозным фонтаном — президентский дворец Ислама Каримова.

Как только мы подошли ближе, обогнули фонтан, и я нацелил фотоаппарат, чтобы сфоткать дворец поближе, со всех сторон бросились машущие руками милиционеры — нельзя. И фоткать нельзя, и близко подходить нельзя, и лучше даже не смотреть на дворец.

Ну и черт с Вами, поехали назад на Салигох, выбрали чайхану посимпатичней и откушали обед с настоящим узбекским пловом, салатом, лепешками и традиционным зеленым чаем. Очень вкусно, порции большие, и всего-то по 25 рублей с человека.

После обеда решили вернуться в гостиницу, собрать вещи и отправиться на посадку на вечерний бухарский поезд. И тут случился забавный казус — мы не смогли найти наше пристанище — вроде бы оба явно помнили дорогу от вокзала, помнили большой квартал частных домов, а вот название маленькой улочки и номер дома не записали. В общем, кружили мы лишних 20 километров, пока нашли. Как оказалось потом, пока искали, проезжали мимо этого дома раз 5, просто почему-то не признавали его.

В полном обмундировании приехали на вокзал, в поезд помог погрузиться все тот же добрый следователь, что помогал нам днем. Несмотря на то, что вагон плацкартный, все очень опрятно, хорошее белье. Получше будет, чем русские плацкарты. Ехать до Бухары 600 км, билет стоит на наши деньги 250 рублей, прибываем завтра в Бухару в 8 утра.

Завалились спать, Димка заснул как убитый до утра, а я проснулся в 2 ночи, разбуженный криками «Нонн, нонн, самарканд нонн». Оказалось, что стоим в Самарканде, в вагон завалилась куча торговцев-мальчишек, и продают, стало быть, самаркандские лепешки. В полусонном состоянии я тоже приобрел для завтрака огромную, еще горячую и вкусно пахнущую лепешку за 200 сумов (6 рублей).

В Узбекистане не едят привычного нам хлеба, его заменяют лепешки. Причем в каждом вилояте (области) лепешка своя как по форме, так и по вкусу. Самаркандская версия считается лучшей, ее легко можно узнать по пышным краям, окаймляющим вдавленную сердцевину. Жители Бухары, конечно, не согласятся с этим утверждением и станут расписывать вам прелести своих тонко раскатанных сероватых лепешек. А люди из Ферганы скажут, что только в их долине пекутся настоящие лепешки, а все остальное это ерунда. Подобная ситуация и с пловом. Так что вперед — пробуйте, сравнивайте.

4 июля, понедельник (Бухара)
пробег 35 км, средняя скорость 22 км/ч, максимальная 40 км/ч, набор высоты за день 50 м, температура воздуха +50, ясно

Проснулись часов в 7 утра, за окном — песчаная пустыня Кызылкум. Через некоторое время поезд въезжает в Бухарский оазис и останавливается на конечной станции.

Собственно, поезд прибивает не в саму Бухару, а на маленькую станцию Каган, расположенную в 12 км от города.

Оперативно разгрузились, собрали велосипеды, и я сразу же заметил, что мой новый вело рюкзак хваленой немецкой фирмы Deuter начал разваливаться — вылетела одна из заклепок, на грани фола другая. Пришлось обратиться к местным аборигенам, ремонтировавшим неподалеку здание вокзала. Нашли не совсем подходящий винт с гайкой, но куда деваться — пришлось временно поставить его.

До Бухары доехали минут за 40 в темпе 25 км/ч, дорога хорошая, машин немного. Миновав новые районы города и въехав в старую Бухару, решили не терять время на поиски гостиницы и остановились в первой же попавшейся под названием Shark. Стоимость — 15 $ с человека в сутки с завтраком и размещением в 2-местном номере. На удивление все оказалось просто шикарно — двухкомнатный люксовый номер со всеми удобствами, коврами, сплит-кондиционером и спутниковым ТВ, которое, впрочем, было нафик не нужно.

Приведу краткие сведения по истории Бухары. Поселение образовано в 1 веке нашей эры, с 4 века это уже столица ранне-феодального владения Бухарского оазиса, потом столица государства Саманидов (9-10 века) и Караханидов (11-12 века). В 1220 году город захватил Чингисхан, частично разграбил и разрушил, после чего длились так называемый монгольский и послемонгольский периоды (упадок). Расцвет города пришелся на 14-15 века, времена империи Амира Тимура и его сыновей. В 16-17 веках город был столицей узбекского государства династий Шейбанидов и Аштарханидов. В 18 веке начинается постепенное ослабление и закат города. В 1920 году с захватом города Красной Армией пришел конец всей самостийности. Бухарский эмир пытался сопротивляться, командующий Фрунзе брал город штурмом, при этом многие исторические памятники были повреждены артиллерией и бомбами с аэропланов. Эмир был разбит и бежал в Афганистан, с этого момента Бухара входит в состав Туркестанского края Советской России, а с 1924 года — Узбекской ССР. На протяжении многих веков город являлся крупнейшим политическим, религиозным, экономическим и научным центром, до наших дней сохранились сокровища архитектуры разных эпох.

После душа сразу же бросились на пешеходную экскурсию по достопримечательностям старого города. На осмотр архитектурных памятников и музеев ушел почти весь день и приличная сумма денег. Дело в том, что для иностранцев стоимость их посещения выше в несколько раз, чем для узбеков, и если в нескольких местах стрельнула фраза «мы русские из Ташкента» (типа с узбекским гражданством), то в основном это не прокатывало. Чем-то не ташкентская была у нас внешность — может быть из-за нетипичной для этих мест спортивной одежды, а может быть из-за предательски торчащего из моей сумки с надписью «МТС» красного российского паспорта (сумы заняли все внутреннее пространство и не позволяли впихнуть туда паспорт полностью). Каждый музей 60-100 рублей, а их там очень много. Но хотелось посмотреть все, что и сделали.

Больше всего нам понравился архитектурный комплекс медресе Пои-Калян и минарета Калян, построенный в 12 веке. Наверное, именно этот минарет можно назвать своеобразным символом Бухары. За дополнительную плату удалось договориться со смотрителем, подняться на 50-метровую высоту и созерцать круговую панораму города.

Стоит сказать, что хоть все медресе в Узбекистане и отличаются друг от друга, но только в деталях, а в общем все они имеют с лицевой стороны характерный прямоугольный портал, усыпанный мельчайшим орнаментом с глубокой нишей-аркой, в глубине которой чернеет вход, и прямоугольный дворик без крыши с выходящими на него 2-этажными террасами.

В одном из таких двориков мы были внезапно застигнуты звучанием польского полонеза Огинского. Оглянулись — для нас заиграл человек, продающий различные музыкальные инструменты.

Мы сразу предупредили, что купить ничего не сможем, но он не обиделся и все равно около получаса наигрывал нам восточные и европейские мелодии, рассказывал, как изготавливаются лютни и прочее. У него мастерская, все делает сам. Молодец, играет просто профессионально, прямо завораживает.

А еще мы были Зиндане (средневековая тюрьма), крепости-цитадели под названием Арк — резиденции бухарских эмиров, и даже в еврейской синагоге.

Поскольку ходили мы пешком, то временами полностью погружались в паутину пыльных средневековых улиц старого города. Все дома здесь — жилые.

Туристов в городе не очень много, хотя нам попадались на глаза англичане и японцы.

Жара была около +50, но за счет низкой влажности воздуха (менее 10%) переносится достаточно легко. Тем не менее, присутствует постоянное обезвоживание организма. Допустим, выпил литр воды, а минут через 20 — жажда с прежней силой.

Хорошо, что повсюду есть еще советских времен автоматы «газ. вода» и «ручные» пункты продажи (две стеклянные колбы с сиропом + баллон с газом + холодильник + мальчишка). Стоит газировка 25 сум без сиропа, 30-50 сум с сиропом, т.е. в районе 1 рубля за стакан.

В продуктовых магазинах продают ряженку и кефир производства местного молокозавода. Кому за 30, еще помнят советские стеклянные бутылки с широким горлышком и жестяной зеленой крышкой. Так вот как раз в таких раритетах. Очень вкусно, 200 сум.

Местные байкеры не дремлют — несмотря на жару велосипедистов на улицах много.

Как выяснилось в приватных беседах, новый велик китайского производства стоит в Узбекистане от 30 до 70$, на каждом рынке есть «велосипедные» ряды. Естественно, за такие деньги ни о каком Shimano даже и речи нет.

С апгрейдом техники в отличие от нас не торопятся, по виду некоторым `аппаратам не один десяток лет.

Набродившись по музеям, решили пообедать. Вначале хотели покушать около рынка, где я купил винт с гайкой для ремонта рюкзака (правильней сказать — принял в дар, так как денег за покупку не взяли), но потом все-таки решили пойти к чайханам в центр города на озеро.

Очень даже симпатичное место в самом центре старой Бухары.

У небольшого озерца в окружении древних тутовых деревьев (именно древних — самое старое посажено аж в 1477 году) и памятника знаменитому муфтию, мыслителю и сказочнику Ходже Насреддину, расположены несколько чайхан.

В одной из них мы и устроились на топчанах. Обед был просто шикарный, и опять за смешные деньги, нам очень понравилось.

Отдохнув у озера, решили закрепить успех пешей экскурсии на байках. На велосипеде вся Бухара объезжается за полчаса. Вздымая тучи пыли, понеслись по ухабам средневековых улочек.

Все-таки пешком кое-что пропустили. А именно, медресе Чор-Минор. Кроме того, мы доехали до городского парка и устроили купание на озере. Здесь есть небольшой пляж, где отдыхают жители Бухары.

Далее еще раз крутнулись на байках по центру. Заходящее солнце на 10-15 минут красиво подсветило сине-зелено-бирюзовое великолепие куполов мавзолеев и мечетей, и, полюбовавшись на панораму вечернего города, вернулись в гостиницу.

Вечер единодушно решили посвятить распитию пива с шашлыками у Ходжи Насреддина озера в том же месте, где мы обедали). 5 минут ходьбы от гостиницы. А вы думали мы цепи чистить и смазывать начнем? Не угадали.

Я позвонил домой, доложил, что все ОК. Сотовая связь в Узбекистане везде отличная, даже в самом занюханном кишлаке 4 оператора и 4-5 фишек сигнал. Непонятно, как узбеки успели развить связь на фоне общей бедности? А вот цены недобрые — минута связи с Россией стоит 5 долларов.

Часов в 11 вечера, насытившись вдоволь, идем в гостиницу и отключаемся.

5 июля, вторник (Бухара — Караулбазар — Мубарек — Касан)
пробег 135 км, средняя скорость 22 км/ч, максимальная 75 км/ч, набор высоты за день 200 м, температура воздуха +50, ясно, к вечеру сильный встречный ветер

Завтрак был назначен на 7 утра и состоялся по плану. В гостинице нам предложили очень плотный и вкусный завтрак (входил в стоимость проживания). И вот вещи упакованы, мы начинаем наш поход, собственно нитку маршрута.

Сразу же после выезда из Бухары с Димой произошел небольшой спор по поводу темпа движения. Я предлагал держать скорость 25-30 км/ч, чтобы успеть доехать за день до Карши, а Дима настаивал на 20-25 с целью экономии сил. В результате пришлось мне весь день ехать с остановками, ожидая отставшего напарника. Я немного запаниковал, что весь поход придется ехать в «сниженном» режиме, но ошибся. Уже через 2-3 дня Дима неплохо раскрутился и ехал быстро, примерно в одном темпе со мной.

Сначала был уже знакомый нам 12-километровый участок дороги до Кагана, по которому ехали вчера, затем поворот налево и начало трассы на Карши.

Через некоторое время дорога покидает зеленые поля Бухарского оазиса и вползает в песчано-каменистую пустыню Сегенекли, чередуются небольшие 100-метровые подъемы и спуски, состояние асфальта достаточно хорошее. Очень недалеко — в 80 км граница с Туркменией.

Тем временем солнце поднялось очень высоко и температура опять приблизилась к 50-градусной отметке.

На 40-ом километре пути делаем остановку у Аму-Бухарского канала, быстро несущего мутную глинистую воду через пустыню.

По словам местным, вода эта полезна для кожи. Не знаю, принеслась ли польза коже, но освежились мы здорово. Вода теплая, около 27-29 градусов.

Здесь же была наша первая встреча с азиатскими колючками, колют сволочи и ноги и камеры без разбору (эх и достали они нас за поход, бывало по 6 дырок в камере за раз — ну куда это годится).

Дальнейший дневной путь по пустыне был скрашен арбузами и дынями по смешным ценам переводе на наши деньги 5 рублей целый арбуз, 10 — дыня, торгуют прямо на обочине дороги) и обедом в чайхане, где провели около 2 часов, пережидая самое пекло. Проехали Караулбазар и Мубарек, въехали в Кашкадарьинскую область, после чего дорога расширилась до 4 полос.

И тут задул препоганейший сухой горячий встречный ветер. Как говорят местные, называется он «афганец», дует со стороны Афганистана через Сурхандарьинскую область. Губы пересыхают просто мгновенно, скорость упала до 15-19 км/ч, ехать стало тяжело.

Избавлением от зноя стал неожиданно встретившийся канал с чистейшей бирюзовой прохладной водой.

Не знаю, откуда он там взялся, но купались и просто валялись в воде около часа.

Было уже около 6 вечера, 117 км пути и стало понятно, что до Карши засветло нам не доехать, к тому же встречный ветер усилился. Проехав еще 15 км и обратив внимание, что солнце стремительно падает за горизонт, стали искать место для ночлега.

Как назло, пустыня уступила место бесконечным кишлакам, и места, где можно ткнуть палатку, никак не находилось. Свернули с шоссе на грунтовку, идущую вдоль арыка. С сомнением осмотрели попавшуюся мерзкую пыльную площадку около арыка, заросшую редкими колючкамии. И какого фига мы не встали на канале в пустыне? Всего-то 15 км назад. Но возвращаться тоже не хотелось.

И тут мы видим в стороне неплохое место под деревьями, но за оградой. Может быть, попросим у хозяина разрешения ткнуть палатку? Пожилой узбек как раз находился в поле зрения. Он сразу врубился в нашу проблему и, несмотря на плохое знание русского, дал добро — «Канечно, захады». Вот только мы недооценили степень его гостеприимства — «Ненада никакой палатка пашли на дастархан ужин будем!». У него около дома прямо под открытым небом типа помоста с перилами, там он нас накормил вкусным ужином, напоил чолобом (молочнокислый продукт) и зеленым чаем, там же на цветастых узбекских матрасах мы спали на воздухе под сенью мощного дерева урюка.

6 июля, среда (Касан — Карши — Ханабад — Чим)
пробег 125 км, средняя скорость 21 км/ч, максимальная 43 км/ч, набор высоты за день 350 м, температура воздуха +50, ясно

Только проснулись, а хозяин уже зовет на завтрак, кушали с его семьей. Он один понимает по-русски, в 80-х служил водителем в армии, воевал в Афганистане.

Я записал его почтовый адрес, вот на днях отправил фотографии в Узбекистан почтой.

В 8 утра стартовали. И только отъехали по грунтовке, сразу пробой заднего колеса. Первый гребаный пробой. Проклятые колючки. Ставлю новую запасную камеру ВВВ (к вечеру и она уже была дырявая). Заметил, что и переднее колесо спускает, но не сильно, подкачал его.

На 50-км участке до Карши не было ничего особенно примечательного, как и вчера, ели арбузы и дыни, пили чолоб. Димка тоже проколол колесо на выезде из Касана.

Хотя вот еще интересный объект — среднеазатская классика — ишак. Бензин не нужен, сел и поехал. Их здесь очень много, этих осликов, используются местными жителями как средство передвижения и перевозки грузов. Сфотографировал самого симпатичного.

На въезде в Карши — мост через реку Кашкадарья и городской пляж. Купались около получаса.

Сам город Карши — достаточно крупный город с широкими улицами и советской постройки многоэтажками.

Где-то есть небольшой кусок старого города, но мы пролетели мимо, не заметили.

У вокзала остановились в тени в чайхане кушать мороженое.

Еще в Мубареке на одном из "арбузных" перекусов достаточно хорошо говорящие по-русски местные парни почему-то нас предупредили "В Карши будьте поосторожней", мы — "А что такое", "Да там люди какие-то беспонтовые, много ворья". Ну ладно, держим это в голове, будем осторожней.

В чайхане съели по 3 порции мороженого, выпили по 3 стакана газировки, хозяин расспросил, откуда мы и куда. "Сколько мы должны"? — "Ненада платит вы гость, убэри дэнга". Вот тебе и "беспонтовые" люди. Пожали руку улыбающемуся хозяину, и на душе стало как-то теплей.

С выездом на Шахрисабз немного поплутали, тут несколько дорог, сначала ошиблись и поехали не по той, пришлось вернуться, но быстро определили правильный азимут и опять под колесами байков полетели километры узбекской земли. Вдоль дороги тянутся орошаемые хлопковые поля и бесконечные кишлаки. За счет зелени воздух здесь не такой сухой, как в пустыне.

В районе села Ханабад (здесь расположена американская военная база) у меня захлюпало переднее колесо — опять дырка. Решили свернуть на песчаный берег текущей параллельно дороге реки Кашкадарья для купания и поклейки камер.

Вот здесь я основательно заколебался. Задняя камера поймала всего 1 колючку, а вот передняя... с ходу нашел 4 дырки, заклеил — спускает, потом нашел и заклеил еще 2 маленькие дырочки — но, зараза, все равно медленно сдувается. Оказалось, что прокосячил заплатку мимо последней дырки. Ну гадина, достала. Дима тем временем заклеил свои камеры (у него всего 2 дырки) и предложил ехать, время-то идет. Да, завтра надо будет искать место, где продают заплатки или камеры, такими темпами прокалывания нам не хватит ремкомплектов.

Ужинали в придорожной чайхане. Очень плотно и вкусно. Стремительный закат солнца опять застал нас врасплох в 100% населенке в районе села Чим. Свернули на грунтовке на какое-то поле вдоль арыка. Опять негде встать. Но выход нашелся.

Испросили разрешения у местных колхозников, занимающихся орошением хлопкового поля (они мотыгами направляли воду из арыка) и заночевали под открытым небом на крыше !!! пустующей глинобитной хижины. Изъяснялись знаками, по-русски не знают ни слова.

Это было супер. Бескрайний купол южного звездного неба над головой, легкий ночной ветерок... Хотелось думать о вечном...

7 июля, четверг (Чим — Шахрисабз — Китаб — перевал Тахта-Карача)
пробег 75 км, средняя скорость 17 км/ч, максимальная 45 км/ч, набор высоты за день 500 м, температура воздуха +50, ясно

Разбудило нас солнце в 7 утра, в 8 выехали. Через 20 км остановились в чайхане на плотный завтрак.

За соседним столом завтракали местные милиционеры, перебросились с нами парой вопросов-ответов, кто, откуда и куда. Закончили кушать они раньше нас, и, уходя, один из них улыбнулся и сказал — "дэнег чайхана нэ нада, мы за вас заплатиль". Да уж, очередной раз убеждаемся, что такому гостеприимству русским надо поучиться у узбеков !

На горизонте показались горы.

На 40 км дневного пути — небольшая речка перед въездом в Шахрисабз. Остановились купаться. Вода уже прохладная, речка полугорная.

Шахрисабз — древний город, родина Тамерлана. В городе находятся два интересных исторических объекта — мавзолей Теймуридов, где похоронен отец Тимура, и руины грандиозного дворца Ак-Сарай, которые мы посетили.

Около мавзолея нами были приобретены узбекские тюбетейки в количестве 2 шт. по сходной цене (около 100 рублей на наши деньги). Ручная работа, натуральная шерсть. Вон она лежит в шкафу на верхней полке. Только куда ее одеть, ума не приложу.

Рядом с Ак-Сараем — площадь, в центре которой огромный памятник Амиру, вокруг разбит большой сквер.

Ак-Сарай был построен в 1380-1404 годах, до наших дней сохранились пилоны арки (ширина арки 23 м, высота пилонов 38 м).

За отдельную плату мы поднялись на развалины арки и лицезрели панораму города и окружающих его с трех сторон гор. На вершинах виден снег. Очень странно его видеть при такой жаре внизу.

После недолгих поисков нашелся в городе и магазин "спорттовары", где я купил новую камеру с гордой надписью "Made in Russia". Слупили 4000 сумов (почти 150 рублей). Что поделать, импортная. 26-дюймовые колеса и камеры здесь не в ходу, встречаются редко. Все ездят на 28-дюймовых.

По всему городу из квасных бочек продают ледяной щербет, 25 сумов за стакан. Пили по 3-4 стакана за один заход.

Шахрисабз практически сросся с Китабом, через который мы выехали из города, выпили в чайхане чолоба, и начали подъем на перевал Тахта-Карача.

В этом месте произошел единственный случай агрессии со стороны местного. Я медленно полз в гору первым, навстречу прямо по дороге шли две узбечки, а за ними на некотором отдалении по зигзагу пьяный в дробадан парень. Я кивнул узбечкам ("Салам"), и вдруг парень хватает откуда-то взявшийся на обочине кирпич и с криком "Пашель на х..." кидает его в нас (попал вскользь по багажнику, вреда не причинил). Видимо, он истолковал мое приветствие как желание отбить у него женщин и каким-то образом безошибочно определил, что мы русские. Сзади по обочине шла толстая тетка — она сразу же стала извиняться за его поведение — "ой большой изинит он пил много водка не думаль что делаль без ума". Я решил не продолжать конфликт и не вступать в драку. Просто проехали мимо.

Дорога с хорошим асфальтовым покрытием вначале просто ползет в гору, а затем начинает серпантином взбираться вверх. Переключаемся на передачу 1-1.

На высоте 1200 метров над уровнем моря остановились ужинать в чайхане. Наевшись, решили здесь же заночевать, место хорошее — под деревом около горного ручья, рядом сделан небольшой бассейн. Во многих чайханах есть такой сервис — платишь 500 сумов (20 рублей) и спишь на полатях на воздухе. Выдаются матрасы.

Рядышком за дастарханом гуляла компания узбеков, пили водку. Не такое частое явление, как в России, но бывает. Никакие наши отговорки типа "мы спортсмены", "не пьем", "завтра с утра на перевал, надо быть в форме" не помогли. Гримаса восточного гостеприимства — нас буквально силком затащили за трапезу. Закуска была мощная — туча всяких салатов, пряностей, шашлыков и прочее, но и наливают они не по-детски — почти по полной пиале, а в ней наверное грамм 80, не меньше. Общались, было интересно... потом купались в бассейне. Но все-таки зря пили так много. Сон был какой-то скомканный, рваный.

8 июля, пятница (перевал Тахта-Карача — Самарканд)
пробег 70 км, средняя скорость 17 км/ч, максимальная 61 км/ч, набор высоты за день 800 м, температура воздуха +40, ясно

Проснулись в 7 утра, как в скафандрах. Окружающий мир будто стеклом, звуки приглушены, свет мерцает. Полное палево. Пришлось купаться в ледяном бассейне, пить кефир в чайхане. Но на удивление быстро похмелье отпустило, в 8-30 выехали. С утра была приятная комфортная погода.

Подъем до перевала оказался не таким тяжелым, как я думал. Дима погнал вперед, а я неспешно ехал сзади, ежеминутно глядя на высотомер. И вот на высоте 1400 меня ждет Дима и говорит, что мы на верхней точке. Что за фигня? Не понял... должно же быть 1700? Как оказалось впоследствии, я в Бухаре выставил 50 м над уровнем моря, а на самом деле там 320 метров, вот и потащилась эта ошибка.

Местные торговцы предлагают купить охотничьего сокола. Еще птенец, но уже обученный, всего 15 долларов. Нет уж, не надо, хотя птица симпатичная.

Гоним с перевала под горку, ехать легко, скорость 40-60 км/час.

Очень быстро мы спустились с перевала и выехали из гор.

В конце спуска справа от дороги небольшое Каратепинское водохранилище с зеленой теплой водой. Купили арбуз и остановились на привал.

Пасущий неподалеку стадо коров пастух продемонстрировал нам оригинальный способ нарезки арбуза — арбуз режется пополам, потом вкруговую вырезается мякоть, поедается ломтиками, а потом из оставшегося ножом делается микс и пьется из половинок, как из пиалы.

Накупались, устроили стирку, благо на таком сильном солнце все высыхает за полчаса.

До Самарканда продолжается плавный спуск, шли темпом 35-40 км/час, и уже пол-третьего дня прибыли в город. Самарканд расположен на высоте 900 м над уровнем моря.

Я позвонил по известному еще из России телефону и назначил на центральной самаркандской площади Эль-Регистан встречу с узбеком по имени Ильхом. В принципе можно было бы самостоятельно найти гостиницу, но мы хотели дополнительно кое-что прояснить по Таджикистану, а этот человек как раз занимается встречей и трансфером в таджикские горы альпинистов.

До назначенного времени мы успели прокатиться по широким самаркандским проспектам и немного осмотреться в городе.

На площади, пока ждали Ильхома, договорились с русской женщиной-гидом об экскурсии.

Ильхом быстренько устроил нас в небольшой частной гостинице в самом центре Самарканда, в 5 минутах ходьбы от площади, по 6 долларов с человека в сутки, и уже через полчаса мы спешили на экскурсию.

Возраст Самарканда исчисляется более чем двадцатью пятью веками, город завораживает и заманивает своей красотой и неповторимостью. История Самарканда сложна и противоречива, с ней связаны имена Александра Македонского, грозных Чингисхана и Тамерлана, ученого Улугбека. Вначале он располагался на холмах Афрасиаба. Но, в отличие от Бухары, жители Самарканда упорно сопротивлялись монгольскому нашествию, в 1220 году Чингисхан осадил и с большими потерями штурмом взял город. За неповиновение он сжег и разрушил все. Впоследствии Самарканд возродился, но уже не на холмах Афрасиба, а чуть южнее. Расцвет Самарканда пришелся на 14-15 века, именно в это время возросла и мировая известность города, как столицы созданной Тимуром обширной империи, простиравшуюся от Волги до Ганга, от Тянь-Шаня до Босфора. Самарканд также являлся одним из городов так называемого Великового Шелкового Пути, по которому шли караваны и осуществлялся товарный обмен между Китаем и Европой.

Комплекс Эль-Регистан состоит из медресе Улугбека (1420 г.), Шердора (1636 г.) и Тилла-Кори (1647 г.). Гид нам все рассказала-показала, многое отложилось в памяти, было очень интересно.

В сувенирном магазинчике я купил три небольшие узбекские пиалы ручной работы. Эх, какие там блюда и чайники шикарные продают, но сами понимаете, на велосипеде не увезешь.

Здесь же, в комплексе Регистан — знаменитая золотая мечеть Улугбека. Обычно внутренне убранство мечетей аскетично, но бывают и исключения, вот одно из них.

В довершение мы поднялись на один из 30-метровых минаретов. Опять с этими музеями пачка сумов в начала стремительно таять.

Далее мы направились уже самостоятельно, без гида, в мавзолей Гур-Эмир (1410 год), усыпальницу Тимуридов.

Тамерлан еще при жизни приказал построить для своего захоронения это сооружение. Вы наверное слышали байку, что война в июне 1941 года началась именно из-за того, что за месяц до этого археологами был потревожен прах грозного Тимура (хотели убедиться что именно он там захоронен).

Черный гроб в центре — там его, Тамерлана, прах.

Позже рядом были захоронены Улугбек и все остальные.

Вот такая получилась интересная экскурсия. К 8 вечера мы были уже в гостинице на назначенный ужин.

После ужина посидели на лавочке у ночного красиво подсвеченного Регистана, перед сном я грохнул две бутылочки местного кефира с алма-атинской халвой, купленной в продмаге.

9 июля, суббота (Самарканд — Пенджикент)
пробег 73 км, средняя скорость 17 км/ч, максимальная 40 км/ч, набор высоты за день 340 м, температура воздуха +45, ясно

Проснулись около 8 утра, неспешно позавтракали и, поскольку мы вчера не все осмотрели, до обеда продолжили пешеходную экскурсию по Самарканду.

Были в Биби-Ханым — соборной мечети Тимура, самой крупной в центральной Азии (1405 г.).

И в астрономической обсерватории Улугбека, расположенной на окраине города (к которой пришлось немного проехать на такси).

Улугбек (сын Тамерлана) был не только правителем, но и ученым-астрономом, сделал много открытий, в 15 веке построил на холме обсерваторию.

Сейчас на месте обсерватории от средневековых построек остался только древний секстант (раскопанный советскими археологами в 30-х годах нашего века) и построен современный музей.

По пути домой на рынке купили большую дыню, которая через некоторое время принесла нам немало бед.

Наевшись роковой дыни, в 2 часа дня стартовали в сторону таджикской границы. Опять задул сильный встречный ветер, конкретно гасящий скорость.

Через час после выезда оба вело спортсмена почувствовали себя мягко скажем неважнецки. Перед поездкой в Азию нам говорили, что расстройство желудка или отравление очень вероятно, вот оно самое и произошло.

На узбекском и таджикском КПП нас реально тошнило, а радушные пограничники отпаивали чаем и минеральной водой. Ни о каком вымогании денег за прохождение границы (чем нас пугали в России) и речи не было, одни улыбки.

И вот мы, полуживые, на таджикской земле. Дорога идет с очень плавным набором высоты и постепенно втягивается в долину реки Зеравшан, которая видна вдалеке слева от дороги, за ней — горы Туркестанского хребта, пока еще невысокие.

На полях вдоль дороги активно ведутся сельхозработы, комбайны убирают зерно, раздолбанные ГАЗоны и ЗИЛы везут с полей полные кузова стоящих по стойке смирно тружеников. У нас в России менты бы офигели от такого подхода к перевозке людей.

Асфальт местами разбитый, но это еще цветочки по сравнению с тем, что нас ждало на шоссе Душанбе-Айни и перевале Шахристан. Асфальтовые дороги в Таджикистане не ремонтируются с 1990 года (в республике нет асфальтового завода, а покупать за границей дорого), вследствие чего за 15 лет независимости многие шоссе (и особенно в горах) превратились в пыльные грунтовки.

Заправок нет, бензин продают 3-литровыми банками. Я сначала не понял, думал лимонад какой-то продают у дороги. Многие переводят авто на более дешевый газ.

К вечеру состояние нашего здоровья немного улучшилось, въехали в райцентр Пенджикент, где у нас была запланирована ночевка в гостинице "Интурист", или, как мы ее с Димкой прозвали, "Антитурист".

Номера в "Антитуристе" стоят 5 долларов в сутки с человека. Ремонт не делался с советских времен, вмонтированный в стену бакинский кондер не прореагировал на попытку включения, розетки не работают, воды в кранах нет никакой, окна и форточки заклинены намертво, не открываются.

Приветливый метрдотель выдал нам лампочку в количестве 1 шт., чтобы мы смогли обеспечить освещение нашего скромного пристанища, и пообещал включить холодную воду через час. Димка упал в койку, а я пошел на местный рынок, расположенный в 3 кварталах, менять деньги и покупать продукты на ужин (отравление отравлением, а есть почему-то все равно захотелось), все получилось без проблем, с рынка до гостиницы доехал на рваной копейке (такси) за 10 русских рублей.

Уже потом выяснилось, что деньги менять вовсе необязательно. В Таджикистане в ходу и национальные деньги под названием сомони, и русские рубли, и доллары, и узбекские сумы. "А можно мы заплатим рублями, а сдача сомонами" — "канэчно", "А если заплатим часть суммы долларами, часть сомонами, а часть рублями" — "давай". Вот такая мультивалютная страна, как они не путаются? Хотя курс удобный — 10 рублей = 1 сомон, 1 доллар = 3 сомона.

Через час в кране действительно заурчало, появилась тонкой струйкой холодная вода, кое-как помылись. Ужинали с хозяевами гостиницы во внутреннем дворике, кушали большущий арбуз, слушали рассказы о Таджикистане. Люди в советское время работали в Интуристе, возили группы таджиков в Финляндию, Болгарию и Чехословакию, через профком, все оплачивает предприятие. А сейчас — какая к черту Финляндия при зарплате 10 долларов в месяц. Да и визу никто не дает, даже соседи узбеки.

Спали с открытой настежь входной дверью, чтоб не было душно.

10 июля, воскресенье (Пенджикент — Шурча — Рудаки)
пробег 87 км, средняя скорость 15 км/ч, максимальная 63 км/ч, набор высоты за день 870 м, температура воздуха +40, малооблачно

9 утра, подъем, самочувствие в норме, отлично.

Собираем манатки, фотографируемся у центрального входа в "Антитурист" и двигаем в соторону центрального пенджикентского рынка.

Сегодня начинается горная часть маршрута и нам нужно купить продукты.

Из России я вез 10 супов и 10 каш, и зря — здесь подобную фигню тоже можно купить очень дешево.

Рынок просто шикарный. Настоящий восточный базар.

В основном все фабричные продукты — иранского производства, но встречаются и российские товары.

Купили 2 кг изумительного изюма, макароны, конфеты и колбасу.

Выехали. Разбитый асфальт. Едем — едем, начался подъем. Все местные спрашивают "7 озер"? Да нет, никакие не 7 озер, нам надо шоссе Айни. Пожимают плечами.

Набрали 200 метров высоты. Пенджикент расположен на высоте 1000 метров, сейчас стало 1200 м. Милицейский пост. Опять "7 озер"?. Вот черт, ошиблись, что ли дорогой? Точно. Оказалось, что прозевали сворот на хилую грунтовку, это и было шоссе на Айни.

Пришлось возвращаться 10 километров назад, т.е. накрутили 20 лишних.

Сами виноваты. Надо было обратить внимание на карту — не должно быть такого подъема, да и то, что Зеравшан куда-то подевался из-под бока, не заметили.

В кишлаке под названием Навабад пообедали в чайхане, а в Гузаре свернули к речке и в компании местных мальчишек искупались в Зеравшане. Вода мутная, цементного цвета, ледяная, несется по широкой каменистой долине десятками рукавов.

Я заклеил пробитую очередной колючкой камеру. Еще в поезде я хвалился перед Димой, что резина Тиога редко пробивается. Сглазил видать. Тронулись дальше.

Теперь уж точно не ошибемся. Все написано по русски. Наш путь лежит прямо на кишлак Рудаки. Покидаем долину Зеравшана и начинаем подъем в горы.

Повстречавшийся на дороге стари сообщает, что дорогу на Рудаки снесло селью 2 месяца назад. Плохие новости.

В этом месте сотовая связь пропадает, в горах дальше глухо.

Набираем высоту до 1300 м и в кишлаке Кульяли поворачиваем налево на Рудаки. Асфальт заканчивается, начинается каменистая грунтовка, поднимающаяся в узкое ущелье вдоль несущейся вниз шумной речки Дарьяуреч. Димка опять жалуется на плохое самочувствие.

После Рудаки на дороге нас приветствует какой-то мужик и приглашает на чай. Согласились и оказались в таборе кочующих таджикских цыган-люли. Они расположились на берегу речки двумя большими шатрами, несколько семей в национальных цыганских одеждах с закопчеными чайниками, чанами и с несметным количеством грязных детей, которые тут же без спроса стали щелкать переключателями скоростей на байках. Я начал бояться, не обокрали бы ненароком. Но все прошло на ура, гостей они почитают, не только не обокрали, но и накормили вкусным национальным цыганским ужином. Забыл, как называется — в большом чане в кипящей воде варят типа пельменей, но без мяса, а потом это дело приправляется неведомыми специями и овощами. Нам понравилось.

Но злоупотреблять мы не стали — отвергли предложение ночевать в таборе, попрощались и поехали немного дальше искать стоянку. Как назло, нормальных мест не было, с одной стороны река вплотную к дороге, а с другой кусты, и вдруг мы уперлись в работающую строительную технику — бульдозеры восстанавливали разрушенную селью дорогу, дальше тупик, только тропа.

В сумерках остановились на единственно возможной пыльной площадке у реки недалеко от бульдозеристов, место посредственное. Димку всю ночь колбасило по полной программе, отравление продолжалось.

11 июля понедельник, вторник (Рудаки — альплагерь Артуч)
пробег 12 км, средняя скорость 5 км/ч, максимальная 36 км/ч, набор высоты за день 750 м, температура воздуха +35, к вечеру +20, малооблачно

Я поднялся в 8 утра, но выехали только в 11, ждал Диму, он продолжал чувствовать себя неважно.

Прошли очень сложный участок разрушенной дороги, велик и отдельно рюкзаки приходилось перетаскивать на себе по узкой тропинке над пропастью, несколько раз переходить по камням и бревнам речку. Продвинулись всего на 2 километра за 3 часа, замотались изрядно.

Дальше опять есть каменистая дорога, по которой ездят отрезанные от "большой земли" несколько машин. В одну из них гружу полуживого Димана с великом и его увозят вверх в горы. Договариваемся встретиться через 5 км. Я еду своим ходом, подъем 10-17%, набираю еще 500 м высоты.

В кишлаке Артуч в магазинчике покупаю за 3 сомона (30 рублей) бутылку душанбинского вина (че-то захотелось мне вечером припить винца). Догоняю Диму, ему получше. На высоте 1800 метров начинается зона альпийских лугов, появляется мягкая зеленая травка, ручьи, никаких колючек, вода в речке делается чистейшей и приобретает бирюзовый оттенок. Красотища. Сверяемся с картой, купаемся. Мимо нас из гор двигаются груженые дровами ишаки, погоняемые мальчишками.

Опять крутой подъем, я опять еду первым с сильным опережением. За 5 километров набирается еще 300 м высоты.

У подножия большой горы появляется альплагерь Артуч.

Останавливаюсь недалеко от ворот лагеря подождать Диму. Подходят таджикские дети, пасущие на лугу телят, смеются, пытаются со мной поговорить. Но ни они, ни я ничего не понимаю.

Из ворот лагеря выходит хозяин и предлагает за 5 долларов ночлег в коттедже, обещает накормить и натопить баню. Заманчивое предложение. Наверное, стоит согласиться, тем более что место офигенно красивое.

Мимо проходят пешие туристы, по виду европейцы, парень с девушкой. Обратился к ним на английском — так и есть — девушка из Норвегии (Осло), а парень из Польши (Легница), познакомились через инет на каком-то горном сайте и путешествуют вместе. Кул, отважные люди.

Минут через 20 подъезжает Дима. Но не на велике, а на ишаке !!!??? "Ты что — поменялся"? — "Да, забодал меня этот пылесос, ишак удобней". Через некоторое время на димином байке подъезжает мальчишка. Чендж был временный, чему оба были вполне довольны.

Отходящий от травли Дима с благодарностью принимает мое предложение остановиться на ночлег в лагере. До темноты еще оставалось несколько часов, и хозяин сразу же подсказывает вариант пешей прогулки к расположенному 300 м выше озеру Чукорак. Ладно, сходим.

Альплагерь в советское время был стартовой точкой для горных маршрутов советских альпинистов, после развала принадлежал министерству туризма Таджикистана и пустовал более 10 лет, и только в этом году был выкуплен предпринимателями для возрождения.

К Чукораку идет набитая тропа, по которую мы преодолели где-то за час. Это небольшое озеро расположено на высоте 2400 м и необычайно красиво. Вода ледяная, я купаться не решился.

Дима повалился на травку, и пока я в восторге кружился вокруг озера с фотоаппаратом, заснул.

Я тем временем сделал несколько красивых фото.

В лагере нас ждал вкусный ужин и баня.

Хозяин угостил пивом, я же выставил купленное накануне душанбинское вино. В лагере реально чувствуется высота и, как только зашло солнце, стало немного прохладно. Дышится легко, воздух прозрачный, насыщен озоном. По территории лагеря бегут многочисленные ледяные ручейки с гор. Отошли ко сну около 11 вечера.

12 июля, вторник (альплагерь Артуч — Куликалоновские озера — перевал Алаудинский)
пробег 10 км, средняя скорость 3 км/ч, максимальная 35 км/ч, набор высоты за день 1100 м, температура воздуха +25, малооблачно

Утром было прохладно, +18. Самочувствие отличное и у меня, и у Димы. Завтракаем, расплачиваемся с хозяином и трогаемся дальше к Куликалоновским озерам.

Дорога заканчивается, переходя в каменистую горную тропу с крутизной на отдельных участках до 20-25%.

Я уж не говорю о том, что ехать, местами катить байк очень сложно. За 4 километра набирается 700 м высоты.

Подъем был взят штурмом за 3 часа, после чего взору открылось расположенное на высоте 2800 метров плато Куликалоновских озер. Мы просто выпали в осадок. Сказка. No comments, просто посмотрите на фотографии.

У большого Куликалоновского озера сделали привал, пообедали, позагорали и накупались. Я хотел заночевать здесь (уж больно клевое место), но Дима настоял двинуться дальше к подножию ожидавшего нас перевала. По плато можно спокойно гнать на байках, огибая крупные камни и с разгону форсируя ручьи, вздымая фонтаны серебристых брызг. Далее наш путь лежал вдоль вытекающей из озера Дюшаха безымянной речки, которую мы перешли вброд. Вода ледяная, ноги ломило не кисло. Озеро расположено у подножия отвесной Куликалоновской стены, покрытой снегом и льдом, и имеет ледниковое питание.

На высоте 2950 м начали подъем на Алаудинский перевал. Крупные камни, отсутствие выраженной тропы, крутизна подъема 30-35%. Только безумцы способны на такое, здесь пешком идти очень нелегко, а с велосипедом и рюкзаками потребовалась мобилизация всех сил. Не зря перевал категорийный — 1А. Солнце клонилось к закату, и я начал ругать Диму — где же мы будем ночевать?

Неутомимый напрарник ускакал вперед и все-таки нашел просто потрясающее место — на 100% ровный альпийский лужок, мягкая травка, рядом ручей, начинающийся от находящегося метрах в 200 ледника. Внизу виден весь парк Куликалоновских озер. Слева — ледяная Куликалоновская стена и венчающие ее три красавицы-вершины — Мария (4970 м), Мирали (5210 м) и Адамташ (4700 м).

Мы находимся на Зеравшанском хребте, являющимся частью горной системы Памиро-Алая. Еще эти горы называют Фанскими, или короче — Фаны.

Ставим палатку, я фотографирую просто нереальный закат солнца. Температура воздуха стала стремительно падать, сделалось +14, и мы приоделись, все-таки не зря взяли с собой теплые вещи.

Мимо мальчишки-пастухи гонят стадо баранов. Приглашаем их на чай.

Во время ужина уже в сумерках я вздрогнул от неожиданного звука — вроде как поезд идет. Какой же тут поезд? Дима подсказывает — смотри внимательно на ледяную стену — и точно — прямо на наших глазах сходит снежная лавина. Незабываемо. Пока дернулся доставать фотик, все завершилось.

Ночью было холодновато, на рассвете я проснулся и глянул на градусник: +5. Лагерь был на высоте 3200 м, и это была самая высокая ночевка похода.

13 июля, среда (перевал Алаудинский — Алаудинские озера — альплагерь Алаудин)
пробег 6 км, средняя скорость 1 км/ч, максимальная 27 км/ч, набор высоты за день 600 м, температура воздуха +25, переменная облачность

Проснулись в 8 утра. Утро в горах. Красота. Вот еще серия фоток, виды во все стороны от палатки.

В 11 утра тронулись. Как и вчера вечером, было потрясающе тяжело. Склон 30-35 %, камни, кое-где снег, с груженым байком буксуешь ногами по осыпи. Это абсолютно не велосипедный перевал. 100% велоальпинизм

Вот налегке здесь бы без проблем подняться, что и делали находящиеся в поле зрения 2 альпиниста. Подъем на перевал занял около 2 часов.

На фотках выглядит не так сложно, но не забывайте, что снимали под углом.

Перевал Алаудинский представляет собой ярко выраженную седловину между пиками Алаудин (4237 м) и Северный (4200 м). Дима достиг верха первым и вернулся немного вниз, помог мне втащить рюкзаки и байк. Эти 2 дня мне было тяжелей, чем ему — велоштаны рулят по шоссе, а вот на пеших участках рюкзак удобней.

На перевале рвет холодный штормовой ветер, температура воздуха +15, пришлось нацепить всю имевшуюся одежду. Кульминационная точка похода. Мы на вершине мира, друг мой (из Жюля-Верна что-ли эта фраза?).

С перевала был утомительный спуск к Алаудинским озерам. Сбрасывается 1 км высоты, но ехать невозможно из-за большой крутизны склона и камней.

У большого Алаудинского озера сделали небольшой привал, посидели с местной молодежью, приехавшей на озеро в поход с палатками на ишаках.

Мы ходим в вело, пешие и лыжные походы, а таджики — в ишачные...

Потом спустились к запланированной ночевке в русском альплагере Алаудин, вопрос был проработан заранее при подготовке к походу.

Вот так выглядит альплагерь сверху.

Встречала нас "хозяйка" лагеря москвичка Руфина. Разместились на 2 этаже просторного коттеджа. Здесь все удобства — горячий душ, туалет.

Обедали с альпинистами в столовой. В лагере тусуются альпинисты со всех концов России, стоит большой палаточный лагерь из Норильска. Люди приехали лазить по Фанским горам. А маршруты здесь сложные.

Познакомились с дельтапланеристом из Худжанда.

14 июля, четверг (альплагерь Алаудин — Сарвада — озеро Искандеркуль)
пробег 60 км, средняя скорость 12 км/ч, максимальная 48 км/ч, набор высоты за день 800 м, температура воздуха +35, малооблачно

Утро встретило нас ярчайшим солнцем и прохладным ветерком с гор.

Начинаем собираться, завтракаем, общаемся с альпинистами.

Выяснилось, что другая дорога, ведущая в лагерь через перевал Лаудан хоть и длиннее, но более пологая и проходится легче, чем через Алаудин. Через Лаудан шло войско Александра Македонского.

Ну и ладно, мы не в расстройстве, зато побывали в зашибательских местах у Куликалоновской стены.

Удается за отдельную плату позвонить с имеющегося в лагере спутникового телефона Thuraya домой.

Часов в 10 утра трогаемся, от базы идет уже хорошо накатанная грунтовка, по которой можно смело спускаться на скорости 20-30 км/час, что мы и делаем.

Опять альпийские луга, много ручейков и речушек. Димка налетает на камень и ловит приличную восьмерку на заднее колесо, останавливаемся на ремонт. Я делаю прощальную фотку вершины, кажется это Мирали (5210 м) но может и ошибаюсь.

Летим вниз, высота стремительно теряется. Через 35 км спуска в кишлаке под названием Сарвада грунтовая дорога упирается в шоссе Душанбе — Айни. Здесь в чайхане останавливаемся перекусить, где нас опять бесплатно угостили лепешками и пивом местные авторитеты — чиновники-землеустроители.

По шоссе проезжаем очень небольшой 4 км участок в сторону Душанбе и сворачиваем направо на дорогу, ведущую через перевал Комсомольский на озеро Искандеркуль

24 километра подъема на перевал с набором высоты 600 метров дались очень нелегко — забодал дующий в морду сильный встречный ветер.

Что за проклятье, попутного ветра еще не было ни разу, только в лицо.

Я отметил, что, наверное и завтра на обратном пути ветер будет в другую сторону — опять встречный. Так оно и оказалось, по закону подлости.

Одолев Комсомольский (2370 м), увидели Искандеркуль. Таджики называют его "Искандаркул". Названо в честь Александра Македонского, проходившего здесь в древние времена со своим войском. Дорога приводит к одноименной турбазе, где мы и разместились по цене 2$ в сутки с человека. Поселили в каменном домике, 100% совок, продавленные пружинные кровати, разваливающаяся мебель, рваное белье.

Сама турбаза расположена на ровной местности в большой роще совершенно несвойственных Таджикистану лиственных деревьев (типа тополей) и вкупе с прохладой и кусающимися комарами создает какое-то нереальное для Азии впечатление, что находишься где-то в подмосковье. На территории турбазы есть столовка, баня и пляж, попадаются отдыхающие.

Из спокойного озера с ускорением вырывается бушующая в порогах мощная река под названием Искандердарья. Интересно, а что будет, если, например, загорая на матрасе на тихой глади озера, случайно заснешь и затащит в эту речку. Весело наверное будет.

Прогулялись с километр вниз по течению реки, там, по словам директора турбазы, есть водопад и смотровая площадка.

Ни-фига себе водопадик, вся река падает вниз с 35-метровой высоты. Фото этого места не привожу, там не получается нормально снять, ущелье очень узкое, света мало, водопад видно только сверху, смотришь — круто (грохот потока, висящая в воздухе водяная пыль и т.п.), фотаешь — лажа какая-то получается.

Заказанный на турбазе ужин (мясо с картошкой) был невкусен и очень дорог. Единственный раз в нашем походе мы были недовольны едой. Перед сном помылись в полутеплой бане.

15 июля, пятница (озеро Искандеркуль — Айни — перевал Шахристан)
пробег 98 км, средняя скорость 11 км/ч, максимальная 50 км/ч, набор высоты за день 2400 м, температура воздуха +35, малооблачно, вечером на перевале +3

Планы на ближайшие 2 дня были грандиозные — доехать 250 км до Худжанда, победив перевал Шахристан (3370 м).

В 9 утра выдвинулись. 150 метров несложного подъема, и мы на Комсомольском перевале. Дальше до Айни 60 км спуск с потерей высоты 700 метров. Ну, думаем, сейчас мы долетим за 2 часа. Не тут-то было. Повернув на трассу Душанбе — Айни, поймали самый сильный встречный ветер за весь поход, порывы достигали 25-30 м/с, приходилось уворачиваться не только от летящих в лицо вихрей пыли, но и от мелких камней. В результате ехали со скоростью 15 км/ч под горку. Так и упирались против ветра до самого Айни. Дорога идет вдоль реки под названием Фандарья в узком скальном каньоне, пейзажи напоминают марсианские.

В обед въехали в райцентр и пообедали в чайхане. А тем временем таджики все еще продолжают строить коммунизм, и Ленин вечно живой. Кроме старых советских лозунгов, много современных, в основном это какие-то цитаты местного президента Рахмонова. Не совсем понятно, к чему он призывает...

После Айни переезжаем по мосту уже знакомую нам мутную речку Зеравшан и сразу же начинается 40-километровый серпантин, ведущий на перевал Шахристан. Включаем 1-1 и вперед.

Через некоторое время в придорожной чайхане устраиваем обед №2. Шашлыки, арбуз, пиво — до отвала.

В этом месте у Димы стащили сотовый — когда мы тронулись, побежавшие за великом мальчишки на ходу расстегнули его рюкзак и вытащили трубу — виртуозы. Зря он так активно смс-ил во время обеда, светил телефон.

До самой темноты вкручивались в гору. Начало темнеть, а встать но ночевку абсолютно негде — пыльные голые скалы. По словам местных, нормальные стоянки только после верхней точки перевала. Решили, несмотря на темноту, штурмовать перевал сегодня. С фарами продолжаем движение. С заходом солнца резко похолодало, оделись.

Дорога через Шахристан — основная магистраль, связывающая северный и южный Таджикистан, поэтому движение не прекращается даже ночью — в обе стороны ползут тяжело груженые камазы. Пылища страшная — мы стали выглядеть как кочегары паровозного депо.

На самой верхней точке перевала, которую мы достигли в час ночи — о проклятье — я пробиваю заднее колесо. Пришлось бортоваться, прижавшись к краю дороги над пропастью при свете фар и температуре, близкой к 0 градусов. Задубевшая от холода покрышка никак не хотела слушаться, да и сами мы замерзли просто в хлам.

На первой же попавшейся ровной площадке немного в стороне от дороги решили встать на ночлег. Только начали развертывать палатку, появился какой-то мужик — "Не нада зачэм тут палатка место нехороший змея кусать пошли ко мне в дом". Поблагодарили, попросили принести воды (принес чайник с водой), но все-таки завалились спать в палатке (застегнемся наглухо и не страшны нам змеи).

16 июля, суббота (перевал Шахристан — Ура-Тюбе — Худжанд)
пробег 144 км, средняя скорость 24 км/ч, максимальная 56 км/ч, набор высоты за день 210 м, температура воздуха +35, ясно

Утром оказалось, что остановились мы у домика дорожной службы, которая следит за перевалом и в случае камнепадов, селей и обвалов занимается расчисткой дороги. Вчерашний таджик пригласил нас на чай, и, мало того, специально для нас наварил картошки. Очень переживал, что не может угостить нас мясом.

Собирались неспешно, нам предстоял долгий приятный спуск с перевала. Только бы не было мордодуя, который так доставал предыдущие два дня !

На счастье было безветренно. Крутой спуск через 16 км сменяется пологим, дорога выходит из гор и сразу же из грунтовой превращается в разбитую, но асфальтовую (погодные условия на равнине более стабильные и асфальт разрушается медленнее, чем в горах).

На горизонте еще долго был виден удаляющийся взятый вчера Шахристан.

Через некоторое время встретилась большая арка с надписью "Счастливого пути" по таджикски (это мне потом менты ура-тюбинские перевели).

На обед останавливаемся в Ура-Тюбе, крупный райцентр, но из достопримечательностей — только памятник таджикскому герою Сомони. В честь него названы местные деньги.

Обедали в центре городка в чайхане. Выехали на Худжанд, до которого оставалось 70 км, и я сразу же проколол многострадальное заднее колесо. Сделали вынужденную остановку, заклеил дырку, нашел и вытащил торчащую в покрышке колючку.

Надо ускориться, а то засветло не успеем в Худжанд.

На выезде из Ура-Тюбе милицейский пост, нас тормозят. Называются местные гаишники "БДА", их командир мне сразу же перевел с таджикского "Бабки Давай Атваливай". Форма от бедности еще старая советская, с гербом СССР.

К счастью это была добрая шутка, денег не потребовали, а наоборот — проверили документы, расспросили и "Ну че, мужики, арбуз будэтэ"?. Мы согласились, командир хлопнул в ладоши, и прямо на пост принесли огромный сладкий арбуз. Потом чай.

Дальше — больше: "Давай завтра поедеш свой Хучанд пашли вэчером ка мнэ дамой в гости будэм угащат вас настоящий татжикский плов". Не получится, нам уже надо завершать поход и выбираться в Россию.

Только взялись за рули байков — ну блин, опять у меня спущено заднее колесо. Такими темпами точно в Худжанд не успеем засветло. Заменил камеру, тронулись, до самого Худжанда старались держать не менее 30-35 км/ч под слабый уклон.

Сделали небольшую остановку в чайхане съесть мороженого. Неожиданно плюс к мороженому нам принесли по тарелке лангмана и гроздья только что сорванного винограда. Вот где вкуснятина — таджикский киш-миш без косточек. И денег опять не взяли (угощают бесплатно). В энный раз приятно.

Худжанд расположен у подножия гор песчаного цвета на реке Сырдарья, несущей свои зеленые воды с гор соседнего Кыргыстана.

Около города оазис, развито земледелие, выращивают рис на орошаемых полях. В город въехали уже в сумерках.

Поселились в самой козырной худжандской гостинице "Эхсон", в огромном 2-местном 3-комнатном (!!!) номере с балконом на 11 этаже по 7 долларов с человека, нам разрешили поднять байки в номер. Гостиница новая, построена в 2000 году, но обстановочка внутри номера не очень — все сделано тяп-ляп, розетки и электропроводка сикось-накось, выключатели разваливаются, ручки у шкафов отломаны, но зато есть горячая вода и хорошее чистое белье.

Отмывшись от шахристанской пыли, пошли отмечать завершение маршрута в кафе неподалеку от гостиницы. На 100 русских рублей вдвоем наелись до отвала. Я съел 4 шашлыка, выпил 2 кружки разливного душанбинского пива. Супер.

17 июля, воскресенье (переезд на такси из Худжанда в Ташкент)
пробег 3 км, средняя скорость 18 км/ч, максимальная 30 км/ч, набор высоты за день 10 м, температура воздуха +45, ясно

Проснулись по будильнику в 8 утра. Быстренько проехались, осмотрели Худжанд. В основном пятиэтажки советской постройки, достопримечательностей особых нет.

В советское время город назывался Ленинанабад, да и сейчас его очень многие таджики так называют.

Договорились с таксистом на желтой Газ-24 с шашечками довезти нас до узбекской границы (70 км) за 12 долларов. Машина никак не хотела заводиться, пришлось толкать. Шофер рассказал, что получил эту Волгу в 1985 году, работая в таксопарке, и до сих пор на ней трудится.

В час дня были уже в Айбеке, без проблем прошли узбекскую границу, наняли такси и в 3 часа дня прибыли в Ташкент. Оставили байки и вещи в той же частной гостинице, где мы ночевали две недели назад.

Время до поезда было потрачено в основном на поиски Улугбека и получение моего билета. Еще успели съездить покушать в центр на метро. В метро милиционеры заколебали проверкой документов — уж не помню, 4 или 5 раз нас останавливали.

Вечером Дима загрузил меня с вещами в плацкартный вагон поезда "Ташкент-Москва" и я отбыл домой.

Дима остался в Ташкенте, весь август он проведет в восхождении на пик Ленина в Кыргыстане. Сейчас жду его возвращения.

18 июля, понедельник (поезд)
температура воздуха +45, ясно

Я отсыпался после похода — спал по 12 часов в сутки, хотя обстановка к этому не очень располагала — жарища, духота. Попутчики по плацкарту попались хорошие. Два пожилых мужика из Ферганы ехали в Тольятти на заработки, парень ехал торговать дынями в Самару, тетка из Бухары ехала в гости к родственникам в Саратов. Пили ферганское вино, ели лепешки, общались, обменялись адресами. За окном проплывали уже знакомые пейзажи казахской пустыни.

 

19 июля, вторник (поезд, прибытие в Самару)
пробег 4 км, средняя скорость 25 км/ч, максимальная 35 км/ч, набор высоты за день 0 м, температура воздуха +28, облачно, дождь

Утром въехали в Россию, на небе появились тучи, закрапал уже забытый в средней Азии дождь. Сразу же навалилась неимоверная духота. Вечером я был дома, показывал домашним и друзьям фото и рассказывал о походе.

Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама
Rambler's Top100