Пятница 23 Июня 2017г.

Велоотчеты 2005. Мир! Труд! Грязь!

Маршрут: Рождествено — Торновое — Чурокайка — Ширяево — Богатырь — Ширяево — Верблюд — Гаврилова поляна

Автор отчета — Владислав Паршин AKA Медведь, корректура — Сергей Борминский AKA GraySB

Участники: Владислав Паршин AKA Медведь, Сергей Борминский AKA GraySB, Андрей Борминский.

Медведь
Влад
Graysb
Сергей
Freeman
Андрей

Растаял снег, дворники собрали в кучи весь прошлогодний мусор, перелетные птицы, бомжи и таджикские цыгане вернулись из теплых стран. Вот и мы, три немолодых — нестарых человека, разменявших свой первый четвертак, решили совершить традиционное первомайское паломничество в Самарскую Луку. Традиционные для этого времени пешие маршруты казались уже скучными, потому было принято решение проехать на велосипедах стандартный круг через Ширяевский овраг.

8-часовой ОМик был благополучно проспан. На улице моросил дождь, стоял туман, да и никто не смог приподнять себя в 6:30, зато 10-ти часовой пришелся по вкусу. Заняв практически всю заднюю палубу плавсредства, герои повествования принялись за осмотр своих транспортных средств (проехав 5 кварталов от дома до речного вокзала, велосипед Андрея наполовину развалился и требовал ремонта). Охотников любоваться Самарой с Волги в столь промозглую погоду нашлось немного, потому велы были по-барски разбросаны по палубе.

Несколько слов о технике. Ваш покорный слуга имел в своем распоряжении вполне верного коня из семейства кросс-кантрийных. Сергей прискакал на абортированном на пятом месяце беременности детище белорусской велосипедной промышленности. Стальное чудовище, напоминающее нечто среднее между танком Т-34 и комбайном «Дон» и по нелепому недоразумению именуемое велосипедом, было причислено владельцем к разряду горных, поскольку на раме имелась соответствующая полустертая надпись «mountain». Велосипед хороший, сделан с 3х-кратным запасом. По массе. Третий же паломник, Андрей, не придумал ничего лучше, как вытащить на прогулку надежный, проверенный временем «Турист». Вот в такой разношерстной компании «Велоцирк» отправился на гастроли.

Вот и Рождествено. Масштабы паводка поражают даже наше больное воображение. Расположенная на берегу касса оказалась затоплена по самое окошечко, через которое бабушка-божий одуванчик обычно продает билеты на ОМик. Когда лавина колхозников, устремившихся к родным домам, схлынула, сошли на землю обетованную и мы. В последний раз пытаемся отговорить Андрея от участия в нашем сомнительном предприятии. Твердый, как стальная вилка «Туриста», Андрей стоял на своем.

Катить по асфальту, пусть и мокрому, совсем не сложно. Первый раз серьезно призадумываемся о целесообразности наших телодвижений только перед въездом в Торновое. Дороги, как таковой, еще нет. Тащим велы по грязевому потоку, цепляясь изредка в поисках точки опоры за заборы. Грязь цепко хватает нас за колеса.

Кое-как вползаем на верхнюю точку подъема. В преддверии Первомая, совершаем акт единения кто с серпом, кто с молотом, установленными здесь неизвестным скульптором.

Серп и молот отправляются в зенит

Продолжаем получать заряд положительных эмоций, тащась через гору в Чурокайку. Нести велы на себе неудобно, катить рядом – невозможно из-за налипающей грязи, бросить – жалко, повернуть назад – неспортивно. Вскоре нам удалось нагнать группу ветеранов – группу дедушек и бабушек со 100-литровыми рюкзаками, медленно и печально месящих грязь резиновыми сапогами в направлении, схожем с нашим. Обменявшись любезностями, двигаемся примерно в равном темпе. Наконец, появляется какое-то подобие травы. МОЖНО ЕХАТЬ!!! И мы едем. Весело, поднимая грязевые фонтаны. Наконец, спуск. Преодолеваю его на приличной скорости и чуть не по самый верх колеса ухожу в болото, казавшееся безобидной лужицей. Мои спутники не верят своим глазам, ушам, моему мату и втыкаются рядом. Спаниель туристов, доселе имевший на своем теле четкую грязевую ватерлинию, тоже не верит всему вышеперечисленному и вместе с ушами скрывается в жиже. Тут же выныривает, отфыркивается и смотрит на нас с презрением.

Зачем мы велы брали?!

А мы топаем дальше, снова волоча на себе механических спиногрызов. Грязь весело хлюпает в треккинговой обуви.

Наконец, долгожданный спуск. Лихо слетаем вниз. Теперь можно поиграть в интересную игру «найди оборудование». Из моего комка грязи, например, торчат только руль и пара педалей. Кое-как счистив специально найденными поблизости палочками грязь, продолжаем путь по оврагу. Здесь уже можно более-менее ехать. Силы зашкаливают, оптимизма еще больше. И никакой начавшийся дождь нам не помеха. Ну и что, что велы опять на себе переть, счищая грязь с колес каждые 100-200 метров? Зато бодро и с песнями. Периодически вспоминается услышанный ранее радиохит «А погодка-то у нас сегодня…». Вот и Каменная Чаша. Поляна, на которой обычно пасется до десятка автомобилей, на редкость пуста. Зато навстречу, прикрывшись пленкой от дождя, бодро шагает мужчина средних лет с двумя юными послушниками. Один из них долго и внимательно изучает фрагменты моего вела, просматривающиеся сквозь грязь и выдает: «А у меня тоже… «Стелс»!». Такого оскорбления в свой адрес мой вел не выдерживает, встает на дыбы и бьет копытами себя в грудь.

Дорога до Ширяева сопровождается наиболее красочными выражениями, особенно стараниями моих спутников. Налипающая грязь и глина уже не удаляется с помощью подобранных с земли щепок. Заднее колесо крутится с большим усилием только на самой нижней передаче, переднее колесо едет по грязи как лыжа по снегу – то есть, совершенно не вращаясь. Наконец, под ногами появляются какие-то признаки щебенки. Можно снова ехать. Под слоем грязи дисковые тормозов не вижу, но, судя по всему, они не работают. Диски трутся о колодки, как о масло.

Чистое колесо VeloSamara рулит

Андрей выдвинул мысль, что велосипед это такая классная штука, которую можно не только тащить на себе, но и еще иногда и ехать на ней верхом.

Незабываемое впечатление, когда сельские собаки, обычно бросающиеся на любой движущийся объект от пешехода до самосвала, стояли и с непонимающим видом смотрели на три кома грязи, передвигавшихся по дороге. Видимо, они не могли осознать, как земля с глиной могут сами передвигаться.

А дело, между тем, подходит к вечеру. А нам бы еще через Волгу переправиться. Рвем вперед, на пристань. Ехать без тормозов по асфальту – огромное удовольствие. Максимально ощущается при проезде через лужу. Переправа еще не открыта, хотя на речном вокзале была несколько иная информация. Над Волгой, тем временем, сгустился туман, и лодочники не согласились переправить нас даже за весьма солидное вознаграждение. Посочувствовали. Посоветовали поискать переправу в Богатыре. Слабо веря в успех, все же выкручиваем педали и въезжаем в соседнее село. Естественно, ни о какой лодочной переправе там никто и не слышал. Понимаем, что ночевка на правом берегу Волги нам обеспечена: последний автобус в Жигулевск давно ушел, а своим ходом мои спутники, полностью выложившиеся на маршруте, туда просто не доедут. До Гавриловой поляны, судя по состоянию дорог, мы могли добраться только затемно, и ни о какой переправе думать уже не приходилось.

Усилившийся дождь свел на нет чуть теплившийся оптимизм. Было принято решение остановиться на ночевку в Богатыре, а если не получится – в Ширяево. Допрос местных жителей позволил очень быстро выявить некое общежитие, в котором трем усталым путникам и их коням за более чем скромное вознаграждение предоставили на растерзание трехкомнатную квартиру со всеми удобствами и баню, куда мы пошли вместе с велами. Баня никогда не принимала таких грязных байкеров, зато именно баня преобразила нас, сделав чистыми, к тому же дав море оптимизма. Положительных эмоций хватило, чтобы забыть грязь и слякоть прошедшего дня.

В баню я хожу с велосипедом

Утром, прогладив выстиранные вещи предоставленным утюгом, благодарим добрых людей, и катим на Гаврилову Поляну. Тормоза худо-бедно работают, но оптимизма определенно не внушают. После Ширяево асфальт заканчивается. Грунтовка представляет собой грязевой поток, текущий с небольшой скоростью.

Дорого до Верблюда

Даже пешие туристы не рискуют соваться в него, карабкаясь по козьей тропке на склоне горы. Чего уж говорить о нас… Медленно и печально тащимся к Верблюду. Дорога становится более-менее проезжабельной. Снова садимся верхом и без остановки едем до самого Полета. Снова козья тропа. На склонах кое-где еще лежит снег. Под ногами мокрые листья, очень скользкие. Паводок в этом году особо удался, потому Крестовую поляну пересечь можно только через религиозную общину. Пара алабаев, в предвкушении незапланированного завтрака, уже рвётся на части от лая. Вышедший из избы мужик успокаивает нас – мол, собаки на цепи. Дальше можно ехать практически до самой Гавриловой поляны, изредка спешиваясь для преодоления заболоченных участков. Наконец, ключ маршрута – село Гаврилова поляна. Пройти по береговой линии невозможно – паводок поднялся до самых заборов. Обходим колхоз по периметру. Сделать это очень нелегко – топчемся по жидкой грязи практически на одном месте. Кое-как, с большими временными затратами, матом и преодолением гравитационной составляющей всё же достигаем лодочников. У нас с Сергеем срочные дела, потому упаковываемся в лодку и отбываем в Самару. Андрей же никуда не торопится, и потому наслаждается катанием по асфальту до самого Рождествено.

Паводок

Резюме: от общей протяженности маршрута ехали около 15%. Остальное – своим ходом. Умудрились собрать двух клещей, которые к счастью, не добрались до цели. Вообще удивительно, почему только два – большую часть маршрута мы шли не по дороге, а по траве. Видимо даже клещи боялись высунуться в такую погоду…

Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама
Rambler's Top100