Вторник 28 Марта 2017г.

Велоотчеты 2006. Неизведанная земля Кыргызстан

НЕИЗВЕДАННАЯ ЗЕМЛЯ КЫРГЫСТАН

07.07.2006 – 31.07.2006

отчет Константина Акчурина о велопоходе по Тянь-Шаню

ПРОЛОГ

…на горизонте показался купол Самарского ж/д вокзала. В душе странников царила тоска — поход закончен, отпуск тоже. Там, далеко на юге, за казахскими пустынями, в трех тысячах километров, остались горы мечты, небесные горы, Тянь-Шань (по-китайски «тянь» — гора, «шань» — небо)…

МАРШРУТ

Бишкек — Кара-Балты — пер. Тёо-Ашуу (3210 м) — Суусамыр — Кызыл-Ой — Чаек — Тюгель-Сай — пер. Чиль-Бель (3267 м) — озеро Сонг-Кёль (3115 м) — пер. Молдо-Ашуу (3243 м) — Нарын — Эки-Нарын — ущелье Капчыгай — Орюк-Там — перевал Керю-Карагоман (3680 м) — озеро Тешик-Кёль (3504 м) — горячие источники Джил-Суу — пер. Тосор (3839 м) — южный берег озера Иссык-Куль — Тамга — курорт Жеты-Огуз — Каракол — пристань Пржевальск — радоновые источники Аксу — Боз-Учук — Каркара — Кегень — пер. Кегенский (2100 м) — Чарынский каньон — Кокпек — БАК — Тургень — Иссык — Алматы.

1378 км за 16 полных ходовых дня, 2 дня отдых на Иссык-Куле, общий набор высоты за поход 13274 м.

Поход прошел по территории бывших советских союзных республик, а ныне независимых государств Кыргыстан и Казахстан.

УЧАСТНИКИ

Константин
(Kostya)

GT Avalanche
Сергей
(Kondor)

Marin
Миша
(Misha)

Merida T.Speed


ДНЕВНИК ПОХОДА

7 июля, пятница (отъезд, поезд)
+25 малооблачно

Жесть. Плацкартный вагон поезда № 17 Москва — Бишкек. Поезд кыргызского формирования. Вагон не ремонтировался, по-видимому, с советских времен. Мест 55, пассажиров я не считал, но что больше 100 — точно. Караван-сарай на колесах. Из технических достоинств вагона хочу отметить «автоматический» душ — при сильной качке (прохождение поворотов, стрелок, кривой дороги и т.п. в туалете на голову льется вода из дырявого резервуара). Тем не менее, все очень общительно, доброжелательно и весело. Проводники лояльно отнеслись к погрузке байков, и это даже несмотря на то, что Серега не посчитал нужным брать в поход чехол, а использовал в качестве упаковки байка штатное одеяло из состава постельного белья вагона!

8 июля, суббота (поезд)
+28 ясно

Продолжаем движение на поезде. На казахской границе стояли 5 часов. Поезд начинает опаздывать. Спим, пьем пиво с вкуснейшей сырдарьинской рыбой. Ночью душно.

9 июля, воскресенье (поезд)
+35 ясно

Пустыня. Все это я уже видел в прошлом году, и сейчас не так интересно. В Кызыл-Орде поели шашлык. На узловой станции Арысь шикарные арбузы и дыни (огромный арбуз — 100 теньге, дыня-торпеда 150 теньге). 1 руб. = 4,5 теньге. Вечером доехали до гор, поезд теперь едет вдоль Киргизского хребта. Ночью было очень душно, простояли на кыргызской границе больше положенного, но погран и таможенный контроль никаких претензий к нам не предъявил. Миша познакомился с девушкой — кыргызкой из Оша по имени Динара.

10 июля, понедельник (Бишкек — Кара-Балты — Сосновка — ущелье Карабалты)
92 км, средняя 18,3 км/ч, максимальная 45 км/ч, набор 839 м, лагерь на 1300 м;
утром +20+25 ясно, днем +30+32 ясно, вечером +18+20 ясно

Прибываем в столицу Кыргыстана — Бишкек (бывший Фрунзе) в 10 утра с опозданием в 3 часа. На вокзале нас встретил на машине представитель турфирмы «Тянь-Шань Тревел» и повез в гостиницу, искупались под душем, собрали байки, я сгонял с представителем фирмы в их офис — подписали бумаги, я выкупил заказанные 6 баллонов с газом, и — вперед.

…Воображение рисовало восточные кварталы, сверкающие под солнцем минареты мечетей, неспешно шагающих ишаков, чайханы, гордых кыргызов в национальных костюмах, гарцующих на вороненых жеребцах… Многое из перечисленного выше мы увидели, но позже, в горах, а пока…

Бишкек 2006 года до боли напоминает какой-нибудь Орел или Пензу образца начала 90-х. Первые коммерческие магазины, все дела… Вывески по-русски, названия улиц — тоже. Памятники Ленину. Советские машины. Хотя ростки капитализма просочились и сюда — попадаются немецкие Audi, а простые киргизы предпочитают марку Mercedes (микроавтобусы-маршрутки). Центр города чистый, зеленый, и по-своему симпатичный. Пьем газ. воду из советского же автомата. Практически из любой точки города видны снежные пики Киргизского хребта.

Каких-либо интересных исторических объектов здесь нет, как город Бишкек оформился недавно, не более 150 лет назад, из небольшой крепости под названием Пишпек.

После краткого осмотра покидаем столицу по главной дороге, въезжаем, согласно вывеске, в «Московский район» и погнали по раскаленной под набравшим силу солнцем шоссейке мимо типично русских деревенек — Павловка, Полтавка, Садовое, Петровка… На улицах вдоль дороги попадаются кыргызы, но все-таки больше людей с чисто рязанской внешностью. Бабушка на обочине: «Мальчики, молочка не хотите?» — «Нет, спасибо!».

Заехали в Беловодское на рынок (согласно новой кыргызской карте это село называется Ак-Суу, но местные об этом почему-то даже и не догадываются), поели отличных персиков.

К 6 вечера доезжаем до поворота в горы на Сосновку перед большим селом Кара-Балты. О, наконец-то местное название. Переводится «Черный Молот». Зловеще как-то, но решили здесь поужинать в кафе, и не прогадали. Дешево, вкусно, национальные блюда. Первый раз пробуем оригинальное кыргызское блюдо «аш-лян-фу».

Слишком плотно поужинали. После поворота в сторону гор дорога, хоть и ровная на первый взгляд, идет с ощутимым набором высоты. Асфальт отличный, это построенная иностранцами (турками вроде) несколько лет назад магистраль связывает Бишкек и Ош. В гору крутится очень тяжело, да еще первый день, не втянулись… Сосновку проезжаем в сумерках (темнеет быстро). Вот и горы. Дорога ныряет в ущелье речки Кара-Балты. С трудом нашли более-менее приемлемое пместо для ночевки, на высоком берегу речки, в прямой видимости от шоссе. Ночью тепло.

11 июля, вторник (Сосновка — пер. Тео-Ашуу — Суусамыр — р. Западный Каракол)
83 км, средняя 12,1 км/ч, максимальная 76 км/ч, набор 1915 м, лагерь на 2140 м;
утром +22+24 ясно, днем +5+7 пасмурно, вечером +15+17 облачно дождь

Свежее солнечное утро, первое в горах в этом походе. Завтракаем сухпаями. Начинаем подъем на перевал. Машин на шоссе мало. Чем выше в горы, тем круче подъем. Миша схалявил — зацепился за фуру и митькой звали. Мы с Серегой пыхтим в гору. Вначале 2-1, а последние километры только 1-1. Остановились передохнуть. Тут же подошел дружелюбный водила вставшего неподалеку камаза из Оша и угостил арбузом. С перевала грузовые машины спускаются на скорости 10 км/ч и первой передаче — быстрее нельзя, не удержат тормоза, улетишь в пропасть. Навстречу попадается группа велосипедистов-голландцев с машиной сопровождения, человек 10.

На высоте 3000 м набегают тучи и становится ощутимо холоднее, попадаются островки снега. Сил нет. Чередуем 1-1 и пеший ход. Раньше перевал был выше, а теперь на высоте 3210 м пробили туннель длиной 3,4 км. У въезда в него ждет Миша, он здесь тусуется почти 4 часа. Начинается дождик. Едем через туннель. Система вентиляции не справляется, загазованность — ужасная, как бы кони здесь не двинуть. На той стороне открывается вид на зеленую долину Суусамыр. Убегая от надвигающейся со стороны перевала тучи, гоним по серпантину вниз. Высота стремительно сбрасывается, скорость 50-70 км/ч, обгоняем машины. На поворотах сильный боковой ветер.

По окончании спуска развилка дорог и группа юрт. Обедаем в гостевой юрте, взяли бешбармак. Прямо пошла Ошская трасса, налево — грунтовка на Суусамыр, свернули. Под спуск километры летят весело. Проезжаем Суусамыр. Около села местные рубятся в футбол на пыльной площадке.

Встали на ночлег в приятном месте на берегу горной реки Западный Каракол с зеленой прозрачной водой. Только поужинали — пошел дождь и лил всю ночь.

12 июля, среда (Суусамыр — Кызыл-Ой — Чаек — р. Джумгол)
109 км, средняя 18,9 км/ч, максимальная 62 км/ч, набор 560 м, лагерь на 1940 м;
утром +18+20 ясно, днем +25+27 облачно гроза, вечером +14+16 облачно

На удивление утром — кристально чистое небо, ни облачка. До 12 часов дня наслаждаемся великолепной горной природой, купаемся в речке. Вернее сказать — окунаемся. Вода по ощущениям 7-9 градусов. Настроение отличное.

Выехали в час дня. Сразу же — аил (поселок) Кожомкул. Назван в честь местного богатыря. Посещаем его могилу за околицей. Покупаем в сельмаге сухофрукты.

Питьевую воду можно брать из любого ручья, с этим в горах проблем нет.

Далее дорога втягивается в красивое ущелье реки Кекемерен. Речка сплавная, 5 к.с. Весной разговаривал с одним тольяттинцем, который по ней плавился на катах в 1992 году. Идущая вдоль реки плавным спуском грунтовка красноватого камня местами преподносит сюрпризы в виде «стиральной доски». Едешь-едешь вальяжно, 40 км/ч, и вдруг начинает так колбасить, что возникают опасения по поводу байка — не развалится ли на ходу? Почему она образуется, эта«стиральная доска», непонятно, скорее всего, от резонанса подвески авто. Винты многие на байке раскручиваются, приходится протягивать.

В ауле Кызыл-Ой нас настигает гроза. Пережидаем на крыльце дома, общаемся с хозяином. К счастью, основная туча прошла стороной.

Стоит отметить, что местный язык относится к тюркской группе языков, на которой говорят на огромной территории от Крыма до Саян. Так что «кызыл» означает «красный», и здесь, и в Туве, и на Урале. Наследие монгольских завоевателей… Но различия в произношении, конечно же, есть. Кыргызский язык какой-то более резкий, гортанный.

В месте, где Кекемерен вырывается в широкую долину из узкого ущелья — неописуемой красоты разноцветные бело-красные горы. Грунтовка после моста упирается в Т-образный перекресток.

Делаем привал на стрелке рек Кекемерен и Джумгол и поворачиваем налево по разбитому асфальту, ведущему в райцентр Чаек. Догоняет новенький японский джип с некыргызскими номерами, притормаживает, беседую через опущенное стекло. За рулем англичанка из Лондона, путешествует по Средней Азии с хорошим другом из Веллингтона! Ох, ни фига себе, занесло новозеландца далече от родины. Едут, как и мы, на Сонг-Кель.

В Чайке докупаем продукты и обедаем в чайхане. Через некоторое время по правую сторону от дороги видим развалины. Осматриваем. Остатки какого-то древнего города из белого песчаника. Уже по завершении похода выяснил, что камням этим тысяча лет, а город назывался Кайрыма.

Следующим пунктом нашего следования был аил Тюгельсай, в котором нам предстояло свернуть из долины Джумгола на подъем к озеру Сонг-Кель. Неожиданно на пути прорисовался «недокументированный» перевал, по карте его как-то и не видно. 200 метров набора высоты, ерунда по тянь-шаньским меркам, но при той степени усталости, в какой находился я, пришлось заметно попыхтеть, еду последним. Встречается конный кыргыз. Разузнаем дорогу на перевал. Вначале долго не могли понять друг друга, мы ему «Чиль-Бель», а он не знает. Оказалось, что правильно что-то типа «Щлбль», причем так резко и отрывисто, что не разберешь…

И тут нас застали быстро сгущающиеся сумерки. Долина широкая, степь да степь кругом, где же стать на ночлег? Попытались приткнуться за холмиком у дороги, но ветер сильный и вообще как-то не очень. Принимаем решение спуститься к одинокому дому, стоящему в группе деревьев на берегу Джумгола. Плохо говорящий по-русски хозяин показал отличную стоянку на травке под деревьями на берегу журчащей речки.

13 июля, четверг (р. Джумгол — пер. Чиль-Бель — оз. Сонг-Кель)
44 км, средняя 7,9 км/ч, максимальная 47 км/ч, набор 1350 м, лагерь на 3015 м;
утром +16+18 облачно, днем +7+13 пер. облачность, вечером 0+10 малооблачно снег

Утро не предвещало хорошей погоды. Чувствовалось, что ползущие со стороны гор тучи — дождевые. И точно, не успели мы позавтракать, как робкое солнце скрылось, температура начала на глазах валиться вниз, пошел дождь.

На завтрак сделали картофельное пюре из сухпая, разведенное купленным мною на хозяйстве кыргыза молоком (денег брать не хотел, насилу впихнул ему 20 сомов). Через некоторое время хозяин на коне в островерхой национальной войлочной шапке (называется «калпак») сам навестил наш лагерь, узнал, как отдохнули и не надо ли чего еще.

Выехали под дождем. Тут еще и ветер подключился, стало совсем холодно. Выходим на грунтовку, ведущую на перевал. Тяжко он мне дался, этот «Щлбль». Не набрав и 300 метров высоты, я почувствовал слабость, а уклон все увеличивался, и через некоторое время даже на 1-1 не было мочи ехать. Миша с Серегой были впереди, и постоянно меня ждали. На очередном привале решили меня облегчить. Раздал на руки тяжелый ключ на 15, запасные покрыхи, еду. Ребята стали принуждать меня выкинуть WD-40. 300 мл. новую и шампунь. Ну, с вэдэшкой я кое-как расстался. На счастье мимо проезжала нива, полная кыргызов, им и вручил ее в подарок. Они вначале не поняли, что за препарат, водитель уже хотел испробовать действие (в салоне машины и почти себе в лицо). Успел предостеречь. А с шампунем я расставаться наотрез отказался.

Выводы делать надо. При подготовке снаряги в поход с такими высокими горами надо брать меньше барахла. Только самое необходимое. Не брать дублирующей одежды. Законы физики никто не отменял. И если в условиях, скажем, самарской области вы даже не почувствуете какие-нибудь лишние полкило, то здесь работа по их перемещению с высоты х на высоту у неслабо негативно отразится на результате.

Почти на отвесных скалах заметили стаю горных козлов, голов 7. Но, слишком далеко, чтобы их сфотографировать, нужен объектив 10х как минимум. С нашими 3х-4х нечего дергаться.

Через некоторое время нагоняем тех самых кыргызов на ниве. У них привал, перегрелся двигатель, охлаждают водой из ручья. Выясняю, что в силу большого уклона обычные машины не могут въехать в такой перевал, не тянут. Нива в режиме 4х4 на пониженной — кое-как. Угощают нас кумысом.

О кумысе стоит рассказать отдельно. Я его больше не буду так называть, потому что правильно — кымыз. Даже если вы покупали в наших магазинах бутылки с надписью «кумыс», не обольщайтесь — вы не пробовали кымыз. Продающийся у нас продукт можно без зазрения совести выливать в унитаз. А настоящий кыргызский кымыз — это сказка. И это не просто кобылье молоко. Его разливают по специальным кожаным бурдюкам и некоторое время настаивают. Получается ядреный напиток, отлично утоляющий жажду и восстанавливающий силы. Единственно, с чем придется смириться — с революционной деятельностью желудочно-кишечного тракта непривычного россиянина в первые дни потребления продукта.

Приглашают нас заехать в гости в юрту на озере, объяснили, как ее найти. Обещаемся быть.

На перевальном взлете — красивейшие горные цветы. Как раз наладилась погода, выглянуло солнце, и с верхней точки открылся сногсшибательный вид на голубое блюдо озера Сонг-Кель в окружении пастбищ с точками лошадей и баранов, многочисленных стоящих группами белых юрт, и все это в обрамлении сияющих в лучах заходящего солнца снегов на пиках гор. К сожалению фото этих мест утеряны.

По всему плато озера Сонг-Кель вьются прекрасные ровные грунтовки. Летим под горку к юрте, подходящей по описанию. Оказалось, что мы ошиблись и это совсем другие кыргызы. Тем не менее, нам устраивают очень теплый прием, выносят большой поднос с домашними хлебом, топленым маслом, сметаной, сыром и, конечно же, наливают кымыз. Потом еще в юрту пригласили. Вот здесь действительно неподдельный национальный быт. Денег за угощение наотрез не взяли. По многовековым национальным традициям считается, что путник просто обязан зайти в юрту на угощение. Отказался — проявил неуважение к хозяевам. Брать деньги за угощение со стороны хозяев также считается зазорным.

В Кыргыстане высокогорные пастбища называются сыртами, а используются они для выпаса скота в летнее время. На это время жители расположенных в долинах сел гонят сюда стада баранов, лошадей и коров, а сами ставят на сыртах юрты и живут с мая по сентябрь.

Для ночевки подыскали отличное место в стороне от юрт, под горой, у самого берега озера. Одна из самых приятных ночевок похода. Урез воды озера на высоте 3015 м над уровнем моря. Поужинали. Часам к 11 вечера ярко сверкающие звезды закрыла небольшая тучка, закружился ласковый снежок. Оделись потеплее, и спать. Ночью температура падала до -5 градусов, замерзла вода в баклашках, но термобелье и теплый спальник удержали тело в комфорте.

14 июля, пятница (оз. Сонг-Кель — пер. Молдо-Ашуу — Джаны-Талап — Актал-Чат — р. Нарын)
88 км, средняя 16,1 км/ч, максимальная 48 км/ч, набор 360 м, лагерь на 1680 м;
утром 0+8 малооблачно, днем +1+14 пер. облачность снег метель, вечером +20+27 ясно

Морозец, однако, вдарил. Миша вылез из палатки часов в 7 утра, когда было еще -4, а мы с Серегой выспались и появились на свет двумя часами позже. Утром озеро было столь же великолепно.

Выехали в 11 утра. Путь по плато сопровождался погодными метаморфозами. Яркое солнце сменялось мрачными тучами и снежными зарядами со шквальным ветром. Буквально за пять минут земля делалась белой, наступала «зима», а еще через 10 минут под ярким солнцем все таяло, опять зеленая трава и наступало «лето». Перепады температуры воздуха во время этих «смен времен года» составляли около 10 градусов.

По пути случайно оказалась юрта вчерашних кыргызов на ниве. Опять угощение по полной программе. Смотрим в оригинале процесс приготовления сырных соленых комочков, которые потом сушат на солнце до твердого состояния (к пиву очень подходит, нас угощал такими в поезде кыргыз из Джалалабада, в июне, когда ехали на сплав по Самарке).

В Сонг-Келе водится рыба под названием пелядь (по читанным мною отчетам очень вкусная), но попробовать ее не удалось, в связи с неустойчивой погодой кыргзская рыбалка отменялась уже несколько дней подряд, и запасы вкусной рыбки были съедены обитателями юрты до нашего появления.

В связи с неустойчивой погодой решили не огибать все озеро, как я изначально планировал, а срезать по западному берегу. Накатанный каменистый тракт приводит на перевал Мол-до-Ашуу, который со стороны озера всего лишь плавный подъем на 200 метров. А вот на другую сторону. О! Открывается вид на многовитковый уходящий вниз серпантин, пропасти, покрытые тянь-шаньской елью горы и далекую реку Нарын. К сожалению, мои фото утеряны. На перевале беседуем с экипажем ржавого автомобиля «Москвич-412», въехавшего на перевал снизу. И он смог??? (москвич). Хочется верить, что это mountain версия ижевских автомобиле- строителей…

С такой тяжестью заработанные позавчера на Чиль-Биле метры высоты тают на глазах, на этом серпантине сбрасывается полтора кило высоты. Миша на двухподвесе полетел вперед, для нас же на хардтейлах настал настоящий «колбасный(что не всегда удавалось — привет, восьмерка) и проходить 180 градусные повороты. цех». Скорость 30-45 км/ч, дорога накатанная, но мелкие камни дают постоянную вибрацию, а еще приходится лавировать, обходить камни покрупнее

Внизу — теплынь, солнце, заросли цветущего шиповника. Раздеваемся. Перекусили в попавшейся по пути юрте.

У поворота на аил Джаны-Талап видим табличку «Tourist Resort», обещавшую гостиницу, кафе и прочие тур услуги, повернули, но, зря мы понадеялись, какое-то недоброе село. Означенный выше «ресорт» не нашли, вместо этого встре- тившийся на улице мальчишка завел к какому-то дому, по-русски почти не говорят, сказали еды нет, но можем приготовить через 2 часа, что нас не устраивало, к тому же, на выезде из аила местные мальчишки нас «проводили» обстрелом земляными комков (вспомним Индию).

Но, к счастью, здесь случаи детского «бандитизма» в отношении туристов очень редки. Еще пару раз на Иссык-Куле, когда я ехал один, несколько раз пытались кинуть камушком, но я предупреждал нападение — подъезжал сам к источнику зла (как правило, пацан 8-10 лет) и выдывал что-нибудь типа «Эй, дружище, ну ты что, ох…л что-ли совсем, я к тебе в гости приехал, а ты хочешь в меня каменюкой кинуть, ну ты же не хочешь что бы я тебя поймал и за яйца подвесил вон на той чинаре? Расскажи мне лучше, как проехать туда-то» :) Даже те, кто не говорит по-русски, мат наш почему-то воспринимают адекватно. После такого внушения, пацаненок офигевал, и, виновато потупя взор, откидывал камешек в сторону, объяснял дорогу.

Чаще, в аилах нам попадались жизнерадостные улыбчивые ребятишки, которые кричали «Hello!» (западных туристов здесь большем, чем русских), подходили и общались, рассказывали о себе, расспрашивали нас.

В Актал-Чате заехали в продмаг. Купили русской тушенки (изготовлена в Твери в строгом соответствии с ТУ, с рогами, копытами и хвостами) и макароны. Стали искать ночлег на берегу Нарына. Поворот с асфальта по грунтовке в сторону речки. Навстречу — раздолбанный «Маз» с дровами. Я останавливаюсь, говорю «ассалам малейкум» и под дружный хохот как кыргызов, так и Миши с Серегой, валюсь набок. Совершенно забыл, что в контактах. Им то смешно, а я ушиб бочину неслабо.

Места здесь не очень симпатичные. Песок, колючки, заросли кустов, деревья типа нашей ивы. Нарын пробивается сквозь заросли многочисленными рукавами, мелкий. Встали прямо на песке на берегу одной из проток. Зато есть дрова, развели костер. Ночь ясная, звезды и тепло.

15 июля, суббота (р. Нарын — Учкун — Достук — Нарын — р. Нарын)
100 км, средняя 19,5 км/ч, максимальная 64 км/ч, набор 670 м, лагерь на 2100 м;
утром +18+22 ясно, днем +30+35 ясно, вечером +15+20 облачно

Спали до 9 утра. Потом стирались, загорали, купались. Выехали только в полдень. Серега с Мишей сразу же прокололись.

Шоссе на Нарын идет по широченной жаркой долине с плавным набором высоты. Солнце палит нещадно. Я просил ребят не рвать, ехать в спокойном темпе. Они и выбрали «спокойный» темп — 35 км/ч в подъем! «А чё — нормально!» — это они мне запыханному, с языком на плече объявили через несколько часов.

До самого Нарына — однотипные поселки. Разве что речка Ат-Баши с прозрачной водой, да безымянный перевальчик с каменным горным козлом скрасил скукоту этой долины. В пол-пятого въезжаем в Нарын.

Областной центр, дом культуры, администрация, театр даже есть, пятиэтажки, пара памятников, мечеть, троллейбусные провода. Местные говорят, что троллейбус есть, но в количестве 1 шт. и сейчас на ремонте, вот починят, начнет ходить.

Нашли кафе поприличней, отъедаемся. Шашлык-машлык, салаты, пивище. Соседи по столу угощают дополнительной порцией шашлыка. У Сереги разболелся зуб. Оставили его с зубной болью в кафешке, а сами пошли в магазин за продуктами. Навстречу пожилой кыргыз, в неизменной национальной папахе, под мухой. Здороваемся, знакомимся. Неплохо говорит по-русски.

— «Слюшай, Коста, памаги 10 сомов не хватает сам панимаэш на выпивка». Копаюсь в бумажнике — «На, держи 20», протягиваю ему. — «А нэт, забэри, нэ надо, вот у меня их до х…, этих сомов» и демонстрирует карман, набитый банкнотами. Оказалось, это он меня «проверял». Т.е. если бы я не нашел для него 10 сомов (6 рублей), то он посчитал бы меня плохим человеком. А после «положительных» результатов проверки пригласил в гости на выпивку и бешбармак. Такие казусы с пьяными кыргызами. Но в любом случае мы уже были сыты, надо было трогаться и мы вежливо отказались от приглашения дедушки.

В магазине закупаем продукты на планируемые 3-4 дня автономки, Миша купил крем для рук производства самарской фабрики «Весна», а Серега — рулон туалетной бумаги местного производства под названием «Тянь-Шань».

После города Нарын местность меняется. Широкая долина Нарына сужается, хребты становятся выше и одеваются белоснежнами шапками. Ветер гонит тучи, мрачнеет. На ночлег встаем в сумерках. Выбрали место на высоком берегу Нарына напротив кишлака Орто-Нура. Бушующий в порогах и бочках Нарын совсем не похож на ту речку, в которой мы купались утром, хотя это он же. И вода здесь не глинистая, а пенно-белесо-зеленая. Купаться от вольного не выйдет, если затащит в порог, опасно для жизни. Вначале хотели встать рядом с обрывом, но из-за грохота воды по предложению Сереги сместились метров на 30 от берега.

Всю ночь шел дождь. Причем на этих высотах окончание дождя ночью распознается вовсе не прекращением стука капель по палатке, а понижением температуры воздуха. Идет дождь, в палатке тепло, спишь себе спокойно в полураскрытом спальнике, вдруг бом — просыпаешься — холодина. Ага, понятно, закончился дождь, прояснилось.

16 июля, воскресенье (р. Нарын — Таш-Башат — Эки-Нарын — ущелье Капчыгай)
54 км, средняя 12,7 км/ч, максимальная 51 км/ч, набор 790 м, лагерь на 2440 м;
утром +10+15 ясно, днем +23+26 ясно, вечером +3+10 ясно

Красивый день. У нас всю ночь шел дождь, а высоко в горах выпал свежий снег. В результате снеговая линия на хребте Нарын-Тоо резко сместилась вниз, и получился эффектный плавный переход снег-зеленая трава. В лучах яркого солнца ослепительно сияли вершины, воздух был наполнен свежестью.

Выехали в 10 утра. В аиле под названием Дебёлю пробуем в киоске местное бутылочное вино, 40 и 60 сомов за бутылку, и настолько оно понравилось, что закупились на вечер.

У кишлака Таш-Башат встали на привал. Подъезжают три конных кыргыза. Пьяные. Главаря зовут Джагшилх, он сам перевел, это значит «хороший». Ведут себя немного нагловато, типа «Пачему не гаварит по киргызски?», «Вы, русский, богатый, мы нэт, работа нэт, дэнег нет». Пришлось применить такт и дипломатию. Поели наше печенье, я выделил в дар 100 сомов на выпивку, в ответ наглые гости выставили канистру кымыза и домашний хлеб. В результате напряженность была снята, ребята поехали дальше, а я был вынужден зарулить к Джагшилху в гости в Таш-Башат. Он познакомил меня с родителями, а также снабдил в дорогу лепешкой хлеба и двумя полторашками — кымыз и айран.

Догнал Сергея и Мишу, продолжили путь. Впереди выросли 4-5 километровые снежные пики хребта Джетим. Дорога спускается к стрелке рек Малый и Большой Нарын и к мосту. Про место слияния Нарынов было читано во многих отчетах, стоит посмотреть. Устраиваем очередной привал, я купаюсь.

После небольшого поселка-фермы Эки-Нарын дорога переходит по деревянному мосту Мылый Нарын и начинаются знатные места — ущелье Капчыгай. Сереге, по-моему, больше всего здесь понравилось.

В теснине поросшего тянь-шаньской елью ущелья дорога — укатанная каменистая грунтовка делается очень извилистой, то налево, то направо, то вверх, то вниз. На дне ущелья шумит Малый Нарын. Картинные виды меняются, один другого лучше.

Сегодня становились на ночлег засветло, в 6 вечера, долго выбирали место. Здесь есть дрова, второй (и последний) раз за поход жгли костер. Вино божественное, после него даже пели песни. Резко похолодало. Мириады ярких звезд, луна, очертания высоких гор и ни души вокруг.

17 июля, понедельник (ущелье Капчыгай — Орюк-Там — р. Карагоман — ручей Ичкетор)
57 км, средняя 9,8 км/ч, максимальная 62 км/ч, набор 1120 м, лагерь на 3200 м;
утром +1+20 ясно, днем +20+25 ясно, вечером +1+8 ясно

Еще один красивый день. Ночью был легкий морозец, и, пока не вышло солнце, в тени немногим выше нуля. Тишина. Вылезли из палаток в 8 утра. Как только солнце осветило наш лагерь, стало по-летнему тепло. Устроили купание. Вода в Малом Нарыне ледяная.

Тронулись в 11 утра. Через некоторое время дорога выгребает из так полюбившегося нам ущелья и выполаживается, леса тянь-шаньской ели остаются позади. Плавный подъем продолжается по достаточно широкой степной долине.

В поселке Орюк-Там перекусываем, приглашают в гости пить кымыз. Поражает, что стены каменного дома толщиной в полметра. Оказывается, защита от холода. Зимой здесь трещат морозы под -35-45.

Сворачиваем с главного тракта по второстепенной дорожке вдоль речки Карагоман. На просторных сыртах пасутся лошади и бараны. Юрты. Угощают. Здесь, кроме животноводства, занимаются охотой. Развешены шкуры пушистой горной рыси и волка.

Спрашиваем дорогу на озеро Тёшик-Кель. Отговаривают, типа на велосипедах там не проедете. Но я то по отчетам знаю, что Наумов с группой проехал. Несмотря на предостережения, продолжаем путь по намеченному маршруту.

С большими сложностями бродим ручей Кичине-Карагоман (скорее река, чем ручей). Глубина по пояс, огромные камни, поток воды сбивает с ног. Потратили на переправу минут сорок, не меньше.

Далее поднимаемся по ущелью вдоль этого же ручья. Тяжело. Тропа конная, изобилует кочками, в траве бегут ручейки. Ехать не получается, ведем байки пешком. Местность становится слегка заболоченной. Темнеет, а встать негде. Конный пастух угощает кымызом.

Измотались в дымину. В темноте, уставшие, ставим лагерь на берегу ручья Ичкетор. Последние 300 метров мне помогли дотащить до лагеря байк и рюкзаки еще одни попавшиеся по дороге пастухи. Самая высокая ночевка за весь поход. Ночь с заморозком.

18 июля, вторник (ручей Ичкетор — пер. Керю-Карагоман — оз. Тешик-Кель — источники Джил-Суу — р. Учемчек)
24 км, средняя 4,5 км/ч, максимальная 33 км/ч, набор 630 м, лагерь на 3020 м;
утром +3+20 пер. облачность, днем +3+7 пасмурно дождь, вечером +5+10 облачно дождь

Самый тяжелый день похода. Утром солнце, но смутные предчувствия — погода, наверное, испортится. В дневном свете наша стоянка привлекательна, палатки стоят на альпийском лугу, рядом звенящий ручеек, бегущий с ледника, островками заросли горного лука. Попробовал — точно, настоящий зеленый лук, слегка горчит, но можно салат делать.

Начинаем подъем на перевал, по карте он безымянный, но местные называют его Керю-Карагоман, одноименно с торчащим справа от нас пиком (4339 м).

Конные тропы разбежались в разные стороны и потерялись в камнях. Идем без дороги. Причем каждый выбрал свой путь, даже, о черт, потеряли друг друга из виду. Пришлось драть глотку, нашлись.

Погода таки попортилась, под знаком надвигающегося дождя штурмуем перевальный взлет. Безумно красиво. Камни, горные желтые (мой любимый цвет) цветы. Снега совсем рядом. Ехать возможности нет, ведем байки. Уклон местами очень крутой, пешком с трудом.

Все — седловина, 3680 м, мы сделали это. Пошел холодный дождь. На термометре +3. Показался предмет наших вожделений — озеро Тёшик-Кель (урез воды 3504 м). На восточной стороне перевала — снежник. Скользим по нему. При сходе со снежника неприятная вязкая глина. Дождь усиливается.

Интересное явление — высокогорное болото. Вы когда-нибудь ехали на велосипеде по болоту с уклоном в 20-30 градусов. Спросите «да как же вообще болото может быть на крутом склоне?». Отвечаю — может, и мы по нему катили. Со скоростью 10-15 км/ч и неимоверными затратами сил. Колеса вязли во мху и чмокающей тине, подкидывало на кочках, долбали крупные камни, ноги были мокры по колено. Вода, естественно, ледяная. Оно, болото, питается как раз тем самым снежником, по которому мы прошли ранее.

Вышли на берег озера. Немного не повезло, в пасмурную погоду не так красиво. Вдоль правого берега озера идет заброшенная автодорога, едем. Озеро состоит из 2-х частей, соединенных водопадиком. На левый берег между частями озера переброшен деревянный мост. Из нижнего озера ручей уходит под камни и появляется только где-то внизу в каньоне. Скалы на левом берегу почему-то черного цвета. Дождь прекращается, проглядывает робкое солнышко, чуть-чуть теплеет.

Спускаемся в долину реки Джилусу на тормозах, практически не слезая с байков, по еле угадываемой заброшенной дороге, которая через некоторое время переходит в конную тропу и упирается в обрыв. Приехали, game over, тропа разрушена селем.

Серега нашел выход — с большим трудом обносим разрушенный участок дороги по 45-градусному склону горы. Растут грибы-дождевики размером с футбольный мяч.

Промокшие, замерзшие, подкатываемся к домику смотрителей целебных горячих источников Джилусу. Заказываем ужин из копченого горного козла. Ведут в источник. Ужасный снаружи, прекрасный внутри. Покосившаяся избушка по типу бани. Раздеваемся в предбаннике, а вместо парилки каменная ванна во всю комнату глубиной около метра, наполненная прозрачной горячей водой. Со дна поднимаются пузырьки. Температуру воды определить не берусь, но горячая, тело не терпит. Вначале сидели на деревянных лавках, поливались, а потом решились — делаешь «ху-ху-ху», на пару секунд погружаешься с головой, и пулей выстреливаешь обратно на лавку, пока не сварился. Нам, замерзшим, очень в тему этот источник пришелся. Довольные, согревшиеся и чистые, возвращаемся в дом к ужину.

Я офигел. На столе каждому стояла тарелка с горой мелко нарезанного, дымящегося мяса. В российском общепите такую кучку, разложили бы, думаю, на 5-7 порций. Наелись до отвала и ссыпали излишки в пакет в дорогу. Кайф. Вкуснятина.

Отказываемся от предложения ночевать в доме и выдвигаемся. Засветло успели проехать 5 километров и встали на ночлег на берегу реки Учемчек. По непонятным причинам Джилусу выше источников имеет другое название. Повезло, успели до дождя поставить лагерь. Лило всю ночь.

19 июля, среда (р. Учемчек — пер. Тассор — оз. Иссык-Куль — Тассор)
70 км, средняя 10,9 км/ч, максимальная 55 км/ч, набор 890 м, ночлег на 1680 м;
утром +15+20 малооблачно, днем 0+5 пасмурно снег метель, вечером +20+25 малооблачно

Последний высокогорный день похода с самым высоким перевалом и потерей фотоаппарата. Утром отличная погода.

Выехали как обычно, начинаем подъем к перевалу Тассор.

Вначале уклон незначительный, едем 10-15 км/ч, местами быстрее. Дорога полуразрушена, форсируем ручьи по колено, но вполне проходима. Встречаем русского мужика на Mitsubishi Delica 4x4 из Бишкека, едет встречать с гор англичан-дельтапланеристов. Консультируемся, где лучше остановиться на берегу Иссык-Куля.

Миша ловит очередной прокол.

Километров за 5 до перевала дорога резко взлетает вверх, здесь уже только 1-1 и 5 км/ч. На седловине перевала висит черная туча. Понимая, что ничего хорошего она нам не сулит, облачаемся во всю имеющуюся в наличии одежду и ныряем. Точно, попадалово: ноль градусов, снег.

Прохождение Тассора оставило сильные впечатления и ощущение победы. Надолго за- помнится огромные нагроможденные друг на друга безжизненные камни и скалы в сумеречном свете, огромный ледник слева от дороги, метель, гром. На северной стороне перевала прямо по дороге неслись вниз потоки воды от тающих ледника и выпавшего снега. С большими трудностями, промерзшие, на тормозах, начинаем спуск с перевала.

Я думал, от холода отвалятся руки и ноги. Но отвалились вовсе не они, и нет от холода. Отвалился консольный багажник. У Миши. От тряски и вибраций. Переломилось место приварки. Теперь ему придется везти палатку и пенку на рюкзаке.

На высоте 3000 м снег превратился в дождь. На высоте 2700 закончился и он. Дорога здесь сухая и нет таких марсианских камней, как на седловине. На горизонте внизу тонкой синенькой полоской показалось озеро Иссык-Куль. Ба, да там вроде солнце. До берега идет 35-километровый спуск с 2-хкилометровым сбросом высоты. По дороге попалась юрта. Заехали, погрелись немного у очага. Продолжили спуск. На 2200 выглянуло солнце. Согрелись, раздеваемся. Через неко- торое время серпантин выводит на небольшую зеленую долинку и пересекает бродом речку Теексу.

После брода шлагбаум и до нас докопались какие-то местные оборванцы, хотели содрать экологический сбор или что-то в этом духе. В общем, денег. Я им сунул маршрутную книжку, сказал что в Бишкеке маршрут согласован и еще кукую-то пургу прогнал. Пропустили бесплатно.

Летим последние 10 км до берега озера-моря на приличной скорости 40-50 км/ч. На этом участке произошла самая тяжкая утрата в походе. Я потерял фотоаппарат. Был пристегнут к рулю байка двойной липучкой. И был всегда перед глазами. Но на скорости все внимание было приковано к каменистой дороге, и я не заметил, как липучка расстегнулась и фотик ушел. Расстройству не было предела. Жалко было не столько сам аппарат, сколько отснятый материал. Пропали около 200 фотографий красивейшей природы, юрт, быта кыргызов. Я был готов растоптать фотик, только бы вернуть флешки.

На момент потери было 6 вечера. На безуспешные поиски потратили часа 4, не меньше. Прочесали два раза весь 10-километровый участок, но тщетно. В какой-то момент поисков мимо нас проехала белая нива с кыргызами из юрты, где мы грелись накануне. Между делом водитель пригласил на ночевку к себе в гости в поселок Тамга. Решили воспользоваться предложением, так как для поиска места под палаточный лагерь было поздновато.

Прикатили в поселок Тамга, нашли нужный дом. Хозяина зовут Батрбек, оказался офигительный мужик. У него семья — жена Айгуль и несколько ребятишек. Очень тепло нас принимали, накрыли стол ковер (в«Аую» и пиво «Московское». «Так ведь водку с пивом…» — возразил я. — «Как раз все правильно, так и надо, я ведь в Москве служил в армии, знаю!» — парировал хозяин… прямом смысле слова, дастархан), Батрбек сбегал в магазин, принес бутылку местной водки

Еще один из местных обычаев — чай разливает по пиалам хозяйка, причем по половине пиалы. Спросил — почему не по полной, оказывается, чтобы чаще подливать и показывать свое уважение и заботу к гостю.

Выделили нам отдельную комнату, расстелили национальные циновки под названием «чий» (обшитая войлоком плетенка речного тростника) и выдали шерстяные одеяла.

Миша мне потом рассказал (он не сразу заснул), что через некоторое время в комнату тихонько проскользнула Айгуль и аккуратно укрыла всех. Еще одно проявление заботы о гостях.

20 июля, четверг (Тассор — Тамга)
30 км, средняя 21 км/ч, максимальная 50 км/ч, набор 200 м, ночлег на 1680 м;
утром +20+25 ясно, днем +25+30 ясно, вечером +20+25 малооблачно

После завтрака ребята отправились на маршрутке в ближайший поселок Тамга искать жилье и лечить Серегин зуб, а мы с Батрбеком поехали на его ниве в горы искать фотик, но тщетно.

В обед переехали в поселок Тамга. Можно было разместиться на турбазе с 3-х разовым питанием по цене 7$ в сутки (ребятам не понравилось, «мало зелени», а по мне кайфово там — пляж совсем рядом), можно было на квартире в поселке при военном санатории по 70 сомов в сутки (мне не понравилось, совковая пятиэтажка). В результате выбрали дорогой, 300 сомов в сутки без питания, но козырной вариант.

Поселились в евро коттедже со всеми удобствами, горячей водой, душем и ухоженным садом, принадлежащим семейной фирме «Кыргыз-Тревел». Хозяева — русские из Бишкека, заведует всем очень приятная женщина Люба. Еду можно заказать здесь же, по-домашнему, 100 сомов завтрак и по 150 за обед/ужин. По кыргызским меркам это очень дорого. Но Люба ориентируется преимущественно на туристов из Европы, поэтому такие цены. Единственный недостаток — до пляжа идти минут 25, но на велосипеде доехать никаких проблем.

Сергей неважно себя чувствовал после лечения зуба, лег спать. А вот Миша… его сердце пронзила стрела амура… завис с приехавшей в гости Динарой из Оша. Я же пошел в одного валяться на пляж и купаться на знаменитое озеро-море.

Что можно сказать про Иссык-Куль? Прозрачная как слеза вода, жаркое солнце и прохладный, как под кондиционером, ветерок с гор. Прямо с пляжа можно созер- цать великолепные снежные вершины. Озеро огромное, около 200 км в длину и 70 км в ширину. Курортная инфраструктура совершенно не развита, особенно на полудиком южном берегу.

Вечером за ужином «у Любы» собралась интернациональная тур компания — мы, англичане-дельтапланеристы из Лондона, французы-велосипедисты на шоссейниках из Амьена (Франция) и в довершение немец — журналист из Берлина. Пили местное вино, трещали о походах и путешествиях.

21 июля, пятница (Тамга)
10 км, средняя 25 км/ч, максимальная 45 км/ч, набор 100 м, ночлег на 1680 м;
утром +20+25 ясно, днем +25+30 ясно, вечером +20+25 ясно

Еще один день матрасного отдыха на Иссык-Куле. Мы с Серегой с утра до вечера на пляже. Вино, арбуз, абрикосы, шашлык. Купили отрез местной х/б ткани, обернуть Серегин байк в дорогу, ее же решили использовать как подстилку на пляже. «Много красной у нас материи, всем рубахи пошьем Вам, братва». Такая зловредная оказалась тряпка, я ей плавки испортил — от сидения на оной приобрели красноватый оттенок. Так и не смог ничем отстирать — хоз мыло, порошок, всякие отбеливатели, растворители — хрен там, стойкость киргизской краски неимоверная.

Сегодня день прощания с Сергеем — он нас покидает. Уехал вечером автобусом в Бишкек. Далее будем двигаться в 2 с Мишей, но пока он — в объятиях Динары. Договариваемся, что я еду один до Каракола, а он догонит меня через день автобусом. Условились встретиться в гостинице Неофит (подсказала Люба).

22 июля, суббота (Тамга — курорт Жеты-Огуз — Каракол)
135 км, средняя 21 км/ч, максимальная 64 км/ч, набор 930 м, ночлег на 1700 м;
утром +23+27 ясно, днем +30+35 ясно, вечером +25+30 ясно

Позавтракал, выехал в 8 утра. Еду вдоль берега Иссык-Куля.

Берег здесь полупустынный, дорога идет достаточно близко к воде. Через каждые несколько километров попадаются небольшие поселки. Сам себе удивился, доехал 80 км до поворота на Жеты-Огуз меньше чем за 3 часа. Одному путешествовать на байке скучно.

Поднялся в ущелье к одноименному курорту и санаторию. Красные скалы, называются «7 быков». Ущелье все поросшее тянь-шаньской елью, вдалеке белеет Жеты-огузская ледяная стена. Памятник Ленину, ухоженная территория, тишина и покой. Здесь после полетов отдыхал Юрий Гагарин. Без проблем договорился со столовкой, и меня за 60 сомов усадили за стол к отдыхающим пенсионерам-аксакалам. Штатный санаторский обед. За столом обсуждали геополитические проблемы отношений Кыргыстана с Россией и почему я не женат.

После обеда поднялся вверх по ущелью еще километров шесть, место называется Кок-Джаик (долина цветов). Довольно много туристов, машин, в том числе и с сибирскими номерами. Несколько юрт. Предлагают конные прогулки к водопаду. Позагорал с часок у речки, искупался, взял на прокат лошадь. Красиво, но после безлюдных высокогорных мест — 100% попса.

К вечеру скатился в Каракол, нашел гостиницу, устроился за 200 сомов. Походил по городу, осмотрелся. Из интересных мест — русская православная церковь прошлого века и городская мечеть. А так — очень похоже на Нарын, пятиэтажки советской постройки. На улицах говорят по-русски.

Ужинал в кафе. Вкусно и дешево. После закрытия кафе часа 2 болтал с молодыми девчонками-официантками, одна русская, вторая кыргызка, третья метиска. Учатся в институте туризма на гидов, будут водить пешие маршруты в горы. Рассказали мне об очень интересных местах, про источники Ал-тын-Арашан (Золотой Арашан), куда мы, к сожалению, не успеваем. Еще сказали, что в переводе с кыргызского город называется «черная рука» и им не нравится такое название. Хорошие общительные девочки!

23 июля, воскресенье (Каракол — пристань Пржевальск — источники Аксу — Боз-Учук)
95 км, средняя 17 км/ч, максимальная 49 км/ч, набор 860 м, ночлег на 2050 м;
утром +25+27 ясно, днем +30+35 ясно, вечером +20+25 ясно

В Караколе в прошлом веке от тифа умер знаменитый русский путешественник Н.М. Пржевальский, совершивший под эгидой петербургского географического общества 5 сложнейших походов по Тибету. Собственно, сам город долгое время назывался Пржевальск. Могила и музей Николая Михайловича находятся в 13 км от города на берегу Иссык-Куля в местечке под названием Пристань-Пржевальск. Туда я и покатил утром. За копейки заказал себе персонального гида и осмотрел всю экспозицию.

Кстати, памятник Пржевальскому (где он с верблюдом) находится в Питере в садике у Адмиралтейства, и есть хохма, по которой офицеры-моряки в день выпуска надевают на бюст Н.М. тельняшку.

К полудню вернулся в Каракол, пообедал. Произвел закупку продовольствия. Встречаемся с Мишей. Он на рафике приехал из Тамги. Двинулись к радоновым источникам Аксу (Белая вода).

Ущелье, фонтаны горячей воды. Так я представлял себе это место. Вкрутили по несложному серпантину в действительно симпатичное ущелье, оказались у ветхого каменного дома. Это и есть целебный источник. Внутри — банальные со- ветские ванны. Плата — 10 сомов. Открыл кран, набрал ванну радоновой горячей воды и лежишь. На первый раз 20 минут. Оказалось более чем достаточно, по ощущениям обычная вода, но нахлобучило не по-детски. После радоновой ванны меня шатало. Пришлось отсидеться на лавочке.

Продолжили путь вдоль зеленого хребта Терскей-Ала-Тоо. Дорога разбитая, бесконечной чередой села. Приветливые детишки. Купили в магазине мороженое, а в придорожной чайхане аш-лян-фу и арбуз. Сил нет почему-то, еле едем.

К закату солнца поднялись по идущей на Бошарин дороге, проехали пасеку и заночевали, спрятавшись от дороги за кустами в зеленом распадке у ручья. Ночь теплая.

24 июля, понедельник (Боз-Учук — Бошарин — Каркара — Кегень — пер. Кегенский (2100 м) — Чарынский каньон)
135 км, средняя 16 км/ч, максимальная 64 км/ч, набор 770 м, ночлег на 1160 м;
утром +20+25 ясно, днем +30+35 ясно, вечером +25+30 ясно

День борьбы с ветром. Выехали в 10 утра. Спустились к поселку Бошарин. Мост через реку Тюп разрушен. По совету местного джигита пользуемся переброшенным через реку бревном.

Вышли на пыльную тряскую грунтовую магистраль, ведущую на Каркару. Это единственная автодорога, связывающая Казахстан и Кыргыстан в восточной части. Машины проезжают редко, но пыли от каждой ого-го.

Вот и Каркара, развилка. Проходящий мимо местный пригласил в гости на кымыз. Напились и пополнили запасы воды. Сворачиваем по направлению к казахской границе.

КПП в чистом поле, все дружелюбно, прошли границу за 10 минут без проблем. Кыргыстан позади. Дорога выходит на плоскогорье, и, вывернув из-за горки на степной участок, получаем ветер строго в лобешник. Даже превращение разбитой грунтовки в асфальт приличного качества не спасло дело. У нас таких ветров не бывает. Никаких порывов, просто трава наклонилась почти под 90 градусов и давит воздушная масса с постоянной силой. Дорога идет с небольшим сбросом высоты, немного под горку, а скорость 10-15 км/ч при том, что упираемся. В ушах шум такой, как будто летишь 50 км/ч.

Опытным путем, развернувшись ненадолго в обратную, я определил, что, двигаясь со скоростью 30 км/ч, находишься в полной тишине и бездвижии воздуха. Т.е. это и есть постоянная скорость встречного ветра. Неприятно, но что делать.

Обессиленные, остановились на обед в столовой поселка Кегень. Очень вкусно поели, повар — узбек. Договорились заплатить сомами. После обеда — тот же ветер нон-стоп. Ползем к гряде невысоких гор.

Взбираемся на кегенский перевал и здесь нас наконец покидает проклятый ветер. Дорога отличная, видимо, недавно отремонтированная. Спуск с перевала по широкой магистрали с плавными витками серпантина позволяет разогнаться до 50-65 км/ч.

Местность разительным образом преобразилась, едем по выжженной степи. Жара. В отсутствие ветра наверстываем упущенные днем километры, летим 30-40 км/ч.

Решаю добить план дня и добраться до Чарынского каньона и национального природного парка «Долина Замков». Казахи из остановившегося медицинского уазика подсказали, где нужно свернуть с трассы, чтобы туда попасть.

Темнеет. Миша предлагает остановиться на ночлег где-нибудь у моста трассы через реку Шарын. Не послушал я его (хотелось в знаменитый каньон именно сегодня), а зря. Чем это обернулось, см. ниже.

Чтобы попасть на искомый сворот, пришлось преодолеть затяжной подъем с набором 300 м высоты, что отняло минут 40, не меньше. Сворачиваем по грунтовке в национальный парк почти в полной темноте. 13 километров едем под горку «не пойми куда». Грунтовка отвратительная — то «стиральная доска», то глубокий песок. Чуть не грохнулся пару раз.

Дорога уткнулась в беседку с вывеской «Смотровая площадка», дальше — обрыв. Нам надо к реке, где-то она здесь должна быть. Вроде слышен шум воды, а вроде и нет. Ветер опять поднялся, может это он шумит… Черная ночь, глаз коли. Миша остается у беседки, я же пытаюсь разведать спуск к реке. Черта с два — все уходящие вниз тропинки заканчиваются пропастью, из-под ног летят камни. Не лечь бы здесь костьми. Возвращаюсь к Мише. Че делать? Воды нет, ночевать негде, оба на последнем издыхании. Принимаем непростое решение — ночевать прямо здесь, в смотровой беседке.

Миша раскинул внутренний тент палатки, а я улегся прямо на пол беседки. Как назло, безумно хотелось пить, а все, что я мог себе позволить, 100 грамм воды. Никогда еще в жизни я не думал с таким вожделением об обычной воде. Ночью в степи бесновался ветер, но беседка давала какое-то укрытие.

25 июля, вторник (Чарынский каньон — Кокпек — БАК)
70 км, средняя 12 км/ч, максимальная 44 км/ч, набор 530 м, ночлег на 860 м;
утром +25+30 ясно, днем +35+40 ясно, вечером +20+25 ясно

Второй день борьбы с великим ветром.

Утром явилось наше спасение в виде казахской машины с туристами из Иссыка. Поделились питьевой водой, угостили свежим хлебом, поменяли рубли на теньге. Жизнь сразу наладилась. Ух-ты, оказалось, мы находимся в потрясающем месте. Беседка стоит на доминирующей высоте над «каньоном реки Колорадо». Что-то похожее. Образованные многолетней работой ветра скалы-замки из красноватого песчаника. Масштабно, ничего не скажешь. Ради этого стоило вынести вчера такие лишения.

Мы еще пытались ночью найти спуск к реке. Наивные. Хорошо, что отказались от этой затеи вчера. Пропасти, отвесные скалы. Днем все отлично просматривается — вон она речка Шарын, вон дорога к ней кругом через ущелье спускается.

Собираем лагерь. Миша убирает палатку, и… ни фига себе, сказал я себе, так ведь это — … «укус смертелен только весной» (проносятся в голове слова встреченного в начале похода в Бишкеке медика) — скорпион!!! Маленький, но вполне узнаваемый по картинкам. Тут же ретировался под камень. И это единственная ночь, которую я спал «под открытым небом». Повезло, стало быть, не укушен. Съехали к речке купаться. Вода мутная, теплая. Есть юрта-магазин, но закрыто.

После непродолжительного отдыха начинаем выбираться из каньона на трассу. Встречный ветер, похоже, достиг апогея за последние два дня. Миша оторвался вперед, еле ползу. Со мной равняется казахский джип, предлагают помощь. По глупости согласился зацепиться рукой за откинутую запаску и ехать на буксире. Не надо было этого делать на такой поганой дороге. Результат — метров через пятьсот переднее колесо зарылось в песок, и я подорвался, разодрав ногу о некстати попавшиеся именно на этом месте острые камни. На горе был преми- рован бутылкой фанты, но от помощи казахов отказался. Залил йодом боевые раны.

Снова асфальт. С большим трудом (ветер) со скоростью 15 км/ч преодолеваем 20 км до поселка Кокпек. Пейзаж унылый. Обед в грязной придорожной забегаловке. Из-за вызванного ветром отставания от графика похода принимаем решение двигаться на Алматы напрямую, по шоссе, а не через высокие казахские горы. На придорожной остановке водилы советуют выйти на свободную от машин, по их словам, «баковскую» дорогу.

После Кокпека шоссе спускается с одного степного плоскогорья на другое, сквозь горную гряду Согети, сброс высоты 300 метров. Из-за ветра даже на откровенном спуске не удается разогнаться более 35 км/ч. Ищем поворот на загадочную «баковскую» дорогу. Нашелся. Дорога действительно пустынная, неплохой асфальт. Почему «баковская», мы узнали только на следующий день. Оказывается, идет она вдоль канала имени какого-то там казаха (не помню), но в советское время он назывался Большой Алма-Атинский Канал, отсюда и его сокращенное название «БАК», и, соответственно аббревиатура дороги.

Нашли терпимое место ночевки у арыка. Ночью жарко.

26 июля, среда (БАК — Тургень)
91 км, средняя 18 км/ч, максимальная 57 км/ч, набор 570 м, ночлег на 1100 м;
утром +25+30 ясно, днем +35+40 ясно, вечером +20+25 ясно

Утром нас разбудил хозяин поля, на краю которого мы заночевали. Оказывается здесь и на всех соседних полях растет табак, из которого потом делают продающиеся в России «американские» сигареты. Мужик был так горд своими полями, что потащил меня на экскурсию. Теперь я знаю, что 1-ый лист куста табака самый качественный, а 3-ий самый плохой.

Выехали, как обычно в 11 утра. Ветер встречный, но не такой убойный. Чем хороша баковская дорога, можно периодически купаться или в самом канале, или в отводах от него. При +40 очень актуальный вопрос.

Скучную дорогу в одном из кишлаков скрасили пасущиеся ишаки. Симпатичные ослики, посмотрите — мама с малышом. Чуть позже видели даже повозку, запряженную тройкой ишаков. Вызывает улыбку.

В другом поселке решили заехать в магазин за продуктами и перекусить. Обернулось это дело почти 2-часовым застольем в гостях у хозяина магазина с арбузом, дыней, салатами, печеньями и т.п. Очередное восточное гостеприимство. Приятно. Но ехать после такого обжорства мы могли только условно. Плелись той же баковской дорогой по жаре, на этот раз лидировал я, Миша отстал.

Ночевать поехали к горам в самое начало Тургеньского ущелья на речку Тургень. В Тургене встретили местных военных казахов, один из них служил в Самаре в военной части на проеде Масленникова. Вот это пересечение, в 3000 км от дома. Приглашал в гости, но вежливо отказались. Все-таки это была последняя «дикая» ночевка похода и хотелось провести ее на природе. Место красивое, но слегка замусоренное, чувствуется близость цивилизации. Устроили небольшой пир по поводу завершения похода.

27 июля, четверг (Тургень — Иссык — Алматы)
91 км, средняя 18 км/ч, максимальная 65 км/ч, набор 490 м, ночлег на 7500 м;
утром +22+27 ясно, днем +37+42 ясно, вечером +28+32 ясно

Утром купались в холодном Тургене. Выехали как обычно. Ветра (о, счастье) нет. Дорога идет через Тургень и Иссык в сторону Алма-Аты, до которой остается где-то около 50 км. Здесь уже чувствуется близость мегаполиса, резко возрос поток машин, да и людей вокруг дороги. Непрерывной чередой летние дома — дачная зона. Жарко.

В поселке Талгар меняем рубли и нерастраченные кыргызские сомы на казахские теньге. После Талгара идет непрерывный спуск к Алматы.

Алматы — козырной город, бывшая столица Кахахстана, чисто, фонтаны, проспекты, памятники. Много дорогих машин и магазинов. Много кафе и ресторанов с вкусной восточной кухней. По ритму жизни чем-то напоминает Москву. Расход денег резко возрастает. На улицах — многонациональный люд: казахи, русские, кыргызы, китайцы, корейцы. Большинство прохожих (даже казахи) говорят почему-то по-русски.

Гостиницы и квартиры в основном дорогие. Пришлось довольствоваться гостиницей на самом вокзале Алматы-2, откуда нам завтра уезжать в 6 утра, из окон номера открывается вид на перрон.

Я предложил Мише бросить рюкзаки и велы в номере и пойти гулять по городу пешком, но Миша был непреклонен — едем на байках. А задница к концу похода, по крайней мере у меня, была квадратной. Но пришлось ехать.

Зато объехали (и не по одному разу) весь центр Алматы, монумент независимости Казахстана ( «Танды да Жубан» — Выбери и блаженствуй), плюс поднялись на подъемнике на обзорную площадку Коктобе, с которой открывается вид на весь город. Вечером все ж таки прошлись пешком по кафешкам и по местному Арбату. Вернулись в гостиницу в час ночи, спать осталось четыре часа.

28 июля, пятница (поезд)
+40 ясно

Подъем в 5 утра. Безумно не выспались. Из окна номера видно поданный к 1 пути «наш» фирменный поезд «Казакстан». Надо отметить, что у казахов в алфавите нет буквы «х», только «к» и жесткое «к», которое пишется латинской буквой «f» а произносится скорее как «ге».

По среднеазиатским меркам, плацкартный вагон чистый. По поводу байков никакой вони со стороны проводников не было. Погрузились и завалились спать. Днем — жара невыносимая. Едим дыни и арбузы.

29 июля, суббота (поезд)
+30 ясно

Еще один день в поезде по Кахахстану. К вечеру в Актюбинске — долгожданная прохлада. Ночью заколебали границы. Оказывается, поезд буквально на 2 часа въезжает в Россию, проезжает Соль-Илецк, а потом опять уходит в Казахстан.

30 июля, воскресенье (автобус Уральск — Самара)
+16 переменная облачность

В 8 утра прибыли в столицу Западно-Казахстанской области город Уральск (по-казахски Орал). Город мне не понравился, смотреть не на что. Минут 40 ехали на городском автобусе к автовокзалу. Билетов на Самару нет. Договорились с водилой автобуса (63 регион, тольяттинец) и едем без мест, сесть все-таки удалось.

Граница российская достала по полной программе, проходили 3 часа. Потом скучнейшая дорога до Самары. Ездить в походы на юг области не советую. В 7 вечера был дома.

ЭПИЛОГ

Того, кто хотя бы раз побывал в горах Средней Азии, поймет — почему-то туда влечет снова и снова. Красота нетронутой дикой природы, высоченные снежные пики, речки и ручьи с чистейшей водой, гостеприимство местных жителей, дешевизна. Рекомендую для посещения!

Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама http://vipzal.tv
Rambler's Top100