Воскресенье 26 Марта 2017г.

Велоотчеты 2006. Поездка в Гремячий через Сызрань

Маршрут: ЖигМоре-Сызрань (эл-ка)-Заборовка-Трубетчино-Дружба-Смолькино-Гремячий-Смолькино-С.Рачейка-Жемковка-Заборовка-Сызрань.

Пробег: около 150 км

 

Дата: 1-4 сентября 2006

Автор отчета — Сергей Галанов

Участники: Сергей Галанов, Анна Цапова, Александр Ургалкин, Светлана Нам

В эти выходные наконец-то съездили в Гремячий, где, качется, побывали уже почти все велотуристы Тольятти, кроме нас. Поскольку выезжать решили в пятницу вечером, было принято неспортивно-тривиальное предложение воспользоваться сызранской электричкой, уходящей из Жигморя в 21-09.

Загрузив в рюкзак все туристические причиндалы, я с удивлением обнаружил, что несмотря на отсутствие в нем палатки и пары л воды, которые еще предстояло добавить, вес заплечника превысил 15 кг. И это с учетом почти хай-тек снаряжения, типа 600 граммового спальника, 100 граммовой пенки и проч…. Оказалось, что вес собственно рюкзака и всего тур. снаряжения примерно равен весу еды и питья, которые были набраны из расчета на пару дней автономки… Ну как не взять в дорогу, например пару литров свежесваренного киселя или двух килограмм свежих заводских булочекк?) ) А бутылочку коньяка разве можно оставить дома? А запивать этот коньяк чем-то нужно? А воды для чая и кофе? Что — купить все по дороге или заливать в колонках? Ну это же надо останавливаться, а по дороге, по крайней мере в один конец, иногда это так лениво… В итоге я волок на себе около 4 л жидкости и 4 кг всякой снеди… Единственным утешением было то, что все это вскорости будет утилизировано самым естественным образом.

Встретившись в Комсе с Анной и добавив в рюкзак честные 2 кг палатки, мы бодро покатили по направлению к Жигморю, где нас уже поджидали Санек и Светик. Санек, тоже страдающий манией величия в плане снаряжения (во всяком случае мой 42-литровый Doyter смотрится куда скромнее его 50 литрового Nova Tour*а), тем не менее был вынужден признать, что в этот раз я превзошел все рекорды. Задний воздушный аммортер бедной Merid*ы просел до неприличия; единственное, что еще как-то спасало от пробоя задней подвески была опчиональная витая пружина, которую в отличие от воздушной можно только сломать… Люди, не берите в качестве туристических двухподвесов модели с воздушными аммо! Только добрые старые витые пружины в масле (как сардины), спасут «отца русской демократии» на сильно пересеченной местности…

Загрузившись наконец в электричку, мы 3 чиса созерцали быстро темнеющий заоконный пейзаж. Было немного жутковато; мы еще никогда не ездили в ночное засызранье, усугубленное (как оказалось впоследствии) наступающим днем этого славного города… Мои скромные попытки прервать надвигающийся ужас ночных покатушек по неизвестным курмышам, выйдя в аккурат на полпути в Переволоках (где у меня и у Анны родительские дачи), были пресечены на корню как абсолютно несовместимые с духом здорового авантюризма…

Выгрузившись в начале первого часа ночи на вечно ремонтируемом сызранском ж/д вокзале, мы тут же наткнулись на доброжелательное отношение местных правоохранителей, едва не забравших нас в отделение за скромные попытки сфотографировать — ну что бы вы подумали? - несуразный памятник перед вокзалом. Причем сам памятник я предусмотрительно фотографировал не на фоне вокзала, за съемку которого, действительно, можно угодить на веселый пикничок к местным служителям плаща и кинжала (как популярно объяснил мне во время аналогичного прошлогоднего инцидента в Волгограде местный милиционер - кстати, совершенно поразивший нас тем, что занес мои данные в невесть откуда появившийся КПК — существует соответствующее распоряжение ФСБ, запрещающее фото-видео съемку на вокзалах и тому подобных терроропасных объектах). Какой теракт может грозить потрепанному союзу рабочего и колхозницы, чъи фигуры смутно угадывались в потертой бронзе памятника, выяснять мы не стали, благоразумно ретировавшись с гостеприимной привокзальной площади…

Заехав на набережную Сызранки и пофотографировав ночные церкви, мы потихоньку покатили в северо-западном направлении, держа курс на Заборовку, в окрестностях которой, на берегах загадочной реки Крымзы, планировалась собственно ночевка. Мимо то и дело проносились пьяные сызранчане, периодически сигналящие, машущие руками и кричащие нечто дружелюбное… Мы предпочитали дипломатично отмалчиваться. Выехав за пределы нудно-разбитого сызранского асфальта, потихоньку начали ускоряться, благо ночной трафик совершенно поредел, особенно после проезда Зборовки и поворота на абсолютно безжизненную и темную дорогу на Трубетчино. Поймав драйв на спуске мы даже полушутя начали обсуждать перспективу ночной езды едвали не до самой Дружбы, благо вечерняя температура, после несвойственно-сентябрьского дневного пекла освежающе понизилась. Кроме того, в спину постоянно дул попутный южный ветер, настолько сильный, что порой совсем не ощущалось сопротивление воздуха.

Впрочем, преодолев первые 20 км и добравшись до пересечения дороги с Крымзой, мы все же решили не увлекаться ночной ездой и устроить привал, разместившись в паре сотен метров от дороги. Поставив палатки и наскоро перекусив, мы отправились спать уже в начале третьего часа ночи…

Утром окружающие красоты огласились периодическим тарахтением проезжающего в паре сотен метров по трассе автотранспорта. Впрочем, особенно разлеживаться времени не было; мы уже заранее представляли возможные будущие трудности после Дружбы, где по карте и описаниям бывавших там туристов, можно изрядно поплутать в поисках дорог на Смолькино. Стартовав начале двенадцатого, мы за полтора часа быстро прокатили до Дружбы, где тут же направились к околице деревеньки в поисках вожделенных дорог на Смолькино.

Местный дед Щукарь довольно верно указал нам направление на дорогу, уходящую в лес прямо вдоль забора его дома. Однако по какой-то причине мы выбрали более накатанный тракт уходящий через мост вдоль озера в лес в сотне метров левее. В итоге, навернув пару-тройку километров по полузаросшим тропам, мы поняли, начинаем забирать в сторону от предполагаемого направления, а сворачивать на периодически попадающиеся соблазнительные отвороты мы малодушно не расшались, отдавая себя отчет, куда они могут завести. На самом деле заблудиться там сложно, но проплутать несколько часов и вернуться в итоге в начальный пунтк блужданий совершенно обессилившими — это реально. В результате полуторачасовых скаканий по кочкам и корягам дружественно-заросших троп, мы вернулись к дому деда Шукаря, откуда, наконец, выбрались на правильную дорогу, чъя ширина и внушительные колеи красноречиво свидетельствовали, по меньшей мере, о ее проезжаемости. Набрав довольно хорошую скорость на постепенно спускающейся песчано-грунтовой дороге, периодически прерываемой внушительными (несмотря на двухнедельную жару) лужами, полными грязи и глины, мы были внезапно остановлены через несколько километров Александром у одного из отворотов. Съедаемый, как оказалось, завистью к первопроходческим лаврам Сусанина, наш неутомимый товарищ, возбужденно тыча пальцем в карту, принялся убеждать нас проделать совершенно простой 3-километровый «полупеший» марш-бросок, в противовес почти 19-километровому (как оказалось впоследтсвии — раза в 2 меньше) хорошему, но объездному пути. Вяло переругиваясь с Саньком, мы с Анной, как загипнотизированный, отправились наступать на уже вторые за этот день грабли. Примерно через километр с небольшим «полупешки» дорога окончательно исчезла в зарослях девственного леса. Озадаченно поизучав генштабовскую километровку, Санек радостно изрек очередную географическую новацию о том, что теперь нам осталось не более полутора километров до некоего местечка с говорящим топонимом «Конопляный». Впрочем, то, что эти очередные «полтора километра» придется уже полностью идти пешком не просто идти, а буквально продираться сквозь чащу), Александру было очевидно и без конопли… Но тут уж мы окончательно пробудились от гипнотической веры в картографические способности нашего товарища, и наотрез отказались двигаться куда бы то ни было кроме как в обратном направлении…

Жалобно посмотрев в непроходимую чащу, сквозь которую ему уже мерещились мегалиты Гремячего, Санек повел нас обратно. Вернувшись на развилку, мы покатили дальше по песчаной дороге, постоянно уходящей вниз. На песке немного колбасило; Анна, у которой было немного опыта и довольно странный протектор покрышек, постоянно падала. Наконец песок кончился и дорога повернула в лес. Еще через километр кончился и лес, мы вырвались на оперативный простор и через несколько минут докатили до небольшого рабочего поселка с вышкой, строительными вагончиками и веселыми нефтяниками. Это и был тот самый поселок Конопляный, вернее, был он тут когда-то, теперь на его месте страна становится энергетической сверхдержавой… Потрещав с удивленными нефтяниками и уточнив правильное направление до Смолькино (до которого оставалось 3-4 км), мы поехали дальше по постепенно спускающейся песчано-грунтовой дороге. В стороне, немного выше виднелся лес, в котором нам, вероятно, пришлось бы плутать довольно долго, если бы мы не вырвались из плена иллюзий Саньки, добраться до места назначения самой короткой дорогой.

Наконец показалось Смолькино. Заправившись в очередной раз водой из колонки, мы покатили по дороге с указателем «Дружба»; впрочем, по описаниям предыдущих путешественников, да и по карте, мы уже знали, что эта дорога, собственно, в никуда. Поднявшись через пару поворотов на небольшую горку, мы наконец увидели слева холмы, поросшие лесом, к которым спускалась извилистая грунтовка — собственно, Гремячий. Быстренько срубившись вниз, докатили до мостика через речку. На поляне стояла пара иномарок (как оказалось впоследствии это были гости толи из Башкирии, толи из Казани), с холмов доносились голоса людей. Было почти 6 часов вечера; таким образом, собственно 7-8 километровое расстояние от Дружбы до Смолькино (плюс пару км до Гремячего) мы преодолевали часа 4, 3 из которых ушло на плутание в лесах. Наскоро искупавшись в прохладном, но чистом ручье, Санек со Светиком тут же унеслись бродить по каменным джунглям. Анна полчаса просто лежала на траве, даже не снимая рюкзака; не сказать, что дорога оказалась для нее сложной, просто несколько часов бессмысленной пешки плюс постоянные падения на песке отняли много сил. Наконец отошла и она, чему также способствовали водные процедуры. Вообще, вода, несмотря на очевидно низкую температуру, подействовала освежающе, особенно учитывая стоявшую вплоть до самого вечера жару.

Спустя час вернулись Санек со Светиком, облазившие почти все урочище, подтянулись бродившие здесь же туристы из Башкирии. Они собирались было остаться, но в последний момент все же решили уехать, угостив нас на прощание пирогом. Перекусив, Санек и Светик снова умчались к камням, у нас же с Анной возникла какая-то странная апатия, как оказалось впоследствии, имевшая под собой вполне реальное основание. Очевидно на одной из колонок, в которых мы набирали воду в течение всего дня, нам попалась не слишком свежая вода; в общем, через некоторое время мы поняли что отравились. Причем только мы с Анной — Санек и Светик чувствовали себя прекрасно, впрочем и воды из колонок они пили поменьше, располагая запасами минералки и лимонада, купленными в деревенском магазине по дороге… Выпив все запасы активированного угля, кое-как отправились ставить палатки. Уже расположившись основательно, с удивлением обнаружил, что в нашей палатке, стоявшей на 20 метров ближе к ручью, было гораздо прохладнее (особенно у земли), чем у Александра, чья палатка стояла чуть выше и дальше. В сотне же метров выше, у самых холмов, вообще было душно и тепло. Впрочем, переставляться было уже лениво. На заботливо приготовленном кострище разожгли костер; Санек бурно поглощал привезенные запасы, мы с Анной мрачно пили кору дуба. Спустя какое-то время девчонки пошли спасть, а мы с Саньком отправились побродить по ночному урочищу, на которое я уже несколько часов только смотрел снизу. Каменные джунгли, особенно ночью, при свете фонаря, производят не меньшее впечатление. Посмотрели Диогена, однако Кобру, находящуюся несколько особняком на стыке двух холмов, Санек в потемках не нашел. Побродив еще немного по теплому мху вперемежку с хвоей, покрывающему холмы, мы наконец спустились в лагерь, чтобы предаться заслуженному отдыху…










Утром раньше всех поднялся Санек, успевший до нашего пробуждения посетить деревню, обследовав по дороге местный пруд. Мы встали чуть позже, хотя в планах было наконец-то нормально побродить по урочищу, прежде чем отправиться в обратный путь. Однако нас уже поджимало время; еще накануне Санек взял с меня торжественную клятву, что мы выезжаем в 11-00 (электричка из Сызрани, до которой предстояло ехать около 60 км, отправляется в 16-00). Однако после того, как мы с Анной, наскоро и скудно (после отравления накануне) перекусили и собрали рюкзаки, времени на запланированный осмотр урочища оставалось не больше 15 минут… Очевидно, что столь нелепая ситуация (ехать несколько часов, провести вечер и ночь, и все ради 15-минутного скаканья по паре горок) несколько расстроила нас с Анной, тем более что времени на обратную дорогу по асфальту на самом деле было заложено с преизбытком. Решив, что лучше выедем позже, мы отправились к мегалитам. К счастью, Санек со Светиком были столь любезны, что, наступив на горло собственной песне, не бросили нас в Урочище ради получаса съекономленного времени, и отправились вместе с нами к наиболее интересными изваяниям. Стояла прекрасная солнечная погода и фото получились просто прекрасные. Жаль, что практически у всех закончились технические ресурсы — у кого-то карты памяти, у меня (после более 600 фотографий) сел аккум…

Отсняв последние кадры, и умывшись напоследок в ручье, примерно в 11-30 мы отправились в обратный путь, планируя преодолеть оставшиеся до Сызрани 60 км часа за 3-3,5. Выехав из Смолькино и поднявшись в небольшую гору, довольно быстро прибавили скорости, особенно в лесу и на спуске к Старой Рачейке, в которую мы, впрочем, не заезжали, оставив ее правее. После рачейкинского поворота последовал довольно нудный тягун, после которого мы вновь быстро понеслись по лесу и спустились к Жемковке, от которой до Сызрани по указателю оставалось около 24 км. Проехав через несколько км Заборовку, мы вышли наконец на М5, к счастью ненадолго…

Наконец показались пригороды Сызрани. Оставив Санька со Светиком на рынке закупать продукты, мы с Анной оправились на набережную Сызранки, где мы были почти 2 дня назад ночью. Днем картина впечатляет гораздо больше. До электрички оставалось еще больше часа; пофотографировали церкви, посидели в симпатичном скверике на набережной, попивая чай с местным шиповником и общаясь с отходящими от прошедшего накануне дня города аборигенами. Похмельные сызранчане оказались более любезными, чем их согорожане подшофе, что улюкали нам из машин в пятницу ночью… Один из них даже позвонил своему товарищу-машинисту, чтобы узнать точное время отправления электрички… Допив чай и поблагодарив отзывчивых этот раз) горожан, мы неторопливо покатили по центральной Слветской улице, фотографируя изыски сызранской архитектуры (что стало возможно, совместив живой аккум от одного фотоаппарата с незаполненной картой памяти от другого).

На вокзале нас уже поджидали затарившиеся дарами местного рынка Санек со Светиком; купив билеты, отправились грузится в уже стоящую электричку… Погода стояла жаркая; к счастью, в душном вагоне удалось открыть практически все окна. Расположившись в вагоне, мы принялись за очередную трапезу, запивая блюда остатками коньяка, который я все время стоически таскал с собой. Полученное накануне отравление благополучно прошло, и ничто уже не мешало предаться заслуженному чревоугодию. Пару раз по вагону прошел милицейский патруль, и, вероятно, только крепкий запах предусмотрительно захваченного лимона не позволил доблестным стражам порядка идентифицировать нас как злостных нарушителей последнего…

Постепенно проезжали станцию за станцией, пока где-то в районе 3-го разъезда, откуда мы стартовали в поездку через Шигоны и Муранку вдоль усинских турбаз до Усолья неделю назад, мне пришла в голову идея выйти в Переволоках и отправится на дачу. Практически все, кроме Светика, которой нужно было скорее возвращаться, были не против продолжить «праздник жизни» с шашлыком и арбузом где-нибудь в бане. Когда получасовые переговоры со Светиком, которой Санек в отчаянии сулил все мыслимые блага жизни, разбились о неприступную волю девушки, мы с Анной были вынуждены оставить наших товарищей, сойдя в Переволоках одни… Закупившись в деревне всяческой снедью, мы отправились на дачу, где и провели оставшееся до утренней электрички из Сызрани время в посте и смирении…

Подремав в итоге меньше трех часов, рано утром мы уже караулили заветную электричку на Жигморе, куда и приехали (по старым, кстати, билетам, которые нам благодушно зачли озверевшие от такой же бессонницы контролеры) в начале восьмого утра… Про то, как я гнал по дороге через Комсу и Зеленую зону в Новик, особенно распространяться не стану, рекордов все равно не поставил (самое быстрое, эти 21 км проезжал за 45 минут), но на работу, в итоге, опоздал всего на 10 минут) )








Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама
Rambler's Top100