Пятница 26 Мая 2017г.

Велоотчёты 2009. НОРВЕГИЯ : Мокрая сказка. 9 – 18 августа 2009 года.

Отчет Михаила Пантина о велопоходе по западной Норвегии.

Участники : Пантин Михаил (Мишвел), Тольятти; Пантина Надежда (Надинка), Санкт-Петербург; Яновский Эдуард(Ганс),Москва; Яновская Лариса,Москва.

Сроки : 9 – 18 августа 2009 года.

Маршрут : из а/порта Осло поездами в Ондальснес, на великах в Троллстиген – Сюльте – паром – Ейрангер – паром - Хеллесюльт – Стрюн – Бриксдал – Утвик – Саннане - паром – Фолкестад – паром – Волда – Эрста – Стандал - паром – Лейрвог – Вагсвик – Тресфьорд – Волл - Ондальснес, поездами в Осло, потом поездом в а\порт.

Пробег 472 км.

Всем привет!

Стандартно расписывать каждый день - встали, поели, поехали, мне не захотелось, с этой рутиной знаком каждый, кто хоть раз примерял на себя шкуру велобродяги. Все походы имеют что-то общее, о чем не раз уже писалось, и чем-то особым запоминается каждый из них. Ниже, несколько хаотично, привожу некоторые свои воспоминания и впечатления, связанные именно с этой поездкой.

Мысли об этой прекрасной северной стране терзали меня уже не один год. Таинственно и величественно звучало для меня слово «фьорды», в сочетании с «викингами» не оставляя сомнений в необходимости посещения этих мест.

Этим летом я планировал принять участие в памирском походе, но судьба внесла коррективы, и мне в срочном порядке пришлось разрабатывать планы по осуществлению своей мечты. Огромное спасибо моим столичным друзьям – Косте Столярову, Жене Бетину и Роме Ломасову, оказавшим содействие в этом!

Ввиду необкатанности наших милых участниц закладывать большой пробег не стал, маршрут постарался сделать максимально по берегам фьордов, а на случай досрочного его прохождения заготовил дополнительный, благо дорожная сеть это позволяла. Но нам он не пригодился…

Наивный, откатав по походам несколько лет, я считал, что повидал уже все невзгоды, встречающиеся на пути велотуриста. Конечно, я знал, что в Норвегии будет дождь. Я постоянно напоминал об этом сестренке в процессе подготовки к поездке. Но я даже не догадывался, что такое НОРВЕЖСКИЙ дождь. Это трудно описать в двух словах. Это трудно понять за два дня. Это не понять и за четыре. Это приходит к тебе не сразу, но как-то постепенно, и однажды ты понимаешь, что ты и дождь – это одно целое, и вы уже не можете друг без друга…

Надя мечтала о дрели, чтобы насверлить в подошвах дырочек, чтобы водичка вытекала из тапочек. Она, моя милая сестренка, не понимала, что поступающая сверху новая водичка имеет температуру меньшую, чем та, что вытекала бы из дырочек. Соответственно, ножкам было бы холоднее, и калории организма тратились бы на полив асфальта подогретым дождичком.

Кролик. Черненький. Как обычно, шел дождь. Он сидел на травке и почему-то не уходил в клетку. Ушки у него повисли, по ним стекала вода. Шерстка у него намокла, стала какими-то клочками. Его было очень жаль, этого кролика. Ганс сказал Ларисе, что она на него похожа. Ларису было тоже очень жаль. Мы сфотографировали этого кролика. Я поставил эту фотографию первой в своем норвежском альбоме, озаглавив «Символ похода». Ведь мы все были на него похожи…

Женщина. Адекватная норвежская женщина. В мужском туалете супермаркета. Она очень передо мной смутилась, когда выходила из кабинки. Ей, видно, было очень нужно туда. А женский заперт изнутри. Около него несколько таких же норвежских женщин. Разного возраста. Им тоже надо, но заперто изнутри. Заперто очень давно. Внутри есть горячая вода. Внутри Надя и Лариса. Они очень промокли и замерзли. Они очень сильно промокли и замерзли. Они пытаются согреться…

Когда у нас кончилось то, что мы предусмотрительно, зная ситуацию с этим продуктом, закупили в дьюти-фри, перед нами замаячила какая-то фигура. Четко рассмотреть ее лицо из-за потоков воды, льющихся сверху, не удалось, но то, что в руке у нее была коса, я заметил. Выходов виделось два – церковь или магазин. Открытого храма нам не встретилось, а вот один из НЕМНОГИХ шопов, имеющихся в стране и торгующий горячительным, нам по пути попался. И мы зашли в него. И я даже взял в руку корзинку, в которую обычно складывают покупки. А еще мы там произвели в уме несколько несложных математических расчетов. Потом мы посмотрели друг на друга. Потом я вернул корзинку на место. Молитва и горячий чай – вот все, на что теперь мы возлагали свои надежды…

Первый раз у нас кончилось терпение на четвертый день. На наше счастье, нам попался недействующий захламленный туннель, который показался нам двухзвездочным отелем, ведь там не лило сверху! Какое блаженство – ставить палатку спокойно, а не с воплями «Быстрей, а то сильнее пойдет!». Потом мы залезали через окно в какой-то сарай, потом ставили лагерь под навесом на ж/д станции… Теперь я имею право сказать : «Я видел дождь».

Иногда мы позволяли себе отвлечься от главного, и тогда нашим взорам представали какие-то другие вещи – фьорды, скалы, бесчисленные водопады… Попытались сосчитать фигуры окаменевших троллей на «стене троллей», забрались по «дороге троллей» на свой первый перевал, при этом получив респект от водителя встречного автобуса в виде снятой шляпы, прокатились на паромах по «наследию ЮНЕСКО» - фьорду Ейрангер с тамошним знаменитым водопадом «Семь сестер», отметились у языка ледника Бриксдалсбреен, наорались песен в многокилометровых туннелях…

Я в детстве любил собирать грибы. Потом я был в Карелии. Я думал, видел там много грибов и ягод. В Норвегии я понял, что не видел прежде ничего. Я назвал эту страну «страной ненормальных». Не может нормальный человек пройти мимо такого. От брусники – склон алый, черника – размером с вишню, малина, переспевшая порой, и отвечающая красным дождем ягод на прикосновение к кусту… Подберезовики мы перестали брать на третий день – зачем, когда подосиновики и белые приходится сортировать – этот в котел, а этот на фиг, большой слишком. А они проходят. Им это не надо. Ненормальные они. Увидев у Ларисы в руках пакет с грибами, какой-то абориген тыкнул в него пальцем и сказал: «Дэнджер!». Мне захотелось тыкнуть пальцем в этого аборигена и сказать: «Дурак!».

Водители. Разного пола, на разных машинах. Поведение одинаковое. За время пребывания в Норвегии, включая полдня, проведенные в Осло, я не припомню, чтобы слышал звук клаксона. Иногда мне становилось неудобно, что за мной уже давно плетется фура, я уходил на обочину, пропуская ее. Но мне не сигналили! На грунтовке, в лесу, в малолюдных горах, встречная машина прижалась к кустам и встала, ожидая, когда мы проедем. Я тогда отстал от всех, и мне пришлось давить на педали, поторапливаясь, ведь мне было неудобно – человек ждет меня. Потом уже, когда мы вернулись, в Питере, я чуть не угодил под машину. Я ехал по главной. Один мир, две страны…

Туалеты. У дороги. Бесплатные. С горячей водой и бумагой. Неохраняемые. Почему-то бумагодержатель на месте, не выдран из стены. Странно. Вещь-то хорошая, дома бы пригодилась или на даче. Бесхозяйственные.

Вода. В озерах, реках, фьордах. Изумительный цвет! Наверно, бирюзовый. Прозрачность – абсолютная. Куда ж они все стоки девают? Я потом по своему родному поселку в Тверской области шел. У нас там депо тепловозное есть. Оттуда ручеек течет. Красивый такой, черненький. Переливается на солнце всеми цветами радуги. Курить около него, думаю, опасно. Впадает в речку. Та – в Волгу. Это про другую страну.

Воздух. Он промыт дождями, напитан лесами, им дышишь полной грудью. Таблетки от аллергии? Конечно, я вожу их с собой. Но вспомнил про них только в Пулково.

Игра. Нам она понравилась. Мы ей увлеклись. И я даже потерял чувство опасности. Но не был наказан, спасибо Создателю. Мы оставляли велосипеды и уходили. Мы теряли их из виду. Мы не спешили к ним. Мы оставляли рюкзаки вместе с велосипедами. В моем рюкзаке оставались деньги и документы с билетами. Мы возвращались потом и видели все нетронутым. Вчера звонил мой друг Вовка. У его жены Насти был велик. Беленький. Теперь нет. Хотя его пристегивали тросом. Сейчас существуют хорошие кусачки. У нас чуть-чуть по-другому.

Булочки в аэропорту. С них началось наше знакомство с Норвегией. Вроде тесто и тесто, но вкус… Да еще с кофе вместе… А кофемашина стоит за пределами магазинчика, и никто не следит, сколько раз ты уже подставлял стакан и брал при этом сахара и сливок, свободно лежащих там.

Крыши домов. Я таких еще нигде не видел. Они такие же, как у нас, со склонами, разной площади, но они зеленые. Нет, это не цвет черепицы, это цвет газона, растущего на них. Смотрится потрясающе! Не знаю, зачем они это делают. Может, от налоговой свои строения маскируют, если та будет проводить аэрофотосъемку? Мне очень понравилось такое решение (в плане красоты, а не способа ухода от налогов J ). Предложить, что ли отцу на даче сделать так же? Но ведь скажут, что Пантин сошел с ума – землей крышу посыпает…

Еще одна вещь, которая у меня теперь ассоциируется исключительно с Норвегией. Это то, как они заготавливают на зиму корм скоту. На полях там постоянно наблюдаешь уложенные в штабеля огромные белые цилиндры. У нас тоже сено сворачивают валиками, но норвежцы его тщательно заворачивают в пленку. Потом , погоди, какое сено? Как в таком климате его получить?? Слез с велосипеда, пошел специально смотреть. Трава. Они упаковывают свежескошенную траву. Вспомнил про российские силосные ямы. Потом мне объяснили, что называется это сенажом.

Очень часто нам встречалась такая деталь – поперек дороги сделана траншея и перекрыта круглыми железными трубами, расположенными также поперек движения. Мы долго гадали, для чего это делается. Первая версия была, что для водоотведения дождевых потоков, но потом пришли к выводу, что для безопасности движения. Во время проезда по такому устройству колеса заставят встрепенуться задремавшего было водителя, но при этом то, что трубы расположены заподлицо с асфальтом, не приведет к образованию удара даже на большой скорости.

Норвежцы имеют особые организмы. Они не кушают по воскресеньям. Иначе как объяснить тот факт, что все магазины в субботу работают частично, а на следующий день абсолютно закрыты? А если забыл – не успел купить продуктов? Или вдруг что-то понадобилось из скоропортящегося? Однозначно, они каким-то образом отключают свои пищеварительные функции по выходным.

Мне было знакомо раньше понятие «велодорожка». Но «велотуннель» я открыл для себя там. Это когда не экономят деньги при строительстве и делают специальный проезд для нашего брата. Снимаю шляпу!

Мы проехались там на пяти поездах. На одном из самых красивых участков железной дороги, обычный рейсовый поезд делает специальные остановки, сопровождаемые комментариями из динамиков, чтобы пассажиры могли налюбоваться из окон открывающимися неповторимыми пейзажами. Во всех поездах проводники были мужчинами, причем очень приветливыми и доброжелательными. Когда я заглянул в кабину электровоза, то увидел, что машинист – женщина. Все наоборот.

В последний день похода, в 10:28, у нас по графику был подвиг. Как раз в это время дождь сделал паузу. Поснимав с себя полартэки и виндстопперы, мы его совершили. Мы искупались во фьорде!

Все когда-нибудь кончается. И плохое, и хорошее. Завершился и наш поход. Но еще задолго до его финала ко мне в душу стало закрадываться сомнение. Сомнение в верности своему принципу – мир большой, и не стоит ездить два раза в одно и то же место. Впервые я ощутил, что хочу. Хочу сюда вернуться. Несмотря ни на какие трудности. Более чудесного места на Земле я еще не видел. Это Сказка!

Послесловие

Закрылись автоматические двери нашего поезда, и мы плавно начали двигаться в сторону родного дома. Поначалу за окном проплывала обычная картина – тучи, до которых можно дотянуться рукой, но через полчаса что-то изменилось. Мы вдруг увидели Солнце. Над фьордами устанавливалась хорошая погода…


Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама Видео голы интер красивый гол менеза в ворота интера видео.
Rambler's Top100