Понедельник 16 Января 2017г.

Велоотчёты 2010. Заезд на Флаговую гору, или трактат о собаке.

Человек и собака вместе десятки тысяч лет, если не более. И за это время у псовых уже на уровне генов отложилось, что человек – это весьма медлительное существо передвигающееся в основном на двух ногах, которое может дать пожрать или отвесить пинка. Иногда человек вдруг начинает разговаривать с псом о жизни, изливать ему душу, как лучшему другу, причём часто это делает на четвереньках и иногда после этого засыпает в собачьей будке либо возле, если будка маленькая. То есть образ человека в собачьем мозгу вполне конкретен и узнаваем с самых собачьих пелёнок.

И вдруг, каких то сто, сто-пятьдесят лет назад человек сел на велосипед. Что по этому поводу думает собака можно только предполагать. Может быть она принимает велосипедиста за совершенно другое существо, отличное от человека, или просто ревнует его к этой железяке, но факт налицо, многие псы не переносят едущего велосипедиста. Моя домашняя собака, которая не знаю как радуется, когда я прихожу домой, прыгает, виляет хвостом, лижет руки, вдруг начинает гавкать на меня, как только я сажусь на велосипед.

И пока псы поймут, что байкер – это тот же человек (ну разве немного стукнутый) пройдут сотни, а то и тысячи лет. Так, что же делать? А ничего. Через пару тысяч лет вопрос решится сам собой. Собака наконец то привыкнет к велосипеду. Ну, а сейчас нужно относиться к этому философски, как к объективной реальности. Собаки были, собаки есть, собаки будут всегда. Повезёт, не повезёт. Ну вот Максим Гранат ударился об осину на марафоне 2009. Так , что все осины в Жигулях вырубить? Сам виноват – не торопись (шучу). Или я навернулся на расколбасе между Ширяево и Верблюдом, аж коленку о камень расквасил. С камнями разборки, что ли устраивать? Сам виноват – нечего на лысых сликах было там гонять.

Ну, а теперь к нашим «баранам» т.е. собакам. Вернее к способам взаимоотношений с ними на дороге. Много уже об этом сказано. Моё личное мнение: пистолеты, пулемёты, газовые баллоны вещи сами по себе неплохие, но попробуй всё это с собой возьми, а главное вовремя примени. Поясню: атака собаки происходит часто весьма неожиданно. Гранатомёт или пистолет, который ты применяешь не так часто (не чаще одного раза в сезон) находится у тебя в рюкзаке или в заднем кармане. Сверху ты, не ожидая сегодняшнего нападения, положил : перчатки, сникерс, банан и т.д. Ты уже проехал сегодня 75 км. по горам. Устал, реакция заторможенная. И попробуй всё это быстро достань, что бы не зацепилось. Приведи в боевое состояние: всякие там предохранители, колпачки. Прицелься, стрельни, брызни. Причём не попади себе же в лицо, колено и т.д. И всё это одной рукой. Руль то, кто- то должен держать. А в это время пёс тебя либо куснёт, либо отвяжется, либо сам навернёшься. Ну я не знаю. Сложно всё это. Обычно, во время собачьей атаки, я увеличиваю частоту педалирования (они теряются, а за что хватать, да и скорость, в какой то степени помогает уйти). Визуальный контакт: - твои глаза – её глаза. Многие собаки, уже в какой то степени остерегаются. Свободная рука – её взмах, хорошо если в руке что - то есть, также часто помогает. Ну на крайний случай нога. Выстёгиваешь её из педали и по моде. Но в этом случае теряешь скорость. А скорость, что ни говори - лучший, союзник. Хотя последний раз собачка меня обманула. Подбежала не стой стороны, откуда я её ждал. Результат этого антагонизма можно посмотреть здесь. Ну вот в общем то и всё.

А теперь сам рассказ:

Всем пострадавшим, физически или морально, от наших четвероногих друзей посвящается. (и мне в том числе).

Где то в конце сентября я, как обычно один, возвращался домой после заезда на Жигулёвский хребёт. Выехав поздним утром из Рождественно, проехал вдоль Волги мимо Гавриловой, Ширяево, Солнечной поляны и дальше. Нравится мне это шоссе. Живописные виды. С одной стороны склоны Жигулёвских гор, с другой Волга. Шоссе змеькой вьётся между горами и рекой. Машин, по сравнению с городом, не просто мало, а практически нет. Не доезжая нескольких километров до Зольного начинаю подъём в горы. Когда то давно здесь была дорога. Причём она обозначена на карте. Сейчас её перекопали в самом начале рвом и она заброшена. Щебёнка (чем выше, тем крупнее) палки, иногда попадаются редкие обломки асфальта и всё это замаскировано опавшими листьями. Подъём очень тяжёлый. Но оно того стоит. Дальше мимо станций радиорелейной связи, мимо остановившихся нефтяных качалок, прячу велосипед в кусты, присыпаю листьями и бегом по небольшому хребту по едва заметной тропинке сквозь орешник (согласно GPS навигатору около 230 метров) и немного вниз. И вот она Флаговоя или гора Наблюдатель по другому. Подо мной широкая лента реки. Причём, в отличие от Стрельной, Волга далеко просматривается как в верх так и в низ по течению. Напротив меня, на том берегу заливные луга, озёра, протоки, выше - дачи, котетжи, ещё выше посёлок Прибрежный. Под ногами село Зольное. Всё как на ладони. Надо мной облака. Кажется, подпрыгни посильней и достанешь.

Всё быстро фотографирую, прощальный взгляд и в темпе в верх по склону обратно. Хоть и знаю, что велосипед не упрут, просто потому, что там никого нет, но всё равно на сердце неспокойно. Немного закусил и в седло.

Дальше еду, высматривая впереди светло-серый УАЗик лесников. Не хотелось бы встречаться. Но вот и перекрёсток. На лево дорога на Гудронный, прямо на Стрельную, на право и вниз в Зольное. Лечу вниз по разбитому асфальту. Теперь меня никто не догонит. Свист ветра, прыжки через поперечные трещины, шорох тормозов перед крутыми поворотами. « … Но, что ни говори, я тормозил на скользких поворотах». Несколько не прав Владимир Семёнович Высоцкий, Нельзя тормозить на поворотах, особенно на скользких. Только до. Иначе можно и улететь.

При выезде на Ширяевское шоссе, останавливаюсь у кафе с приятным названием: «Всё будет хорошо». Перекидываюсь парой фраз с группой молодых велотуристов и в обратный путь. Солнечная поляна, Ширяево, Верблюд гора и вот самый любимый отрезок пути между Крестовой и Гавриловой полянами. Отличная грунтовая дорога проходит над берегом Волги сквозь жёлто- зелёный тоннель, образованный молодыми липами, клёнами и кустами орешника. Она не совсем ровная. Небольшие подъёмы (бугорки) периодически сменяются такими же спусками. Разгоняя свою девяностопятикилиграммовую массу на подъёме и слегка отдохнув на спуске до следующего холмика, можно поймать некий ритм и развить неплохую скорость.

Так вот, где то в конце сентября я, слегка уставший, возвращался домой, после заезда на Жигулёвский хребёт. Влетев на очередной бугор, я увидел впереди собаку. Пёс, похожий на немецкую овчарку, сидел на дороге метрах в 30-40 от меня и смотрел в мою сторону. На нем был ошейник. Что он тут делал? Может вышел прогуляться или на разведку не знаю. Рядом не было хозяина, до ближайшего жилья (Гавриловой поляны) полтора – два километра. Честно признаюсь, по началу ёкнуло, что то у меня в груди. Но в тот же момент с твёрдой решимостью (не уступать кому либо дорогу и не снижая скорости двигаясь на неё), я твёрдо взглянул в глаза собаки, и будь, что будет.

И пёс не выдержал, побежал. Причём нет, что бы в сторону. Вверх по склону между клёнами или вниз в кусты. Нет, он рванул по дороге в том же направление, что и я, только в нескольких десятках метров впереди. Наверное подумал, что я его и в кустах достану. Я наращиваю скорость, пес тоже. Я прибавляю: - десять, девять, восемь метров до собачьего хвоста. Пёс ускоряется, но недостаточно. Медленно надвигаюсь на него. И тут азарт погони переходит в совершенно другое качество. Я вскакиваю на контактные педали и начинаю мощное ускорение. Прогибается рама. Семь, шесть метров. Скрипят от натуги контакты, свистит воздух, рассекаемый спицами. Пять метров. Шумит по опавшим листьям мелкий гравий, вылетающий как автоматные пули из под колёс. Скорость 36, 40, 43 и продолжает расти. Первобытная злость поднимается во мне. Проснулась древняя память предков, закодированная в генах и спящая до поры. Вот я в образе пра, пра… прадеда иду один с рогатиной против, поднявшегося на дыбы, медведя где то в дебрях Сибири. А вот я в шкуре саблезубого тигра. В сильнющих руках дубина кило на тридцать, а передо мной, поднимается из глубин времени, что то огромное, мохнатое, с бивнями и хоботом. И нет у меня страха. Только одна дикая ярость. Четыре, три метра. Растёт желание вцепится в несчастное животное и рвать его в клочья зубами, когтями. Два, полтора метра. И тут этот стокилограмовый «монстр» на чёрном велосипеде оскаливает свою пасть и издаёт РЫК. Причём не рык льва, или тигра, или какого ни будь бабуина. А рык ЧЕЛОВЕКА. Хозяина, Царя и Бога этого Мира.

Бедный пёс оглядывается на мгновение. Его взгляд встречаются с моим. Никогда я не видел, да и вряд ли увижу, такого УЖАСА в глазах божьей твари. Там где были его лапы образуется некое марево из чего то мелькающего. Собака принимает идеальную аэродинамическую форму, вытягивается в какое то веретенообразное существо. Острая морда, прижатые уши, парящее над землёй тело и вытянутый, прямой хвост. Набегающий воздушный поток прилезал все шерстинки одну к одной. Парикмахеру Звереву такое и не снилось. И пёс, не смотря на все мои усилия (мне бы такой финиш на марафоне «Самарская Лука»), начал сначала медленно, а затем всё быстрее удаляться. Взлетаю на очередной бугор, пёс уже на следующим. Взлетаю на следующий, пёс превращается уже во, что то далёкое. А у меня скорость в районе 45 км/час. И вот передо мной жёлто-зелёный тоннель и где то в дали бегущая точка. Пёс меня «сделал». Бросаю педалировать, еду по инерции, пытаюсь отдышаться, и смеюсь над собой. Чувство какое то двоякое. С одной стороны, вроде бы поле боя за мной и я победил. А с другой, любая собака (ну почти любая) если сильно захочет, сможет догнать любого (ну почти любого) велосипедиста. Информация к размышлению!

Не спеша въезжаю в село под названием Гавриловая поляна. Верчу головой. Ищу моего противника. Хочу извиниться за излишнюю агрессию. Его ни где нет…

Я часто езжу по тем краям. Почти все собаки мне знакомы, но больше этого пса я никогда не видел . . .

А обсудить отчет можно здесь

Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама найдёте здесь
Rambler's Top100