Суббота 25 Февраля 2017г.

Велоотчеты 2014. Патагония, русо и бисиклетас

Отчет о велопоходе по Чили и Аргентине в ноябре 2014г.

Нам дворцов заманчивые своды
Не заменят никогда свободы
(Бременские музыканты)


Оля! Это слово мы произносили по несколько раз в день и постоянно слышали его в ответ. Означает «привет» на испанском языке, который является государственным в Аргентине и Чили. Оля всем, кто решил взглянуть на эту мою писанину!

Я не буду переписывать интернет, приводя здесь данные о политическом укладе, экономических показателях и климатических условиях этих стран, любой желающий найдет эту безусловно важную информацию в других источниках. Здесь же будет изложено только то, что касается именно нашей поездки. Чтобы потом автор, мучимый старческой бессонницей, достав из шкафа эти распечатанные листы, мог бы перенестись в былое, вспомнить свои ощущения тогда, когда не существовало преград, если у тебя есть велосипед и палатка.

Итак, настало время отметиться в Южной Америке. Стали думать, куда направить свои колеса. В голове почему-то крутилась Перу со своими шляпами-котелками, начали просмотр картинок именно из этой страны. Но, увы, не зацепило. Титикака-Титикакой, но когда вокруг голая степь, глаз не радуется. Глазу подавай горы со снежными вершинами, леса (желательно хвойные), реки и озера, в которых просматривается каждый камушек на дне. Ещё пара-тройка просмотренных соседних стран также не воспламенила в душе негасимое желание там покататься, тратя на это приличную, по провинциальным меркам, сумму. И тут друг Циклоид посоветовал дорогу в Чили, которую построил Пиночет, называющуюся Карретера Аустрал. Только говорит, добраться туда сложно. Набираем в Яндексе это замысловатое словосочетание, и – то, что надо! Нет сомнений, едем именно туда! Картинка глаз радует, желание воспламеняется.

Начали собирать информацию, время полетело. Нитка маршрута вырисовалась сама собой, что неудивительно, так как, по сути, там больше и негде ехать. Возникло одно «но» - нитка слишком длинная, а нам никак не хотелось разматывать такой толстый клубок. Пришлось выбрать кусок этого пути между местами возможных заброски и выброски. Кусок получился около девятисот километров, что вполне нас устроило. Ведь мы не собираемся удивлять мир большими цифрами, мы едем получать удовольствие. А удовольствие по-нашему – это когда спокойно крутишь педали, не переживая за повешенный на шею «дневной план», и можешь позволить себе всё что угодно – сон подольше, езду помедленнее, и кашу повкуснее – сваренную, а не залитую кипятком.

Городом на материке для прилёта из-за океана был выбран Буэнос-Айрес, места старта и финиша также в Аргентине. Так выходило гораздо дешевле. Оставалось решить маленький вопрос – как попасть из одного в другое. Внутренние самолеты, с учетом доплаты за лишний багаж, были дороговатыми, автобусы – слишком долгими, хоть и спальными. Железная дорога в стране практически отсутствовала. Остановились всё же на автобусном варианте, хоть и не давало это мне покоя – ехать двадцать шесть часов подряд.

Продолжив лопатить интернет, выкопал знание, что в Аргентине существует «черный» курс доллара - национальную валюту можно купить выгоднее, удешевив тамошние расходы примерно в полтора раза. Конечно же, мы не могли этим не воспользоваться. Перекроили логистику, заменив автобусы самолетами, и смело забронировали отели в начале и конце пути. Ещё и время на покатушку добавилось, так как трансконтинентальные билеты были уже куплены.

Вспомнил, что куда-то туда ездили ранее самарские ребята, заглянул на сайт – забавно, тот же маршрут, только гораздо длиннее. И уже потом, незадолго до отъезда, написали друзья из столицы, Женя и Юля, что едут туда же. Вывод – направление безальтернативное. Москвичи, кстати, едут ещё и в наших же числах, только днём раньше. Совместное мероприятие мы мутить не стали – каждая пара является самодостаточной, с собственными взглядами на организацию походов.

Подготовка к поездке плавно завершалась, всё было рассчитано-расписано, но в одно прекрасное солнечное утро за неделю до отъезда Марина проснулась и сказала: «А давай заедем ещё на ледник Перито-Морено!» Вот те на! Я ж сам давно любовался на фотографии этим прекрасным творением природы, и мечтал увидеть его «живьём». Но он был далековато от нашего финиша и располагался совсем в другой стороне от намеченного пути «эвакуации». Но идея зажгла, снова часть прежнего плана под нож, и снова появляется автобус. Точнее, неминуемый шестичасовой заменяется полусуточным. Вылет самолетом переносится в другую точку на карте.

Всё. День отъёзда настал, план окончательно утверждён и обжалованию не подлежит. Очень интересно получилось – от идеи до поездки прошел год, подготовка шла постоянно, за исключением паузы на разработку и осуществление монгольского вояжа, всё успели, но времени перевести дух не получилось ни минуты, буквально. Представьте: сижу год за компьютером, потом выключаю его, надеваю велотуфли и выхожу из дома. Так точно «рассчитать» время можно только случайно :)

2 ноября
Подходим к вагону нашего поезда, а нас не пускают. Новые правила – теперь надо покупать багажный билет на велосипед. Лёгкий шок – а если бы мы пришли впритык, то что делать? Впервые в истории, сюрпризом! Хорошо в Тольятти касса недалеко и очереди не оказалось. Сумма незначительная, кажется, больше расходов на бумагу с водяными знаками и труд кассира. Как-то даже несолидно для РЖД.

 

3 ноября
В Москве нас встречали разные люди, но цель у всех была одна. Нет, запчасти для «Жигулей» уже никому не нужны, мы просто договорились об обмене валюты по «черному» курсу. Все они недавно вернулись из Аргентины, и у них остались песо. Они им не нужны, они нужны нам. С двумя благополучно рассчитались, третьего нет. Звоню:
- Ты где? Мы на второй платформе.
- Вижу вторую, щас буду!
Прошло полчаса, нет его. Ну мы сразу поняли в чем дело, и он нас потом не удивил, когда пришел – перепутал Казанский с Курским. Оба на «К», немудрено.

В аэропорте встретились с друзьями из Самары – Фёдором и Ольгой, летим вместе в Аргентину, но у них цель чуть-чуть другая – пожить там полгода, и, возможно, ПМЖ.

На регистрации, видимо, мы оказались юбилейными пассажирами, так как плату за велосы с нас не взяли. Начало пути оказалось замечательным. А вот обратно… Но об этом позже.

Нам предстояла девятичасовая ночная пересадка в Стамбуле. Мы к этому подготовились, вооружившись ковриками и спальниками. Прилетев, узнали - оказывается, можно воспользоваться бесплатным транзитным отелем. Но до него надо ехать автобусом; подумали и решили жить половой жизнью. Выбрали тихое тёмное место около гейта, и залегли. Счастье было недолгим, нас попросили. Повесив спальники на шею, не вынимая берушей из ушей, со взглядом неуспевшего опохмелиться, побрели искать новое пристанище. Только провалились в забытьё, неподалёку расселась толпа уборщиков, и давай чесать в полный голос. Беруши не спасали. Когда терпение и надежда что уйдут, иссякли, требовательно и с осуждением призвал их к совести. Ребята сделали всё с точностью до наоборот – уровень децибелов возрос. Понятно, вешаем спальники на шею. Доплелись до самого конца здания, в самый дальний тёмный угол. Вокруг никого, забились под лавки – спать. Не знаю, сколько это длилось, но не долго. Тормошат за плечо. Открываю глаза – перед лицом ботинки. Служитель аэропорта, заботливо так, спрашивает, куда еду. Да к чёртовой матери еду, точнее ВЫ все туда езжайте! Нет, «Ататюрк» - античеловечный аэропорт! Уж лучше б мы на автобус пошли…

4 ноября
Перелет через океан частично компенсировал недосып. Случилось это оригинально, никогда раньше с таким не сталкивался. Откормив пассажиров, стюардессы, днём!, потребовали закрыть все окна и выключили свет. Догадываюсь, что лётный персонал в сговоре с наземными службами – ведь со спящими гораздо меньше хлопот.

В Буэнос-Айресе нас встречал живущий там Максим, обменяли ещё долларов, «по-черному», прямо на глазах у полиции. Теперь казна полна, порядок.

Переходим в другой терминал, покупаем внутренние авиабилеты. Приятная разница в цене, если бы платили картой дома.
Достаю кружки, иду в кафе за кипятком, заварить чай чтобы. Не моргнув глазом, девушка называет цену. Не, говорю, мне просто кипяточка - в надежде на то, что она меня не правильно поняла. Поняла она меня правильно, цена повторилась. Блин, куда мы приехали?.. Протягиваю деньги, первая покупка. Получаю чек в ответ. Всё по-честному типа.

Ну что, теперь посмотрим, как здесь спится? Тёмных углов не нашли, стелемся при ярком свете, около служебного помещения. Тут же в нашу сторону идёт полисменша. Были уже готовы держать круговую оборону, но ей было просто любопытно. В итоге замечательно похрапели пяток часов, никто нас не тревожил, чеки за ночёвку не предлагал.

 

5 ноября
Оплачиваем перевес, садимся в красивый голубой самолет, взмываем над Аргентиной. Ого, чо за окном – нигде такого не наблюдал. Ровная, абсолютно гладкая поверхность - как бильярдный стол! Ни тебе горки, ни овражка, ни лесочка. Хорошо, что нам там не ехать. Но вскоре картинка сменилась, показались снежные шапки. Нормально, можно садиться!

Быстренько собираем наши машины, нам на автобус успеть надо. Приятное волнение – люблю этот момент: ещё полная неизвестность – куда попал, как здесь? Ещё не пригляделся, не принюхался, не освоился.

Поехали. Южноамериканское утреннее солнце приветствует нас, ветерок приятно освежает, сосны с длинными иголками заставляют дышать полной грудью, наслаждаясь издаваемым ими ароматом. Э-ге-гей! Это случилось! То, что тыщу раз представлялось за прошедший год – вот оно!

Приехали на автовокзал города Сан-Карлос-де-Барилоче. Отсюда по плану автобусом в Эскель, где намечен старт собственно велопохода. Неудобная у них система – нет сводного расписания всех рейсов, надо тыкаться по разным офисам. Да ещё и странно как-то получилось – сразу купили билеты на конец похода, за три недели, а вот сейчас уехать – пришлось ждать прибытия автобуса, билеты не продавали. Может, места в дефиците? Но нет, автобус приехал почти пустой.

Коротали время до прибытия автобуса на близлежащей железнодорожной станции, греясь под солнцем и похрустывая остатками самолетных галет. Ещё дома узнал, что в этот день поезда не будет, увидеть не получится, и это меня, как большущего любителя «железки», дюже огорчало.

Заняв на втором этаже автобуса первые места перед лобовым стеклом, двинулись в путь. Поначалу было страшновато, особенно когда навстречу неслись большие машины, но потом расслабились и стали получать удовольствие от этой обзорной экскурсии. Вокруг была симпатичная картинка, а ощущение начала чего-то великого наполняло душу неуёмной радостью.

К вечеру приехали в Эскель, встретивший нас недоброй тучей, зависшей на подступах к городу между горами, как раз там, куда лежал наш завтрашний путь. Прикупив продуктов и узнав, что хлеб называется «пан», заселились в забронированный отель. Его хозяин, Мигель, к нашему приезду неслабо натопил все комнаты, устроив «два в одном» – жильё и сауна одновременно. Не справившись с регулировкой газовой батареи, я просто выключил её.

Изображение Изображение Изображение Изображение

6 ноября
Просыпаемся под стук дождя по металлическому козырьку. Вот, блин, начало… Пришлось приложить немалое внутреннее усилие, чтобы выковырять себя из сухого теплого помещения наружу, в блестящую от воды холодную серость.

Здесь тоже есть железнодорожная станция, и тоже нет сегодня поезда. А ведь он старый, узкоколейный, и на паровозной тяге. На вокзале, в музее, сказали, будет завтра. Но нас завтра уже не будет. Здесь. Удовлетворились осмотром пары столетних вагонов, одиноко мокнущих на путях, и, испугавшись собственного поступка (в такую погоду покупать вино?), начали наш велопуть.

Так всегда бывает, когда туфли ещё не успевают промокнуть – старательно объезжаешь лужи, притормаживаешь перед теми, которые нельзя объехать, или даже поднимаешь ноги, стараясь уберечь их от потока из-под переднего колеса на очередном разливе. Инстинкт самосохранения срабатывает. Но наступает момент, когда инстинкту срабатывать уже нет никакого смысла. Всё уже случилось, можно расслабиться. У нас этот момент настал, когда кончилась велодорожка, и пришлось выехать на трассу, под крепкие струи воды от проезжающих мимо машин. Да и дорога пошла вниз, скорость приличная, с поднятыми ногами далеко не уедешь.

Едем-терпим. Узнаются места – просматривал здесь возможность ночевки, если без отеля. Как это называется – когда машина с круговой камерой проехала и всё засняла по пути? С возможностью здесь оказалось не очень – вдоль дороги по обе стороны проволочный забор. Эта неприятность будет сопровождать нас весь поход, иногда всё же не являясь преградой.

Промокнув до нитки и изрядно задубев, примчались в Тревелин. Еще передвигаясь на автобусе, мы прониклись аккуратностью и уютом здешних небольших поселений. Этот городок не стал исключением. Всё мило и приятно, только вот зуб на зуб не попадает. Сунулись в кафешку, убить побольше зайцев сразу – перекусить, погреться, и прочие маленькие радости справить. Меню в руки взять не можем – с нас течет вода, попортим бумагу. Кое-как сняли дождевики с перчатками, наделав под собой лужи, подобно маленьким щенкам, сделали заказ. Вдруг подходит приятный дядечка, и предлагает нам остановиться у него на ночь. Во поворот! Ещё недавно ситуация была безнадежной, и вот оно, спасение! Но ведь нам надо сегодня максимально подобраться к чилийской границе, чтобы успеть сделать завтра все погранично/валютные дела до обеда. Крепко задумались, но Хосе говорит, что завтра будет солнце. Всё же принимаем его предложение, он уезжает, оставив адрес.

Приняли нас как родных. Большая семья – дети, внуки, и друг семьи, Хулио, харизматичный дядька, пекущий замечательные толстые блины. Я знал, что в Аргентине принято при встрече целоваться – всем со всеми. Я был рад делать это с невесткой Марией, но ещё и с Хулио…

 

Пообщавшись, расцеловавшись и на прощание, молодежь уехала. Хосе говорит: «Мой дом – твой дом, делай что хочешь!» А что хочет несчастный велотурист? Три «по»: поесть, помыться, и поспать. Все наши нехитрые потребности были удовлетворены, причем за столом перед трапезой глава семьи прочитал молитву, прямо как в кино.

Изображение Изображение Изображение

7 ноября
Хосе не обманул. Светит солнце, зовёт нас в путь. Перед расставанием встали в круг, взялись за руки, и Лили произнесла молитву за нас. Очень трогательно было. Мучас грасиас, люди добрые!

После города асфальт закончился, но ехалось нормально. Я знал, что в основном наша походная дорога будет с мелкими камнями, и несколько переживал за это – насколько будет трудно крутить?

Рядом, в болотце, пасется стая розовых фламинго – кажется, первый раз в жизни их вижу. Грациозные создания!

Свернули с главной дороги в сторону чилийской границы – о-па, вот почему нам хорошо ехалось! Ветер был попутный, сейчас же стал боковой.

Чуть в стороне от дороги находится небольшой каньончик с водопадом, при планировании не исключали возможности туда заехать. Но сегодня у нас граница, нет времени. Вспомнил слова мудрого киевского друга Жени, сказанные им на Мадагаскаре, когда мы выбирали между поездкой на водопад и колоритный местный рынок: «Я еще не видел ни одного водопада, чтоб вода снизу вверх лилась». Значит, мимо.

Ветер усилился и, зараза такая, стал дуть в лоб. Крутим, борем. Желудок подает сигналы – хозяин, пора бы уж привал. Спрятались от ветра в радующие взгляд, цветущие желтым кусты – здесь же сейчас весна, т.е. осень, поэтому всё цветет вокруг. Вдруг раздается треск, невдалеке от нас ветер валит на землю старое сухое дерево, поднявшаяся пыль вмиг уносится прочь. Невольно вскочил и вскрикнул. Выходим на дорогу, останавливается машина, пожилая пара интересуется, всё ли у нас в порядке. Спасибо, люди хорошие, надеемся что так.

А ветер-то совсем разошелся! Кручу педали, компьютер показывает шесть километров в час. Под колесами мелкие круглые камушки на жёсткой поверхности, как по гороху едем. Получаю сильный боковой удар ветром, руль резко в сторону, успеваю выстегнуться, не упал. Чёрт! Пытаюсь снова тронуться – не получается, ветер не даёт. Во дела! Прошел пешком десяток метров – ну не дело ж так двигаться! Обратно в седло, кое-как удалось начать движение. Через пару минут снова резкая остановка, еле удержал в руках велосипед. Оглядываюсь – Марина пытается поднять с земли свой, снесло её значит. Снова пешком, снова попытка ехать. Очередной удар, меня резко разворачивает поперек дороги, на этот раз удержать вел не получается, он падает в горох, руль выворачивает назад. Охренеть… Кто сказал, что в Исландии сильный ветер? Не было там такого! С трудом поднимаю машину, стою, широко расставив ноги, наклонившись и упершись руками в руль, крепко сжимая оба тормоза. В воздухе стремительно несется взвесь из пыли и песка. Глаза защищены очками, но ведь этот пескоструй может повредить линзы… Кое-как меня догнала Марина - с большим трудом, проскальзывая ногами по гороху, сопротивляясь сильнейшему встречному давлению, ведя велос руками. Стоим рядом, но чтобы разговаривать, приходится почти кричать – слова уносятся прочь. У нас светит солнце, у нас ровная горизонтальная дорога, но мы не можем ехать. Мы не можем победить ветер. Ветер побеждает нас. Ветер дует из ущелья, по которому нам надо добраться до границы. Мы вчера не доехали 30 километров до необходимого, а сегодня рискуем увеличить отставание. Ветер сломал нас. Я поднял руку. Остановилась машина. Бруно, хозяин кемпинга в чилийском Футалеуфу, помог загрузить велосипеды в кузов. Один я бы не смог это сделать. Ветер не позволил бы поднять и удержать их в воздухе…

Ошалевшие от таких событий, с горящим лицом и полным зашиворотом песка, ехали мы на мягких сиденьях «Тойоты» и не верили своему счастью. Отметил очередное удобство путешествия вдвоём – в кузов такой машины помещается ровно два велосипеда, если не снимать колёса.

Дорога вдруг стала задымлена, а дыма без огня не бывает, вот и пламя показалось. Горит трава на обочине, ветер гонит пожар всё дальше. Человек, сигарета? Ответ получили скоро: ветер. Он порвал электрические провода, бросив их на землю и переплетя меж собой. Замыкание сверкает, посыпая уже выгоревшую под ним траву всё новыми и новыми снопами искр.

В Чили действуют запреты на ввоз некоторых продуктов. Мы особо не вникали в правила, но и выпивка и закуска в ассортименте у нас в «штанах» присутствовали. На границе представитель фитосанитарного контроля подождала, пока мы расставим все галочки в графе «не имеем» в анкете, взяла бумаги в руки, и айда на проверку, всем видом своим говоря: «Сейчас я выведу вас на чистую воду!» Залезли мы с ней в кузов, начала она шарить в моём рюкзаке. Но то ли поняла, что задерживает «невиновного» ни в чем Бруно, то ли просто вдруг надоело – шмон внезапно закончился.

Здравствуй, Чили! Страна встретила нас ровным «парадным» асфальтом, идущим только до первого города. Мы не стали лукавить, говоря себе, что хотим уже ехать в седле, а продолжили плыть по течению. Течение принесло нас в Футалеуфу и прибило к маленькому обменнику валюты, т.к. банки, работяги такие, работают только до двух.

Ветер здесь гораздо тише, а дорога после городка похуже аргентинской, но ехать вполне получается. Навстречу попадаются конные пастухи в национальных шляпах и штанах из шкур. Поразили лица этих двух людей – благородные, аристократичные. Национальная шляпа срывается ветром с головы одного из них и намеревается улететь подальше, но Марина пресекает этот её предательский поступок, и протягивает снизу вверх головной убор владельцу. Эх, какой был кадр! Не успел сфоткать… Может, на бис надо было?..

Первая ночевка в палатке – первые проблемы из-за заборов. Сразу не встанешь, приходится поискать лаз.

Изображение Изображение Изображение

8 ноября
Тучки, но вроде без дождя пока. Дорога идет по очень красивым местам, машин совсем мало, ничто не мешает наслаждаться природой. Погода издевается: то ветер холодный (одеваешься), то солнце зажарит (раздеваешься), то морось пойдёт (зачехляешь «штаны»), то кончится. Так и ехали, постоянно останавливаясь.

В Рамиресе решили вкусить местной пищи, зарулили в единственнонайденную типакафешку. Сейчас ещё не сезон, сковородки не шкворчат, кастрюли не пыхтят. Перепало нам только по сэндвичу с языком и растворимым кофеМ. Дорого, но ведь знали куда едем.

Удалив аппетит едальный, я разбудил аппетит нумизматический – увидел у хозяйки целую шкатулку чилийской мелочи. Зная, что мелкие монеты уже почти не имеют хождения, стал копаться в этой куче счастья в поисках чеканок в 5 и 1 песо. Пятаки были счастливо обнаружены, а вот копеек не нашлось, как мы с хозяйкой ни ворошили этот склад. Жаль, спасибо. Уже вышли, только уезжать – выбегает с криком «Ун песо!» и протягивает монетку. Ура!

Проехали по берегу озера Ельчо – чем-то напомнило фьорды Норвегии. Те же крутые горы, из-под хмурых туч обрывающиеся в воду, те же ниточки водопадов на их склонах.

Маршрут этого дня стал одним из самых запоминающихся, чем-то отличным от остальных дней. Или просто первые впечатления, или просто красиво было.

Нашли очень удачное место на зеленой травке – забор был повален, за кустами нас не видно, рядом стремительно журчит чистейший горный ручеек. Ну, наливай!

 


Изображение Изображение Изображение

9 ноября
А вот и она! Карретера Аустрал – дорога, собственно ради которой мы сюда и приехали. Мы выехали на нее не в самом её начале, хоть и рассматривали вариант старта из Чайтена.

После Санта-Лючии нас ждал сюрприз – новенький асфальт. Едем-гадаем, надолго ли? Не очень надолго оказалось, и прерывался стройками оного пару раз, но всё равно успели порадоваться скорости, накрутив почти все недоеханные ранее километры.

Специально свернули в сторону, в Вангуардию, чтобы окунуться в атмосферу чилийской деревни. Очень понравились «чешуйчатые» домики – стены покрыты деревянной щепой. На своей родине, в Тверской области, я видел подобные крыши. Называлось «дранка», но она была мельче размером. Чилийские домики немного приподняты над землей сваями, и этот интересный факт остался у меня не прояснённым. Вроде бы не затапливает здесь весной, т.е. осенью, а зимой, т.е. летом – довольно холодно, что вынуждает, наверное, утеплять ещё и приподнятый пол.

Погода сегодня нас совсем не огорчала, спасибо чилийским богам!

Обнаружив очень удобное и приятное для ночевки место гораздо раньше планируемого по времени окончания движения, решаем не искушать судьбу, сворачиваем с дороги. Здесь нет забора, есть зеленая лужайка и чистая вода. О-па! Ещё есть следы двух велосипедов на траве! Неужели это наши столичные друзья здесь ночевали ранее? Респект им и уважуха – ни малейшей мусоринки не оставили, про костёр я даже не говорю. По приезду домой узнал – они. Все бы так поступали!

Изображение Изображение Изображение

10 ноября
А вот сегодня хмуро, дождевато. Из-за непогоды даже не стали заезжать в Ла-Хунту, ограничившись фотографированием того, что было непосредственно на дороге. Когда идет дождь и ты уже мокрый, хочется не останавливаться, и тупо крутить педали, согреваясь движением, теша себя сознанием, что хоть время не теряется.

Дорога сегодня снова разная – сначала просто гравийка, потом новенький асфальт, благополучно закончившийся, не успев начаться; стройка дороги, где мы удачно проехали по неиспользуемой полосе, и вновь асфальт, но уложенный в прежние годы. Когда мы въехали на последний, в дополнение к этому счастью на нас свалилось сверху ещё одно – солнечный свет. Приободрились, подсохли, даже погуляли по деревянному мосту в стороне от дороги.

Обменялись приветствиями с проезжавшими мимо в том же направлении двумя мототуристами. Здесь катает очень много «старших братьев» - по одному, двое, по десять. Позволю себе крамольное высказывание – считаю, что на мотике путешествовать по Карретере Аустрал даже лучше, чем на велосе. Не кидайте в меня камни, пожалуйста; видимо, мне просто поднадоело крутить педали :)

 

Едем по пустому асфальту, встречных нет, балдеем. Вдруг навстречу наши старшие, которые недавно обогнали. Останавливаются, говорят дорога закрыта до пяти часов, работы идут. Интересно девки пляшут, как это – закрыта? У нас график, нам ехать надо. Но, заимев это знание, решаем извлечь пользу из происходящего и, неторопясь, варим чай на крыльце заброшенного сарайчика, растягивая время.

Тяни-не тяни, больше чая не выпьешь, чем есть с собой воды в бутылках. Подъезжаем к началу стройки в четыре часа, питаемые надеждой, что нас всё-таки пропустят, ведь мы маленькие и юркие. Как я ни пытался уговорить интересную чилийскую девушку в больших оранжевых штанах и желтой каске, объясняя, что мы просочимся по краешку, как ни изображал улетающий из аэропорта впереди самолет, тыкая при этом пальцем себе в запястье левой руки, результат был равен нулю. Пришлось смириться и усесться на обочину, изучая изученную вдоль и поперек карту похода.

К открытию дороги вернулись наши мотоциклисты, и в первые же секунды рванули и скрылись за поворотом, показав всем, какой вид транспорта здесь самый лучший. Мы же медленно покрутили по грязной жиже, стараясь не забрызгать ноги и рюкзаки.

Стройка оказалась большой, просочиться бы здесь не вышло. Весь берег озера Рисопатрон оказался распахан – дорогу расширяют и спрямляют. Даже испугались – вдруг дорогу открывали для пропуска машин, они проехали, а сейчас снова закроют, и мы окажемся запертыми среди грохочущих бульдозеров и скрежещущих ковшом по камням экскаваторов, каким-то чудом забравшихся высоко вверх на край обрыва и срывающих его?

Наконец выехав, прикинули, что теперь нет смысла ехать в Пуюгуапи - магазины, возможно, уже закрыты, и застопились на склоне среди камней, промочив ноги, добираясь до сухого места.

Изображение Изображение Изображение

11 ноября
Опять нет солнца, опять накрапывает дождь. Вглядываешься в небо, пытаешься высмотреть хоть какой-то просвет, идущий в твою сторону, и прекрасно понимаешь, что занимаешься самообманом – никакой просвет не принесет с собой стабильного солнца, не прогонит эту пакость, сыплющуюся на тебя сверху, справа, слева, отовсюду... Терпи, дружище. Или сиди дома.

В Пуюгуапи встретили велодедушку-швейцарца, сегодня он был уже с прицепом, а вчера гонял мимо нас туда-сюда по грязи налегке, даже без рюкзака. Вот дома-то не сидится, в седые годы!

Здесь океан своим длинным извилистым щупальцем достает нашу дорогу, едем по берегу с полосой отлива. Хмуро, тучи низкие, а ведь у нас сегодня ледник Вентискьеро – удастся ли полюбоваться? Но когда сворачиваем на дорожку в нацпарк, распогоживается, появляется надежда на удачный заход.

На въезде шлагбаум и домик. В домике девушка. На стене домика, большая такая, вырезанная из дерева, таблица с расценками за вход и кемпинг. Как часто бывает – своим дешевле, чужим дороже. У меня был решительный настрой посмотреть ледник бесплатно, поэтому принялся очаровывать девушку своей улыбкой, не жалея при этом сил. Цель была почти достигнута, девушка уже колебалась, но тут появился какой-то парень, и испортил мне всю малину, недвусмысленно показав движениями пальцев «гони бабки!» Уговоры, что мне только быстренько сфоткать и обратно, не действовали. Другой появившийся парень, гораздо приятнее первого, сочувствующе-иронично сказал, что просто сфоткать можно, если обратно по дороге и потом ещё два километра на юг по главной. Ага, ещё б открытку подарили с видом ледника. Пришлось признать себя побеждённым и раскошелиться.

Заезжаем, привязываем велосы, и решаем, раз уж заплатили, пройти все возможные здесь маршруты. Вернее пробежать, ведь день к вечеру, а нам ещё ночевку искать надо, так как кемпинги мы крайне не уважаем. Самая длинная тропа, длиной 3,3 километра, идущая по замшелому лесу, взбирающаяся серпантинчиками в гору, петляющая между камней и деревьев, доставляет удовольствие уже самим процессом её прохождения. Навстречу идет много людей, все уже насмотрелись и идут обратно. «Оля!» - «Оля!»
На смотровой площадке мы оказались одни – вот прелесть позднего посещения! Ледник называется «падающим» - он свисает сверху над обрывом, периодически сбрасывая вниз лавинку изо льда, издавая при этом сильный грохот.
Выезжаем обратно – шлагбаум поднят, домик пуст. Видимо, мы поторопились с приездом :)

Сегодня тоже нашли «беззаборную» ночевку – прямо недалеко от КПП парка. Желто-зеленый мох, ручей неподалеку – больше ничего и надо.

 


Изображение Изображение Изображение Изображение

12 ноября
Хмуро. Еще немного по берегу фьорда, и уходим в горы, с нулевой отметки высоты. Вдруг шок – видим уже так неприятнознакомый оранжевый знак о закрытии дороги с часу до пяти. Чёрт подери! Резко налегаем на педали, у нас ещё есть часа полтора проскочить. Без остановки мчимся, пока не видим такой же знак в обратном направлении. Всё, проскочили, но не успели успокоиться, как снова знак нам навстречу. Вашу мать! Но успеваем и этот участок пройти. Тут дорога окончательно прощается с океаном, и начинается плавный подъем на перевал. Следов строительства теперь не видно, предполагаю, что работы идут только в местах прижимов гор к воде, и больше этого безобразия у нас не будет. Как я ошибался, наивный!..

Начинается мелкий дождик, толкаем велосы в горку пешком, размышляя, сколько же времени у нас займет такое восхождение. Перевал невысокий, около шестиста, серпантинистый. Вроде должно быть красиво. Мы были вполне в боевом духе, пороховницы полны пороха, ягодицы тоже были в порядке, но тут я неосторожно пошутил. На перевал медленно лез грузовик-фургон, и я спросил, не серьезно, Марину: «Стопим?» «Стопим!» - не серьёзно ответила Марина. Но несерьёзность нашего диалога была не видна сквозь мокрое лобовое стекло, машина остановилась вполне серьёзно. Виктор разгрёб место внутри кузова, и наши велосипеды скрылись в его чреве. Кузова то бишь.

Оля-ля! (здесь по-русски) Как клёво ехать в гору в кабине «Мерседеса»! Пытаясь реабилитироваться в собственных глазах, говорю Марине, что потерять время мы всегда успеем, и иметь его запас нам никак не помешает. Тем более у нас ещё есть экскурсионные планы, требующие оного. Красота вокруг? Так мы наоборот её лучше рассмотрим, из машины, ведь не надо упираться носом в землю. Хотя постой, какая красота? Льет дождь, мы лезем в тучу – нифига мы там не увидим, при любом раскладе. На том и договорились.

Сначала я просил добросить нас до верха, рассчитывая получить удовольствие, спустившись своим ходом, но когда мы его, верха, достигли, как-то усомнился в получении позитивных эмоций в случае такого вот решительного поступка. Вокруг было серо, мокро, и холодно. Ветер гнул деревья, дворники воевали с дождем, открывая нашему взору снежные языки, выползающие из-под зловещих туч. Нет уж, не хотим вылезать из теплой просторной кабины! Поехали дальше, вниз, и вдруг… Нет, только не это!!! Ведь сейчас всего лишь полвторого! Тот самый знак. Я ненавижу оранжевый цвет!!! Виктор глушит мотор, приехали. Во мне кипит смесь из ярости, досады и бессилия. Пытаюсь не выплеснуть это наружу, спрашиваю мнение нашего нового друга – пропустят ли нас на велах? Нет, говорит, бесполезно. Но не можем же мы так просто сдаться? Напяливаю капюшон, вылезаю в непогоду. Видимо, обломали меня уже чилийские дорожники – мои попытки прорваться были вялыми и неуверенными.

Возвращаюсь в машину, устраиваемся поудобнее – спать. А что ещё остается делать три с половиной часа?.. Не знаю, что можно посоветовать тем, кто захочет поехать в те края. Или как-то наверняка узнать все места ремонта и четко спланировать их прохождение, или просто дождаться, когда ж наконец всю дорогу закатают в асфальт и обочины покроются травкой – ведь ехать по грязи среди строительной техники – удовольствие сомнительное.

Проснулся от шуршания фольги – Виктор распаковал толстую шоколадку, угощает нас. У нас тоже есть провизия, но она в чреве фургона. Туда лезть не хочется, довольствуемся этим угощением.

Настал час открытия – как радостно слышать звук работающего двигателя, ведь это означает наше движение! Смотрим из окна на грязь, тракторы, встречные самосвалы. Оказывается, у нас всё отлично – здесь надо ехать именно на машине.

Доехали до асфальтовой развилки у подножия горы, здесь Виктору направо, а нам налево. За пять часов, проведенных вместе в кабине, он стал нам почти родным.

 

Застоялась сегодня кровь, крутить педали в радость. Проехали, сколько получилось до сумерек, и спрятались от ветра в кустах, развязав проволоку на въезде в огороженную территорию.

Изображение Изображение Изображение Изображение

13 ноября
Всё ясно, поход не назовешь удачным по погоде. Бессмысленно вглядываться в небо мешают деревья, ну и ладно.

На этот раз заставляем себя всё же заехать в сторону, в деревню Аменгуаль, иначе из-за частой непогоды так всё и просвистим мимо. Отметились парой съеденных бананов, можно дальше.

Картинки сегодняшнего дня – озеро Торрес, расписная ВАЗовская «восьмерка», и флаг с надписью «Кока-Кола», вывешенный вверх ногами на высоком флагштоке. Оно и объяснимо – южное полушарие, здесь всё зеркально.

В Манихуалесе дорвались до большого магазина, забив «штаны» под завязку. Само собой, без заветной витрины не обошлось. Еще на подлёте к Аргентине мой организм перестроился, и теперь он любит сухое вино. А ведь раньше оно ему кислятиной казалось :)

Нашел шикарное место на берегу реки, снова распутав вход и прогнав тусующегося там зайца. Этих коричневых ушастиков в Чили полным-полно, ходят пешком где попало и часто попадают под машины. Ещё много очень собак, возможно, это связано со скотоводством. А вот моих любимых кошаков – раз-два и обчелся.

В этот день, благодаря постоянному асфальту и попутному ветру, у нас получился самый большой пробег в походе.

 

Дождя нет, ветра под берегом тоже. Ставим палатку среди цветущих благоухающих цветов, греем воду, полностью моемся, нарезаем вкуснейший сыр, достаем штопор. Эх, хорошо!

Изображение Изображение Изображение Изображение

14 ноября
Сухо, облачка, ветерок. Очередной «рабочий» день, когда нужно перемещать себя в пространстве собственной мускульной силой. Доехали до развилки, у нас есть выбор: покороче, но гравийкой, или подлиней, бетонкой. Мы, конечно, догадывались ещё раньше, куда свернем, и, увидев тучу пыли от едущего по гравийке грузовика, утвердились в своем выборе.

Ветер мешает ехать, ждем поворот налево, в надежде, что потом будет попутный. Бетонка выводит нас на трассу между двумя большими городами, машин становится заметно больше. А ведь мы уже привыкли к их отсутствию.

На протяжении всего похода у дороги часто попадаются маленькие домики - это места подношения святым. Сейчас же увидели огромный грот в скале, оборудованный под святилище. Посвящено это Св.Себастьяну – покровителю водителей. Здесь много всякой дряни навалено, куча сгоревших свечей стоит. В скалу вмонтированы таблички с просьбами «спаси-сохрани», немало водительских прав лежит и номерных знаков от автомобилей. Видимо, не всех он слышит…

Когда ветер не дает ехать, давя мне в грудь, волей-неволей вырывается нецензурная брань в его адрес. Сейчас же он, радостно подталкивая в спину, позволяет без труда держать скорость за тридцать. Решаю быть справедливым, и во весь голос воздаю ему благодарность за это упоительное движение.

Попался единственный за поход тоннель, прошли пешком, в целях безопасности. Едем вдоль шоколадной реки Симпсон. Вода цвета какао. Понятно, набираем воды во все ёмкости в чистом родничке и это позволяет нам встать где угодно. «Где угодно» у нас получилось на маленьком пятачке между кустами шиповника и горкой, ведь мы старались максимально укрыться от сегодняшнего погонялы. Вы говорите Исландия? Там мне не приходилось варить макароны, удерживая руками закольцованную ветрозащиту для горелки. Я даже не скреплял её в кольцо, просто ставил полукругом. Колышки у палатки, на всякий случай, привалил бутылками с водой – вдруг вытащит из дёрна? Вот на песке в таких условиях поставиться бы не получилось – палатку бы просто сдуло.

Изображение Изображение Изображение Изображение

15 ноября
Сегодня у нас «столица похода» - самый крупный город на маршруте, Койайке. На подъезде к нему стоят ветряки, но почему-то только три штуки. При таких ветрах здесь можно было бы вырабатывать энергию на полконтинента, пожалуй.

Погода солнечная, с удовольствием лопаем мороженое в рожке. Недешево, но лопать надо. Как же так – не вкусить любимого лакомства в Чили? Вдруг видим невдалеке пару велотуряг. А вдруг это наши друзья, выбились из графика по каким-то причинам? Но нет, оказались немцы, Давид и Дорит, видевшие наших друзей три дня назад. Забавно, как же тесно в мире! Немцы едут тоже на юг, как и мы. Может, ещё свидимся.

 

Послушав барабанщиков в центральном парке, устремляемся на закупку провианта. Я ещё дома высмотрел на «Викимапии» самый большой супермеркадо, и теперь уверенно игнорировал все остальные, попадающиеся на пути. Но это оказалось моей ошибкой. Как говорится, за что боролся, на то и напоролся. Марина осталась сторожить велосы, а я… А я пропал. Меня проглотила черная дыра под названием «Самый большой супермеркадо, высмотренный дома на «Викимапии». Не понимаю, как это произошло. Я просто вставил в монетоприёмник на тележке пятисотпесовую монету, получив её в пользование, и вошел в магазин. Видимо, внутри магазина время как-то искривляется, потому что я не замечал ничего изрядавонвыходящего. Я просто ходил между рядами с продуктами, выбирал их, складывал в тележку. Нашел холодильник с сыром, удивился небольшому выбору и большой цене, выбрал, положил в тележку. Потом нашел прилавок, где сыр нарезают, порадовался большому выбору и цене ниже, взял хороший кусок, положил его в тележку. Вернулся к холодильнику, положил обратно дорогой фасованный сыр. Нашел прилавок со свежим горячим паном, набрал его в разных видах, положил в тележку. Подумал, и вернулся к нарезаемому сыру, заказал его ещё. Продавщица не могла понять, сколько же мне надо отрезать, вертела-вертела в руках большой кусок, предлагая мне разные варианты, постепенно всё больше веселясь от происходящего. Постепенно веселиться стал уже весь молочный отдел. Мне было не очень весело, я хотел сыр. Кончилось это тем, что я забрал себе весь этот кусок, не став ждать, пока на наше шоу стянется весь магазинный персонал.

Взяв пана ещё, вспомнил о самом главном. Чилийские виноградники никогда не болели, вино этой страны является самым правильным в мире. Ряды с этим божественным напитком были огромны, цены – смешны, в сравнении с ценами на настоящее вино у нас дома. Вот так, просто делая покупки, я постепенно добрался до кассы. И тут моему взгляду предстает Марина. Я такой её ещё ни разу не видел. Первая мысль была – в Чили снова проснулся какой-то вулкан, началась срочная эвакуация. Вторая – нас будут эвакуировать без велосипедов, поэтому она их уже бросила. С первой мыслью я нисколько не ошибся. Вулкан действительно проснулся. Вулканом была она сама. Оказывается, я уже два часа отсутствую, обещав сходить за продуктами по-быстрому. Нашу трогательную семейную сцену наблюдали десять-пятнадцать людских цепочек, стоящих в разные кассы. Надеюсь, среди них не было тех, кто понимал русскую речь. В числе зрителей была и кассирша, к которой я потом подкатил свою телегу. Профессионал своего дела, тонкий знаток человеческой психики, она не смогла не воспользоваться моментом, и обсчитала меня сразу на пять тысяч чилийских, что даже в пересчете на рубли является весьма смелым поступком. Она знала, что подлог вскроется только тогда, когда страсти утихнут, но в этот момент эти чудные заморские велосипедисты будут уже далеко от её города, и ничто не испортит ей прекрасный вечер, завершающий этот удачный день.

Магазин был большим, как и объёмы продаваемой в нем туалетной бумаги. При всей своей любви к гигиене, я не смог бы запихнуть оптовую упаковку этой страховочной ленты в рюкзак, пришлось покупать рулончик в розницу, в соседней лавчонке. Прикинув выставленную мне цену в рублях, испытал лёгкий шок – в пятнадцать! раз дороже, чем покупаю в «Магните». Но взятый из дома магнитовский моток был на исходе, ситуация была безвыходной. Сразу скажу, что купленный в Чили рулон нам почему-то почти не пригодился, и теперь он стоит в шкафу, и у меня рука не поднимается использовать его за такую цену по прямому назначению…

От города по-прежнему шел прекрасный асфальт, машин было мало, светило солнышко, дорогу тут и там перебегали зайцы. На прямых спусках попутный ветер разгоняет до скорости под восемьдесят, аж дух захватывает.

Оторвался далеко вперед, надо подождать Марину. Рядом выезжает машина, решаю заодно спросить, далеко ли до Эль-Больсона, он должен быть где-то рядом уже. Мужчина смотрит на меня как на идиота, ничего не понимая. В свою очередь, я тоже не понимаю, почему не могу получить ответ на такой простой вопрос. Так ничего и не добившись, отпускаю машину, встречаю Марину, жалуюсь ей на тупого деревенского дядьку. Марина расставила все точки над «i», объяснив мне, что я просто перепутал названия. Ближайшая деревня называется Эль-Бланко, а Эль-Больсон мы проехали ещё на автобусе, в начале месяца, в Аргентине.

В этом самом Бланко увидели закрытый музей мате. На эту штуку нас пытались подсадить ещё в той аргентинской семье, где ночевали. В специальную чашку насыпается это зелье, заливается кипятком, и потягивается через трубку. Многие ходят с этими чашками, потягивают. Нас почему-то не торкнуло, не подсели.

Свернув с главной на нужную нам, стали крутить головами в поисках ночлега. Вот ручей, деревца, полянка. Всё это, конечно же, находится за забором, ворота на замке – не раскрутишь. Снимаем «штаны» с багажников и по очереди передаем друг другу через забор. Пришли на место, осматриваемся. Вдруг у ног оказывается собака. Не лает, играется – добрая. Ну всё, говорю, теперь жди людей. Надеюсь, тоже не злых. И точно, к нам идут трое мужчин. Сходу взял ситуацию в свои руки – подхожу первым, протягиваю руку. Хозяева пастбища любезно разрешили нам попастись здесь до утра, но при условии неразведения костра. О чем речь! С кострами завязано уже пять лет, с тех пор, как купил свой любимый «Бустер». И после нас тоже остаётся идеальная чистота. Скажу по секрету, что даже те малые «естественные следы пребывания» в тот раз мы оставили так, что хозяева никогда не найдут, ну разве что с той собакой :)

Завтра штурм самого высокого у нас в походе перевала, вино решили приберечь на обмывку его успешного прохождения.

Ночь спустилась с окружающих гор, небо засверкало незнакомыми созвездиями, холодок залез под куртку, защекотал бока и прогнал в палатку.

Изображение Изображение Изображение Изображение

 


16 ноября
Шутки в сторону, едем на перевал своим ходом, никаких машин! Высота 1120 далась на удивление легко, асфальт и прекрасная погода способствовали. Красиво здесь, чёрт подери! Фотоаппарату пришлось поработать. Кто-то приехал на машине, оставил её, и пошел с длиннющим объективом в сторону. Видать, благодатное место для фотографов. Только вот еще ни разу фотография не сумела передать все краски, весь масштаб, весь восторг от видимого «вживую»…

Не догадался надеть шапку перед спуском, отвалились от ледяного ветра уши. Успел их подхватить, не потерял.

На смотровой площадке немного пообщались с двумя очень приятными мототуристами. Один из Бразилии, второй из Румынии. Океан им не помеха. Говорят, внизу асфальт кончается. Жаль, сыпуха нам не подруга.

Гора Серро-Кастильо никак не хотела позировать, всё время кутаясь в облака. Пришлось уговаривать, стеснительную такую.

После одноименной деревни замечательное твёрдое дорожное покрытие превратилось в жуткую «стиральную доску» из толстого слоя мелкого круглого гравия, дорога стала петлять, взбираясь вверх по скалам, ветер неистовствовал, нанося удары в лоб и в бок, снося на поворотах по этой скользкой для ненагруженного переднего колеса поверхности. Ехать снова было практически невозможно. Снова мысли про проброску машиной, но уже вечер, куда мы поедем? Да и нет машин вовсе. Дополнительным омрачающим фактором явилось то, что мы находились в абсолютно сухих скалах, рядом не было склона снежной горы, с которой мог бы стекать так необходимый нам ручеек. Карта говорит, что до спуска в долину реки Мансо мы сегодня никак не успеем. Вдруг – о, чудо! – дорога пересекает журчащую канавку. Вода! Мы спасены! Переставляем по частям через забор велосы, ставим лагерь на лужайке среди деревьев, всеми силами старающихся прикрыть нас от атаки злого ветра. В честь перевала Ибаньез – наливай!

Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

17 ноября
Солнце, где ты? Но всегда и во всём можно найти какие-то плюсы, если постараться. Сегодня сыро? Зато нет пыли от проезжающих мимо по этой сыпухе машин!

В воздухе носится мелкая водяная пыль, всё вокруг как в тумане. Покинув наши скалы, неожиданно оказавшиеся гостеприимными и очень приятными, едем вдоль длинного болота по долине реки Ибаньез. Морось усилилась, стали посещать мысли о надевании дождевика. Дело в том, что мелкие осадки неплохо переносятся в обычной тканевой ветрозащите – влага сохнет от тепла тела, не успевая проникнуть глубже, а вот в недышащей пленке в такой ситуации упреваешь, лучше без неё. Ветер хлещет по лицу, залепляя очки каплями воды. Стало как-то совсем темно вокруг, грустно и настороженно – что ждёт нас впереди?

Кажется, я прозевал момент, когда надо было одевать дождевик – рукава уже насквозь промокли, с них стекает вода. Начинает знобить. Тут ещё и голод подкрался, время обеда подошло. Пилим, смотрим по сторонам, где бы укрыться от дождя и ветра. Деревья не помогут, с них же тоже течет. Замечаю рядом с дорогой за кустами небольшой навес скалы типа грота, поместятся только два стоящих человека, велосы под дождем. Ну нас как раз столько. Мокрые перчатки снимаются очень трудно, из рукавов выжимаются потоки воды. Стоим, дрожим, жуём печеньки. Мокрыми руками это делать плохо – крошки прилипают ко всей ладони, не позволяя прикасаться к чему-то другому ещё. Размышляем, что же нам делать? Надежды на улучшение погоды нет, мы как раз едем туда, где тёмно-серое небо поглотило горы, опустившись до самого их подножия. Вдруг слышим звук приближающейся машины. Недолго думая, ломлюсь через кусты на дорогу, рискуя получить веткой в глаз. Не успел, авто пронеслось мимо. Будем считать, что это не наша машина была. Дождь уже идет совсем откровенно, не можем найти в себе силы покинуть наш сухой, хоть и очень холодный грот. Следующую машину я тоже прозевал, уж больно поздно доносится досюда звук мотора. Значит надо быть ещё чутче и резче. На третий раз я превзошел самого себя – ноги бросились в сторону дороги, когда уши еще не успели объяснить мозгу, что они слышат. Машина пролетела мимо меня, но остановилась. Включаются огни заднего хода – нас не бросили! Но увидев, что кузов не совсем пустой, в нём куча строительного барахла, расстроился – всё было зря, не поместимся. Ну уж раз остановился… Прошусь подбросить нас вперед, без какого-то определенного места на карте. Водитель говорит, что едет ещё только десять километров. Мало, но решаем держать синицу в руке, чем смотреть на журавля в небе, тем более что из-за низких туч всё равно его не увидим. Хейми выгружает из кузова тяжелый генератор, мне неловко, что пришлось напрягать человека. В пути спросил нашего очередного спасителя, где же солнце? Говорит, в Транкило, а до него ещё ой как далеко нам…

На этом десятикилометровом участке как раз попался подъем из долины реки, ведь нам где-то надо будет пересекать водораздел, чтобы потом ехать уже вниз по другой речке. Так что эту короткую проброску объявили тоже удачной.

Оказавшись снова под дождем, поначалу не робели – сказывалось то, что отогрелись в салоне. Дорога здесь стала уже совсем нормальной – сыпуха крепко закатана, «стиральной доски» и грязи нет, только лужи объезжай. В воздухе висит какой-то очень знакомый аромат. Еду, пытаюсь понять, на что похоже. Кофе! Но что может издавать такие запахи, в этих горных, не экваториальных, широтах?

Вокруг, это чувствуется даже в таких условиях, очень красиво. Мох покрывает землю, деревья украшены свисающими космами, за тучами угадываются снежные шапки на горах, стоящих вокруг.

 

Тут вдруг я столкнулся с предательством. Мой верный друг, с которым прошли уже не один дождевой поход за шесть лет, спасавший меня всегда и везде, как только мог, вдруг предал меня. Я почувствовал, как за шиворот у меня потекла холодная вода, не отсекаемая более дождевиком. Проклеенные швы дали течь, а это рисовало не радужные перспективы.

Прошло где-то полчаса, я стал не на шутку замерзать. В рюкзаке ехал запас сухого полара, все мысли и надежды были обращены к нему. Но как его достать-то? Чтобы напялить на себя желаемую, специально купленную под этот поход жилетку, надо снять верхнюю одежду, что не представлялось возможным под дождём с ветром. Тут вдруг видим маленький домик с дымящейся трубой и рядом огромный ангар без ворот. Не раздумывая, заезжаем прямо под крышу, таким своим наглым поступком приведя в бешенство двух местных собак. Хорошо, были они не слишком большого размера. Крыша позволила спокойно переодеться и зажевать шоколадку, с надеждой получить калории для согрева.

Снова страшно покидать сухое пристанище, снова думы, что же нам делать? Может, напроситься в этот домик с трубой? Но что-то он маленький совсем, да и время вроде позволяет ещё двигаться вперед. Заставляем себя выехать. Прощай, спасительная крыша, ты нам дала передышку!

Чуда не произошло. Дополнительный слой утеплителя не принес никакого результата. Организму уже не хватало собственного тепла, нужен был внешний источник. А это нам не грозило сегодня. Впереди, на несколько десятков километров, не было ни одного населенного пункта. Не было отеля, кемпинга, не было ничего. Был насквозь мокрый лес, горы с белыми вершинами, и дорога, по которой мы так мечтали ехать, радуясь происходящему и наслаждаясь окружающим. Теперь мы здесь, но мечты наши другие. Нам очень хочется, каким-то волшебным образом, исчезнуть из этого места, оказаться в другом – теплом, сухом, пусть даже пыльном и некрасивом.

Прошло ещё двадцать минут. Ситуация становилась критической. Озноб бил всё тело, пальцы с трудом переключали манетки. Я смотрел по сторонам, пытаясь увидеть хоть что-то, что помогло бы нам выжить. Пытался понять, спасемся ли мы, если сумеем поставить палатку под дождем, среди деревьев, на блестящей от воды прошлогодней опавшей листве.

Когда мы в прошлом году пробирались в Ландманналаугар, промокшие насквозь, среди снегов и ледяных бродов, валимые сильнейшим ветром с ног, Марина не ныла и не стонала. Она молча и упорно еле переставляла ноги, толкая груженый велосипед в очередную горку. Сегодня я каждую минуту сравнивал наше состояние с тем, пытаясь понять, насколько нас ещё хватит.

Не стонала Марина и здесь. Она просто тихо сказала «я на пределе» - а это были страшные слова…

Был уже вечер, машины давно перестали нам попадаться, да и не в каждую возможно поместиться с двумя велосами. Увидел какой-то сарайчик, надо бы посмотреть, не получится ли в нем заночевать. Велосипеды специально не стали ставить на обочину, в расчете, если поедет машина, ей придется притормозить, что позволит нам успеть проголосовать. Нет, в сарае крыша дырявая, пол гнилой совсем. Выхожу обратно на дорогу и не верю своим глазам – в нашем направлении едет машина, с кузовом! Машу руками, останавливается огромный сверкающий «Форд» с темными стёклами. Проскочила мысль – не возьмут - новая дорогая машина, какой-нибудь перец за рулём. Опускается стекло, вижу лицо интеллигентного, доброго человека. Он всё понял и без объяснений. Наш вид говорил сам за себя.

В фордовский кузов наш транспорт уместился на «ура», не пришлось поворачивать колёса даже. Педро немедленно включил отопитель на максимум, но мы не спешили раздеваться. Так и ехали – он в майке, а мы в нескольких слоях из поларов и ветрозащит с дождевиками. Бортовой компьютер показывал за окном плюс семь, в салоне плюс двадцать пять – жизнь налаживалась, мы были спасены!

У нас не было сомнений, куда ехать. Только к людям, только туда, где есть стены и крыши! Ближайшим таким местом был Транкило, откуда мы намеревались совершить лодочную экскурсию в мраморные пещеры. Педро ехал гораздо дальше, но и сегодняшнее попадание в Транкило давало нам день опережения графика, и, как бы ни искушало проехать весь оставшийся маршрут в теплой машине, решили катапультироваться именно там.

Конечно, первый же вопрос, который мы задаем в такой ситуации – когда будет солнце? Педро говорит, что в Транкило завтра будет так себе погода, а вот послезавтра будет солнечно. Блин, а нам бы наоборот, ведь завтра мы на лодке хотим. А узнав, что мы едем в Чиле-Чико, сказал, что это солнечный город. Будем надеяться. Несколько расстроил нас он, сказав, что сюда лучше приезжать в декабре, ноябрь ещё не устойчивый по погоде, и две недели назад здесь ещё лежал снег. А ведь мы изучали статистику погоды, когда выбирали месяц поездки, год назад…

Долго мы ехали, согрелись. Я не мог не спросить, знает ли он нашу «Ниву» - вижу её по всему свету, видел и здесь. Не только знает, но она у него была, и он не прочь купить новую, вот только нет их больше. Да, ведь я ещё получил ответ на вопрос, который не давал нам покоя с тех пор, как мы вынужденно проспали три часа в кабине грузовика. У нас в последние походные дни будет дорога, прижатая горами к озеру, и лишнего времени спать до её открытия уже не будет. Педро успокоил – там нет стройки, проедем сразу.

Но вот и приехали, Педро объясняет «жилищную структуру» - «кабанос» является самым дорогим классом, всякие «хоспедаге» и «хостерии» дешевле. Решаем начать поиск жилья «с тыла», высаживаемся в конце улицы, упирающейся в гору. Нам тут же машут рукой, зазывают в «хоспедаге». Ещё недавно я лазил по гнилым дырявым сараям, а теперь уже нос морщу – не понравилось жильё. Тесная комнатка, окно закрыто газетой вместо занавески, десять тыщ с носа. Видя, что влёгкую срубить не удалось, хозяйка снизила цену до восьми. Но нет, носы же у нас отогрелись, теперь мы можем их морщить.

Идем мимо «кабаноса», спрашиваем у его хозяйки, где тут ещё дешевое жильё, та показывает в сторону. Ничего мы там не нашли, снова мимо неё идём и получаем приглашение заглянуть в её дом. Ну заглянули – два этажа, четыре спальни, два санузла, кухня, гостиная в двух экземплярах и собака под дверью - ну и что? Карман не такой толстый, к сожалению. Собираясь уходить, решил, просто так, спросить цену. Восемь тысяч. Погоди, как восемь? Да, столько, с человека, за ночь, за весь дом. Смотрим с Мариной друг на друга и ничего не понимаем. Решаем, для проверки, предложить по семь, но на две ночи сразу. Люси соглашается. Мы, не веря в произошедшее, моментально придумываем план. Завтрашний день объявляется днёвкой, спокойно посещаем пещеры, чистимся, стираемся, и, конечно же, злоупотребляем :)

 


Изображение Изображение Изображение

18 ноября
Педро ошибся. Прекрасная погода, о лучшей и мечтать не приходится. Идем на пристань, нас обгоняет автобус со школьниками, большая толпа рассаживается по лодкам. Эх, как неудачно, останется ли для нас транспорт? Подождали, пока все распределятся, чтобы понять, с кем договариваться. Подходим к дядечке, нам традиционный вопрос:
- Чьих будете?
- Руссия.
- О,Руссия! Ленин!
Я ему:
- Путин! Водка!
И тут же выторговал небольшую скидку на экскурсию.

Места нам достались вместе с молодежью, в одной из лодок. Забегая вперед, скажу, что в итоге нам очень даже понравилось кататься большой лодочной компанией, среди веселых чилийских пацанов и девчонок.

Ну а теперь про сами пещеры. Мы приехали на большущее озеро, располагающееся на территории двух стран – Чили и Аргентины. Причем в каждой стране своя часть водоёма имеет разные названия – генерала Каррера и Буэнос-Айрес, соответственно. И только в одном месте, около чилийского Транкило, природа создала уникальную вещь – мраморные пещеры. Попасть туда можно только по воде, только с воды можно увидеть всю непередаваемую красоту, над которой трудилась вода тысячи лет. Честно говоря, при планировании похода, я почему-то не сильно проникался идеей где-то искать какую-то лодку, ехать на ней куда-то, пусть даже и называется это мраморной пещерой. Главным идеологом этой экскурсии была Марина, и уже минут через двадцать после того, как мы отчалили от пристани, я понял, насколько она была права в своем твердом желании посетить это место. Сейчас, просматривая дома фотографии, я понимаю, что не смогу донести до читателя словами тот детский восторг, то восхищение от увиденного, и мне в этом не помогут хоть сотни фотографий, пусть даже сделанные профессиональной камерой. Это надо видеть. Там надо быть. Надо сунуться носом лодки в одну из этих полосатых ниш в скале, протиснуться в узкий проход, шкрябая стеклопластиковыми бортами камень, пригнуться, дабы не удариться головой при проходе под узорчатым нависающим над водой сводом… Считаю, если уж ты вдруг случайно оказался в тех местах, надо непременно найти время и посетить мраморные пещеры, тем более что и стоит это недорого.

Прогулялись по деревне, задались вопросом: почему у нас не так? Здесь все, даже маленькие населенные пункты, имеют комфортную зрительную атмосферу. Проложены дорожки, установлены разнообразные скульптуры, сделаны бутафорские мостики через воображаемые речки. Кусты подстрижены не просто как получится у таджика, а чтобы глазу было приятно, видя красивую форму. В столице мы не были, но чилийская провинция очень чистая, чего, к сожалению, не скажешь про нашу.

Вернувшись в наш уютный дом, затапливаем обе печки, достаем из шкафа стеклянные фужеры, нарезаем сыр. Чилийский сыр – это отдельная тема. Не могу себя назвать знатоком сыров, но нигде никогда не пробовал ничего более вкусного. Как я понимаю, Чили – страна скотоводческая, молока у них – ну просто завались, и поэтому нет смысла бодяжить сыры привозным пальмовым маслом. Теперь, дома, по утрам, я с грустью ем бутерброд, понимая, что уже не получу тех вкусовых ощущений, которые каждый день, по три раза, доставляли удовольствие в чилийском походе…

 


Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

19 ноября
Прощаемся с Люси, она тоже называет Чиле-Чико «солнечным городом». Теперь, до самого финиша велочасти нашего похода в этом солнечном городе, мы будем ехать по берегу озера генерала Каррера, любуясь его картинными пейзажами.

Сегодня целый день нам светило солнце и дорога не омрачала тоже. Асфальт остался далеко позади, на самом высоком нашем перевале, но ехалось хорошо весь день и по грунтовке.

Остановившись для фотосессии красот на самой южной точке озера, заметили длинный съезд прямо к воде. Одновременно подумали, а почему бы нам не попробовать застопиться здесь на ночь? Мы можем себе позволить всё, даже встать на ночевку на пару часов раньше обычного, ведь мы приехали сюда на отдых, а не за большими километрами.

Пошел на разведку, вижу следы велосипедов на глине. Ага, кто-то из наших, наверное. Поставили лагерь, в нашу сторону идут два каяка вдоль берега. Харизматичный мужчина с длинными волосами и женщина. Хозяин расположенного неподалёку кемпинга, традиционно спросив, откуда мы, очень строго сказал, чтобы не разводили костер, и поведал, что три дня назад на этом месте полиция арестовала двух велотуристов из Германии за такое дело. Во дела! Неужели это наши знакомые, из Койайке? Нам даже грустно как-то стало. Но как они оказались здесь так скоро? Ну да, машины же есть… Ну, по крайней мере, знаем теперь, чьи это были следы. На мой ответ, что мы пользуемся исключительно горелкой, длинноволосый мужчина поднял вверх большой палец и пожелал нам всего хорошего.

Приделав все бивачные дела, усевшись на удобное брёвнышко, мы смотрели на озеро, отражающее белоснежные шапки гор, и понимали, что нашли не просто замечательную стоянку, а находимся в одном из самых красивых мест на планете…

Изображение Изображение Изображение Изображение

20 ноября
Утро было волшебным. Сначала вокруг защебетали птицы, предвещая рождение нового дня, к их хору подключались всё новые и новые голоса, зовущие рассвет. Из-за гор, сначала очень робко, но с каждой минутой всё увереннее, забрезжил свет, сдвигая в сторону и вниз ночную темноту, безжалостно топя её в водах озера. Первые лучи солнца сначала явили миру белый цвет – это был цвет снега, затем зеленый – цвет деревьев, растущих ниже снеговой линии, и, наконец, голубой – небо, заполнившее всю водную гладь, от берега до берега. Почему-то не спалось в то утро…

С сожалением покидаем это райское место, что-то подсказывает, что, даже несмотря на то, что нам ещё долго ехать вдоль озера, оно останется непревзойденным.

 

Сегодня у нас ещё одно грустное расставание – мы прощаемся с Карретерой Аустрал. Она уходит дальше на юг, мы же сворачиваем на северо-восток, на выход в Аргентину. Пока, Карретера, спасибо тебе за всё! Ты показала нам страну, ту её часть, которая нас заинтересовала. Не было б тебя, не смогли бы мы получить желаемое, а по другим маршрутам вряд ли бы поехали.

Только свернули, сразу получили «стиральную доску» и пыль от машин. В Гуадале накинулся на витрину с паном, набрал всех видов. Тут мне шепчут на ухо: «Вот эти булки с курицей, не хорошие», и показывают рукой по своему животу – мол, крутило потом. Женщина европейского вида и её спутник, почему-то в веломайке, хотя приехали на машине. Понятно, не рискуем, вертаю булки на место.

Едем дальше, а я смотрю вниз и гадаю – что под колёсами? Если не приглядываться, то подумаешь что асфальт, однозначно, но я знаю что это грунт. Как же они делают такую ровную и жесткую корку, не разбиваемую колесами? У меня родилось предположение, которое очень скоро подтвердилось, что доставило мне определенное удовлетворение от собственной догадливости :) Грунт смешивается с солью, укатывается и поливается водой. Сердитое решение.

Толкаем велосы в долгую крутую горку, фактически у дороги одна полоса есть, т.к. вторая завалена мешками с солью. Чтобы разойтись с машинами, нам приходится прятаться между этих мешков. Почему это описываю? Да потому что только мы вылезли наверх и отвернули на появившуюся видовую площадку, останавливается встречная машина и из неё выходят наши немцы! Секунда в секунду, встреча именно там, где это оказалось возможным и очень удобным. На нашем подъёме не получилось бы остановиться. Их велосы, подобно нашим раньше, красуются в кузове. Я сразу подумал – возвращаются после ареста, из Чиле-Чико, куда их увезли три дня назад. Радость встречи была искренней, с обеих сторон. Оказалось, их просто замучил ветер, они поехали туда, куда он дул, а дул он в город Ибанес, откуда ходит паром в Чиле-Чико. Позже, дома, заглянув в их блог, узнали, что они уже год, как почти беспрерывно путешествуют по свету – на велосах, пешком, автостопом. Откуда только люди черпают столько сил и желания? Меня вот обычно уже после пары недель скитания неумолимо тянет домой, на свой любимый матрас…

Готовясь к походу, разглядывая снимки из космоса, заприметил очень симпатичный мысок для ночевки на озере. Как раз сегодня мы на него успевали. Там надо проехать мимо каких-то домиков, а потом не будет строений. Вот и наш сворот, от него ещё пару километров. Всё четко, как на снимке, вот и домики, и… ворота в гольф-клуб. Ё-п-р-с-т! Вот почему он такой симпатичный из космоса. Но судьба не стала делать нам абсолютную подлянку – тут же валяется на земле один столб из забора, утянувший за собой проволочное заграждение. Перешли, встали. Сквозь деревья видна бушующая бухта, сегодня в любом случае к воде не подойдешь.

Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение

21 ноября
Показалось, что проезжающая машина останавливалась, и люди выходили из неё. А ну как сейчас починят наш вчерашний столб, окажемся тут запертыми?! Забор этот высокий, с колючей проволокой. Уф, вышли тоже легко.

Впереди огромная гора, удерживающая на себе тучу, вплотную подступает к озеру, дорога обещает быть интересной. И точно – получили то, чего не хватало на Карретере – настоящая горная дорога, когда с одной стороны стена уходит ввысь, а рядом разверзается пропасть, пугая и маня заглянуть одновременно. То идем вверх пешком по асфальту из соли, то мчимся вниз со скоростью за пятьдесят. Абсолютно нескучный участок, «изюминка» всей дороги по южному берегу озера.

Что это за ужас впереди? Человек построил железобетонную стену у дороги, защищая её от камнепада. Но природа сильнее человека, она снесла её.

Ночевку надо искать у воды, горная речка как нельзя лучше подходит для этого. Наметили по карте реку, до которой едем сегодня. И доехали. Стоим на мосту, смотрим вниз. Да, вода есть. Чистая. Мостик не длинный, перекинутый через узкую щель в скале, шириной метров три-пять. Ширина устраивает, а вот глубина… Вода течет по дну этой щели, до неё… этажа три точно. Вот это засада! До озера тоже не доберешься, далеко внизу оно. Пошел, безо всякой надежды, бродить по окрестностям. Тут везде сухо, как и в наших флягах. И вдруг обнаруживаю большую котловину со спуском, прямо к нашей речке. Вот это везуха, ещё и от ветра спрятались!

 


Изображение Изображение Изображение Изображение

22 ноября
Сегодня у нас последний полный велосипедный день. На небо мы уже давно не смотрим – солнечный город всё ближе, дожди остались в воспоминаниях, от которых порой всё же пробегают мурашки по коже.

Местность сухая, и напоминающая видом марсианскую. В прошлом походе по Марсу отсутствие воды нам очень мешало.

Варим чай с видом на лагуну Вердэ, греясь под солнцем. Вода в лагуне, наверное, очень соленая, судя по краям берегов. Напоминает Мертвое море. Спуститься бы вниз, проверить, но не охота потом вверх ползти…

У нас было отмеряно по Гуглу расстояние от определенного моста до ручейка. Вода в ручейке была, мы это увидели с помощью проехавшей машины с круговой камерой. Это место было выбрано, как максимально близкое к городу, с водой, для последней ночевки. И вот этот контрольный мост, сбрасываю компьютер на ноль, отсчитываем нужные километры. Ну нет у меня ГПСа, равно как и желания возить этот лишний груз. Удивился, когда на ручеек мы приехали метр в метр, значит, комп считает верно. Это хорошо, но вот другое… Нет, вода течет не по щели, её можно легко потрогать рукой. Но вот только делать этого не хочется. По руслу несется густой раствор глины, для ночевки это непригодно совсем. Даже ноги не помоешь. Снова засада. Но делать нечего, дальше уже город. Решаем переночевать на имеющихся во флягах остатках чистой воды. В крайнем случае, утром можно ничего не варить, а позавтракать в кафешке. Преодолев пару заборов, раскидав по сторонам сухие коровьи какашки, встали. Но нам снова улыбнулась удача – нашли чистую воду, сочащуюся из земли, кружкой начерпали сколько надо.

Изображение Изображение Изображение Изображение

23 ноября
Как вылезли обратно на дорогу, так почти и не крутили педали – спуск и попутный ветер сами принесли нас в Чиле-Чико. Над городом смотровая площадка, потусили там, смакуя финишную прямую. Финишная прямая у нас была в виде огромной загогулины, зачем-то сделанной вдоль пограничной реки сначала в одну, а потом в обратную сторону. Получается, видишь место на том берегу, но до него еще ехать и ехать в объезд.

 

Но это я забежал вперед, ведь из города мы ещё не выехали в сторону границы, и пока осуществляем план. План у нас такой – потратить деньги. Подчистую. У меня уже давным-давно нет дома телевизора, но мне рассказывали про некую передачу, где герою надо потратить все деньги. Нет, мы не были участниками этих съемок, у нас просто оставалась сумма, непригодная для обратного обмена, и надо было найти ей применение. Все фантазии в походе обычно сводятся к «поесть» и «полакомиться», что мы и осуществили с успехом, выбрав самый толстый кусок приготовленной красной рыбы и нехилое ведро вкуснейшего шоколадного пломбира с орехами, которые Марина с радостью выковыривала большой ложкой.

Ну всё, надо прощаться с чилийской стороной. На выезде из города остановился сфоткать скульптуру, ко мне подбежал белый стриженый пес. Если б я знал, какая история приключится после, я бы ни за что не стал оказывать ему знак внимания, и, пожалуй, прогнал бы его даже. Но я этого знать не мог…

Здесь, с позволения читателя, я хочу перенестись на евразийский континент, в Монголию, в август этого же года. Не могу не рассказать сначала об этом. Итак, из Монголии мы с московскими друзьями – Гансом и Ларисой, возвращались разными путями, с разрывом в сутки. К ним в Ханхе привязался большой рыжий пес и неотрывно следовал рядом, переночевав с ними в лесу и продолжив путь на утро. Всё бы ничего, но утром была российская граница, а у нас есть служба ветконтроля. Я сам служил в пункте пропуска и знаю, что без «добра» всех без исключения органов через границу не пущают. На границе служат люди. Люди бывают разные. В том случае ветконтроль был представлен бурятом. Это должностное лицо ни в какую не разрешало пропускать наших друзей, мотивируя тем, что это их собака. Попытки объяснить ему, что велотуристы в принципе не могут быть с животными и предложения сделать с собакой что угодно – задержать, раз документов не имеет, депортировать обратно, принять на службу - не действовали. Уже вся смена пыталась как-то помочь друзьям решить этот маразм, но человек был непреклонен. Кончилось тем, что собаку как-то отвлекли, и друзья успели сделать ноги.

Проходят сутки, на границу приезжаем мы, нас встречает большой рыжий пес. Я думаю, нам несказанно повезло, что у того бурята кончилась смена. Потому что, увидев нас, пес не захотел с нами расставаться. Нам повезло ещё и в том, что сразу от КПП начинается асфальтовый спуск. Но с этим везением не сразу вышло. Мы останавливались пару раз чтобы одеться, и в эти моменты, уже отставший было Рыжий, вновь догонял нас и начинал как ни в чем ни бывало обнюхивать всё вокруг. Только уже когда мы понеслись вниз без остановок, потеряли его из вида навсегда.

И вот теперь мы едем в сторону чилийско-аргентинской границы, а за нами неотрывно следует белый стриженый пес. Отстает, если мы прибавляем ходу, догоняет, когда нам надо остановиться. На него лают собаки из дворов, сигналят машины, если он бежит не по краю дороги – он продолжает бежать за нами. Это могло бы казаться забавным, но мы помнили историю c бурятом…

Через пять километров первый, чилийский, КПП. Пока мы были внутри, штамповали паспорта, Белый бегал вокруг, как у себя дома. Едем дальше по нейтральной территории, пес скачет рядом. Эта картина даже понравилась людям, стоящим у машины на обочине – нас принялись фотографировать. Ещё через шесть километров, сделав загогулину, проходим вместе с собакой аргентинский КПП. Приехали в Лос-Антигуос, отсюда у нас ночью автобус. Пес рядом. Уже убежал от своего дома на пятнадцать километров. Тут к нему подбегает стая местных собак, у них затевается знакомство и игры. Мы под этот шумок хотим сделать ноги, Белый замечает нашу попытку сбежать и бросает своих новых аргентинских друзей, предпочтя друзей русских.

Покрутились, нашли автовокзал, убедились, что в кассе никого нет и нет возможности узнать, настоящие ли нам продали билеты три недели назад, в Барилоче. Поехали через весь городок на реку, там решили скоротать время до автобуса, сварив ужин и вымыв велосипеды после похода. Конечно, пёс везде следовал за нами. Вернулись по темноте на автовокзал, упаковали велосы. Народу никого, только пара человек спит на лавке внутри. На улице стало прохладно, уходим с багажом внутрь, Белый скулит за стеклянными дверьми, просясь впустить. Мы уходим внутри здания за угол, скрываемся из виду собаки, садимся на лавочку. Вдруг слышим сзади царапанье по стеклу. Оборачиваемся – этот дурачок обежал вокруг здания, нашел нас, сидящих внутри за стеклом и очень этому рад. Только вот мы были совсем не рады. Через границу нас пропустили, но ведь скоро посадка в автобус.

Автобус приехал с некоторым опозданием, в суете погрузки велосипедов в такое маленькое, почему-то, для двухэтажной машины, багажное отделение, мы и не заметили, как вёл себя и куда делся наш ненавязчивый чилийский друг, но с нами он не уехал. Надеюсь, этот дурень всё же сумел найти дорогу домой, в солнечный город, повторив ту загогулину в обратном порядке.

Изображение Изображение Изображение

24 ноября
Я был удивлен – мне удалось нормально поспать в так нелюбимом виде транспорта. Время хорошо скороталось, осталось уже гораздо меньше ехать.

Едем по аргентинской пампе. Взгляду зацепиться абсолютно не за что – пустыня пустыней. Очень тоскливое зрелище. Какой контраст после трех недель созерцания гор и лесов! Заехали в какую-то деревушку, я вообще не понимаю, как здесь можно жить?

Картинка начала меняться, когда свернули в сторону гор, в Эль-Чальтен. Ну нет вопросов теперь - едем, прямо по курсу торчит пик Фитц-Рой, автобус носом роет дорогу, потому что все пассажиры навалились на лобовое стекло и без конца фотографируют эту грандиозную гору.

В городке недолгая остановка, и обратно, в сторону пустыни. Если б мы знали с Женей и Юлей, что находились на расстоянии нескольких сот метров друг от друга… Наши отважные друзья доехали до Чальтена своим ходом, по чилийской стороне, а мы их догнали здесь автобусом, по аргентинской. Но никто это не знал, встреча, увы, не состоялась.

 

Прибыли в Эль-Калафате, здесь у нас отель и поездка на ледник Перито-Морено. Я говорил, что это мероприятие мы придумали незадолго до отъезда, и поэтому чуть-чуть не успели накопать полную информацию. У нас отсутствовало знание, какие варианты попадания на ледник существуют, полный их ассортимент. Понятно, что, как и в любом другом туристическом городе мира, стоит пройтись по центру, и ты увидишь кучу турагентств, предлагающих свозить тебя хоть к черту на кулички. Но ведь мы не покупаем туры в велопоходы, а делаем их сами. Здесь тоже планировалось только самостоятельное посещение, никаких организаторов. Мы примерно знали, что можно уехать на ледник рейсовым автобусом с автовокзала, но все нюансы были нам пока не ведомы. А без нюансов никак в наше время. Так вот, к чему это всё я? Были мечты неуспевшегодоконцаподготовиться лентяя – вот приедем, встретим русских, они нам всё расскажут, чтоб не тратить время и калории на узнавание всего этого по разным окошкам. Что вы думаете? Выгрузились из автобуса, смотрим на троих людей. Они – на нас. Русские лица хорошо отличимы от всех остальных. Маша, уже не первый раз путешествующая по Аргентине, решила показать страну родителям – Марине и Александру. Сибиряки. Вот Маша нам всё и рассказала – что, где, и почем. Не стесняйтесь мечтать, лентяи! :)

Нашли наш хостел, оказавшийся очень чистым и приятным. Норберто, клёвый дядька в черном берете, посчитал нам цену по-честному, а не как у наших сибиряков в их отеле. Все знают про «черный» курс доллара, и порой хотят срубить побольше с туристов. Обладая чувством юмора, хозяин стал называть меня Путиным, по созвучию фамилий. Я, в свою очередь, в долгу не остался, и нарёк его Че Геварой, за характерный головной убор.

Сходили в магазин, купили макароны, возвращаемся, а на кухне сидит молодежь, ест-пьёт. Хозяин им шашлык жарит. Приглашают нас за стол, мы стесняемся, отказываемся, ставим варить макароны. Норберто без колебаний выключает газ, приносит нам стулья. Деваться некуда, будем угощаться.

Изображение Изображение Изображение Изображение

25 ноября
Ещё при переписке из России Норберто написал мне «я буду сторожить ваши велосипеды, пока вы ездите на ледник» - это был критерий выбора отеля. До ледника от города порядка восьмидесяти километров, причем большая часть пути совершенно неинтересна. Мы никак не хотели делать эту скучную радиалку на велосипедах, тем более зная, какие здесь задувают ветра. Поэтому сегодня топаем на автовокзал и садимся в автобус, как все цивилизованные туристы :)

Сам нацпарк, где ползет ледник, красив, ехать приятно. За приятность берут деньги на входе.

Есть два способа любоваться Перито-Морено – с воды, на кораблике, и со смотровых дорожек. Мы не сомневались, что первый способ совершенно бессмысленен – вся красота сверху, со всех сторон. Вот только в одном просчитались. Как вы думаете, сколько времени надо, чтобы прогуляться туда-сюда несколько сот метров и посмотреть ледник? Вот и мы так же думали. Час-другой – за глаза. Нет, скажу я вам. Это черная дыра. Вернее белая, голубая - искрящаяся на солнце и слепящая глаза нам, забывшим взять темные очки с собой. В эту дыру проваливаешься целиком, и время меняет свой ход. Оно уже не идёт, оно стремительно несется, и ты в недоумении смотришь на часы и видишь, что уже пора обратно, к отправлению автобуса. Четыре часа у нас было на прогулку. Четыре часа нам не хватило, чтобы насытиться этим прекраснейшим творением природы. Мы пожирали его глазами, жмурясь и прикрываясь рукой, мы не замечали свирепого ветра, стремившегося разорвать в клочья пакет с бананами в руках, мы не видели толпы людей, гуляющей здесь же. Мы видели только его. Пожалуй, я согласился бы на эту радиалку даже пешком, если б не было других вариантов. Не побывать здесь – нельзя.

Прощаемся с Че Геварой, едем по городку. Симпатично, туристично. Нам в аэропорт сейчас. И вдруг… За нами увязывается собака! Среднего размера, кремового цвета. Мы едем медленно, улица плавно идет вверх, собаку это нисколько не напрягает. Она радостно скачет справа и слева от нас, порой очень неосторожно появляясь перед передним колесом, бросается с лаем на обгоняющие нас машины, устраивая короткую погоню за ними, возвращается снова к нам. Нас посещает смутное чувство, что мы где-то с подобным уже сталкивались. И что нам теперь с этим делать? Пока ехали в горку, поделать ничего не могли, а вот когда забрались наверх… Погнали!!! Дорога полого снижается, ветер давит в спину. Скорость двадцать – не проблема, собака рядом, тридцать – чуть позади, но не отстаёт, сорок – не пойму, увеличивается ли разрыв. Когда мы ехали сюда на автобусе, увидел установленные в виде памятников различные агрегаты – старинные тракторы, сеялки, ещё что-то. Запланировал на обратном пути осмотреть, сфотографировать. И вот теперь я лечу мимо этих фотообъектов со скоростью за пятьдесят, думая об одном – не пришлось бы тормозить на полицейском КПП впереди, четвероногая снова нас догонит. Проскочили, уклон увеличился, на компе шестьдесят пять – прощай, псина!

Шикарная была поездка по ветру, но тут мы свернули на аэропортовскую дорогу. Еду за Мариной и пытаюсь понять, под каким углом к горизонту она едет? Ветер боковой, велосипеды сильно наклонены. Есть опасность грохнуться в эту сторону, когда обгоняющий автобус резко отсечет воздушный поток. Страхуемся, пропускаем машины остановившись.

Нам надо сварить ужин, дожечь бензин. Сделать это негде. Кругом нет ни единого деревца, укрыться от ветра совершенно невозможно. Доехав до самого аэропорта, приткнулись в канаве, в единственной растущей тут кучке кустов.

Доплату за перевес с нас не взяли, ну а мы не стали сами предлагать.

Пока, Патагония! Мы были очень рады знакомству с тобой!

 


Изображение Изображение Изображение Изображение

26 ноября
Буэнос-Айрес, раннее утро. Прокатились по набережной туда-сюда, едем к Фёдору и Ольге. Оставим у них велосы и погуляем по столице пешком.

Расстояние надо проехать небольшое, но и оно сильно нас напрягло – очень плотное движение, много чадящих грузовиков, никто особо не церемонится с велосипедистами. Да что там – никто ни с кем не церемонится! Машины не пропускают пешеходов на переходах, пешеходы лезут на красный. Кое-где есть велодорожки, но толку от них почти никакого.

Удивило, что в самом центре, на глазах у всех, под мостом, преспокойно живут бомжи, натаскав себе матрасов и картона.

Как истинный железнодорожник, заглянул на вокзал, меня пропустили на перрон без билета. Заглянуть в находящийся тут же рядом криминальный и колоритный район «Вижья 31» духу не хватило, сфоткал только вход в него.

Мы читали, что в метро Байреса ходят самые настоящие столетние составы, в которых двери открываются вручную и можно ехать, смотря вперед через лобовое стекло первого вагона. Это была главная наша запланированная достопримечательность. И вот мы стоим на станции, ждём. Прошел первый поезд, второй, пятый. Все современные или около того. Терпение кончилось на двадцатой минуте ожидания, пошел к полицейскому, дежурившему рядом. Он меня крайне расстроил, написав на своём телефоне через переводчик, что старые составы списали и больше они не ходят. Э-эх!.. Теперь метро, возможно, потеряет часть пассажиров – туристов. Пришлось прокатиться на том, что подъехало.

На одной из станций в вагон зашел слепой певец с гитарой. Как он пел! Какой голос! Я ни слова не понимал, но в те минуты напрочь забыл, где я и что тут делаю. Песня завораживала. Мне часто противно ездить в наших маршрутках, гоняющих примитивизм радиостанций, тут я бы ездил и ездил вновь. Я очень жалею, что не протянул тогда руку, не опустил в пакет, висящий у него на поясе, несколько песо…

Заглянули в бывший порт, мне очень понравились древние портовые краны и то, что их не стали резать в металлолом, а оставили в виде памятников. Посетили фрегат-музей, было очень интересно осмотреть его «внутренности» - паровые машины, парусные причиндалы, вооружение.

В Байресе хорошо налажен общепит – есть куча едален, работающих по принципу «всё сразу, на весы». Набираешь что хочешь, потом взвешиваешь и оплачиваешь. Не важно, свекла у тебя там или ананасы. Мясо в этих едальнях водится редко, в виде курицы, но это не умаляет их общественной пользы и чувства сытости после посещения. Ведь мы не были голодными в турецком трёхзвездочном отеле? :)

Фёдор на машине отвозит нас в аэропорт, сейчас «щекотливый» момент – возьмут или нет оплату за велосы. Много это или мало – сто восемьдесят евро. Мы, конечно, приготовили эквивалент в аргентинских, купленных «по-черному». Увы, сегодня не наш день, меня отправляют в офис. С натянутой улыбкой, спрашиваю, сколько с меня, в песо. Улыбка пропадает, глаза лезут на лоб. Озвученная сумма гораздо больше той, что мы рассчитали по-максимуму. В чём дело? Девушка пересчитывает, цифра уменьшается, но всё равно больше той пачки купюр, что я сжимаю в руке. Начал разбираться, по сегментам полёта, апеллируя к данным сайта авиакомпании. Да, говорит, всё ты знаешь правильно, но у нас ещё плюс тридцать пять процентов налога, установленного правительством. Во как. Без ложной скромности. Тридцать пять! Говорю, что у нас конец похода, деньги строго по расчету сайта, и больше взять неоткуда. Девушку это не колышет.
- Что мне делать???
- Вези только один велосипед.
Шок. Я с таким ещё не сталкивался, и ни от кого не слышал подобное. Потребовал начальника, парень за соседним компьютером им представился, и, с сожалеющим видом сказал, что ничего нельзя поделать.
Какого цвета у меня было лицо – надо спрашивать Марину и Фёдора, но я чувствовал, что если бы был в очках, они бы расплавились в тот момент. Фёдор дал мне недостающую сумму, и мы еле успели сдать багаж, так как регистрация уже подходила к концу, а для нас ещё и не начиналась, и никого здесь не волновало, улетим мы или нет. В офисе уже час заливалась слезами какая-то женщина, видимо, здешний цинизм коснулся не меня одного. Конечно, у нас были с собой банковские карты и ещё наличка, в евро, но ведь лишних денег на обратном пути могло и не быть, а платёж картой мог не пройти. Так что лишиться велосипеда в Буэнос-Айресе вполне возможно, будьте осторожны.

 


Изображение Изображение Изображение Изображение

27 ноября
Атлантический океан, сон всю дорогу за предыдущие ночи, пустыня Сахара, пересадка в Стамбуле.

Изображение

28 ноября
Три часа ночи, Москва, ждём багаж. По ленте выезжает… заднее колесо от Марининого велосипеда. Без эксцентрика. Дела… Ждём дальше, что произойдет. Не происходит ничего, багаж заканчивается, лента останавливается. Проходит минут десять транса, вывожу себя из него, заглядываю через резиновые ленты в багажное отделение. Везут! Чехол порван в хлам, всё остальное на месте. Свезло, у нас украли эксцентрик. Свезло потому, что это был обратный путь. Куплю теперь на шестиграннике.

Поезд не скоро, куда девать время? На пол! Нашли темный угол, оказавшийся потом служебным проходом, и шесть часов удивляли персонал, ходивший мимо нас, спящих в мешках. Уже потом, охранник, улыбаясь, поинтересовался: «Надолго ли к нам?» Нет, всё, спасибо, поехали домой.

29 ноября
Ну вот и Тольятти. Холодно здесь, у них :)


Недавно мне подарили глобус. Этот шарик оказался очень удобным предметом, чтобы понять, куда же мы ездили. Повертев его в руках, обнаружил, что место нашего похода находится ровно на противоположной стороне Земли, с поправкой на Тихий океан, по которому в принципе невозможно сделать велопоход. Теперь, идя по улице и смотря под ноги, я представляю, что вот там, далеко внизу, находится прекрасный край, в котором мы прожили маленькую жизнь, и называющийся таким незнакомым когда-то, но ставшим очень близким за этот месяц, словом «Патагония».

 

Мучас грасиас:
- Марине, за готовность ехать на край света.
- Циклоиду, за подсказанное направление туда.
- Эду, довёзшему на вокзал в начале пути на край света и Алексею, встретившему обратно.
- Ольге и Фёдору, за многое.
- Всем, кто помог собрать по крупицам нужную информацию.
- Людям на том краю света, чьи имена я упомянул, за то, что они были в нашей жизни.
- Владимиру Якунину за квитанции на велосипед - мы обменивались адресами на них.
- Пиночету, за построенную на краю света дорогу.
- Чингачгуку, за то, что сподвиг на написание сего.
- Вам, за то, что дочитали это до конца.

Трек велочасти нашего путешествия: http://www.gpsies.com/map.do?fileId=bqygwcaiccwjjvbe

Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама
Rambler's Top100