Понедельник 22 Мая 2017г.

12 мая — день памяти

Уважаемые друзья!

12 мая исполняется год со дня трагедии, которая произошла в 2-х километрах от аэропорта Курумоч.

Рассказать о ней хочу в знак памяти о моих замечательных друзьях Сазонове Вячеславе и Коломине Викторе, с которыми я прошел на лыжах, проплыл на плотах и байдарках, проехал на велосипеде многие тысячи километров и по России и за рубежом.

В то день, 12 мая 2008 года, мы четверо: Сазонов Вячеслав, Коломин Виктор, Майер Александр (проживает в г. Сызрань) и я прилетели из велопутешествия по Испании и Португалии в аэропорт Курумоч.

По расписанию самолет должен был прилететь рано, около 4-х часов утра. Впервые за 40 лет нашей походной жизни мы никого из близких и друзей не стали обременять встречей, а решили добраться на велосипедах до Самары самостоятельно.

Самолет опоздал на 2 часа и мы приземлились около 6 часов утра. Получили багаж, собрали велосипеды и в 6.50 (выработалась привычка следить за временем) втроем отъехали от здания аэропорта. (Майера А. все-таки встретил сын на машине и повез домой в Сызрань. Это Сашу и спасло.). Дорога была пустынная, так как все уже успели разъехаться.

День начинался замечательный, из-за прилегающей лесополосы пробивались первые лучи солнца, видимость на дороге была отличная. После железнодорожного переезда, в километре от аэропорта, дорога повернула на юг. Участок ровный, с хорошим асфальтовым покрытием и даже с нанесенной разметкой.

Всякий раз, возвращаясь из очередного путешествия, испытываешь яркое ощущение радости, счастья, ожидания встречи. И этот день тоже был именно таким. Однако, несмотря на волнующие чувства мы, как всегда, были собраны и сосредоточены, как и положено быть за рулём, даже за рулём велосипеда.

Ехали в шлемах, друг за другом с интервалом 8-10 метров по краю асфальта. Дорога была абсолютно пуста. Из шума на дороге, только пение просыпающихся птиц. Я, наверное, на написание этих нескольких предложений потратил больше времени, чем мы потратили на переезд от здания аэропорта....

То что было дальше, произошло так неожиданно, что до сих пор не укладывается в голове даже сейчас, спустя год.

Мы двигались от аэропорта в сторону Царевщины и уже подъезжали к навесному переезду через трассу М5. Справа от отсыпки дороги началось металлическое ограждение. Мы въехали на этот участок дороги. В этот момент я услышал как впереди нас взревел мотор и краем глаза успел заметить встречную машину, которая тут же неожиданно резко повернула на нас. Машина летела на огромной скорости.... За оставшееся мгновение мы рефелекторно попытались избежать столкновения... Буквально чудом я успел метнуться с асфальта на отсыпку дороги. Но машина все-таки успела зацепить меня – зеркалом перебита левая рука, а левая ступня разбита бампером. Велосипед из-под меня выбило и я полетел на щебенку на краю дороги. Спас шлем. Но что произошло с моими друзьями я, в этот момент, еще не знал.

Сознание я не терял ни на секунду. Пока летел, услышал хлопок-удар за своей спиной. После падения я тут же обернулся  – ни моих друзей, ни автомашины на дороге не было. Лишь метрах в 15 лежал шлем моего товарища Сазонова В. В. Он ехал вторым за мной. Виктора Коломина также не было видно на дороге. Как позже выяснилось, он от удара вместе с велосипедом отлетел за обочину дороги. А машина после столкновения пронеслась еще метров 250 вообще не тормозя и врезалась в лесопосадку на правой (своей) стороне дороги, срезав земляную насыпь и повалив два дерева.

Мне же удалось выползти на асфальт и я попытался остановить случайную машину. В это время машин практически не было, но остановилась лишь третья автомашина – старенький УАЗ-452, а перед ним две легковые иномарки не остановились, очень аккуратно объехав место нашей аварии и меня тоже. Хотя я всячески показывал кости торчащие из перебитой руки, а здоровой рукой, что мне нужно лишь позвонить. Наверное, боялись, что я начну проситься к ним в салон. Так что помните, друзья, что в такой ситуации, не дай конечно Бог попадать в нее, могут пожалеть не вас, но свою машину... Еще одно поучение – не надо допускать во время велопохода, чтобы ваш мобильный телефон был отключен. У меня же в последние дни кончились деньги и я решил не беспокоить своих в Самаре, а разобраться по приезду – и в такой момент остался без связи. Я еще не знал, что Слава и Витя погибли. Это самое страшное, что я услышал уже потом от врача скорой помощи, когда просил его помочь в первую очередь им.

Водитель УАЗика остановился сразу и подбежал ко мне, вызвал по телефону милицию, «скорую» и сообщил о случившемся моей жене и уехавшему в сторону г. Сызрани четвертому нашему товарищу Майеру А. Б. Если вдруг это человек как-то узнает или прочтет эти строки, пусть позвонит – хотелось бы поблагодарить и пожать руку. Моя жена и Майер А. Б. с сыном тут же выехали к нам. И стали свидетелями всех последствий произошедшей трагедии, о которых мне рассказали позже.

Вот и все. Меня отвезли в больницу, а моих друзей похоронили. Тела их в гробах были накрыты простынями, потому что смотреть на то, что от них осталось, без содрогания было нельзя.

А потом появился следователь Яковенко А.В из Красноярского РОВД, на территории которого произошла авария, и началось многомесячное расследование.

Следователь появлялся у меня сначала в больнице, а потом и дома и всякий раз озвучивал то одну, то другую версии, которые ему излагал водитель.

Первая была такой: водителя в тот момент якобы ослепило солнце, он потянулся за очками и не заметил, как налетел на группу велосипедистов.

Я объяснил следователю, что:
- дорога на этом участке имеет направление строго ЮГ-СЕВЕР, мы ехали из аэропорта, т. е. с Севера на Юг, а автомобиль ехал нам навстречу со стороны Царевщины, т. е. с Юга на Север
- солнце всегда всходило и будет еще миллионы лет всходить на ВОСТОКЕ и и двигаясь через Юг заходить на ЗАПАДЕ, т. е. в худшем случае солнце в этот момент светило бы в правый бок автомашины с ВОСТОКА.

На вопрос «а почему не тормозил?», ответ был еще глупее: якобы машина (а это был мини-вен «Форд» семиместный современный и очень мощный скоростной автомобиль) оборудована АВS (антиблокировочной системой торможения), которая, с его слов, и помешала эффективному торможению.

Почти целый месяц после аварии Яковенко не мог выехать из Красного Яра на место аварии (а это не более 20 км.), чтобы проверить этот факт ссылаясь на то, что фирма «Анис», занимающаяся перевозками (директор Найденов Игорь Исаевич), которой принадлежал сбивший нас автомобиль и в которой и работал водитель совершивший наезд Скребков Сергей Юрьевич, 1968 года рождения, якобы никак не могут предоставить ему аналогичный автомобиль.
Как будто бы от марки автомашины зависит, где начнет всходить солнце...

Со слов нашего четвертого товарища Майера А.Б., когда они с сыном после звонка повернули назад и приехали на место аварии, сотрудники ГАИ в их присутствии стали осматривать и место аварии и автомашину. В бардачке машины обнаружили какие-то таблетки. Рассматривая таблетки в присутствии Майеров, сотрудники ГАИ выразились коротко: «Все понятно». Больше эти таблетки в деле никогда уже не фигурировали, хотя я письменно обращался к следователю, чтобы были допрошены свидетели этого факта. Но все напрасно. Таблетки исчезли, свидетели не допрашивались, а со слов, опять таки следователя, водитель принес какую-то справку, что он астматик. Никакой экспертизы таблеток при этом не проводилось. И как профессиональный водитель вдруг стал астматиком, тоже большой секрет. С какого времени он болен астмой, где состоит на учете по поводу данного заболевания, как он проходил ежегодный профосмотр – не расследовалось.

Также интересен режим работы водителя: в праздничные дни 9, 10 и 11 мая, без полноценного отдыха. Видимо, самое время зарабатывать деньги... А кто выпускал его на линию, кто и где проводил его предвыездной осмотр?...

В больницу поселка Управленческий нас с водителем такси привезли вместе. Сделали анализ крови и у меня и у него на содержание алкоголя. Чтобы у него сделали анализ крови на наличие наркотических веществ, я не слышал. (Потом, уже на суде, судья пытался найти эту справку – не нашел.)

Я посчитал, что дело может быть куплено и, чтобы отстоять хоть какую-то справедливость написал подробное письмо в Генеральную прокуратуру РФ, откуда через 2 недели, из отдела Управления за следствием в МВД России по надзору за следствием, получил ответ о том, что мое обращение в Генеральную прокуратуру о ненадлежащем расследовании рассмотрено, дано поручение Самарской прокуратуре и что все взято под контроль.

Одновременно я обратился в Самарский Гидрометцентр с просьбой провести обследование этого участка дороги на предмет ослепления водителя солнцем. На мою просьбу откликнулись. На месте, специалисты метеорологи провели необходимые измерения и расчеты с учетом времени восхода Солнца, его перемещения по горизонту, угла закрытости горизонта прилегающей лесозащитной полосой и дали официальный документ, что никакого ослепления водителя солнцем не могло быть, так как в этот момент солнце находилось сзади за водителем. Это также подтвердили в телефонном разговоре со мной ребята из Москвы, пассажиры такси, ехавише в тот день в аэропорт. К счастью, они все остались живы и не пострадали – спасли подушки безопасности.

В общем, параллельно с официальным следствием, как мог, в память о моих друзьях, я пытался как-то добиться справедливости.

Результат?

А результат таков, что за время официально следствия (4 месяца) и добавленным к этому времени еще 5-ти месяцам, в деле изменилась только причина аварии.

Позже, уже на суде, причиной стало не ослепление водителя солнцем, а то, что якобы за день до этого ему на машине сменили тормозные колодки и машина не могла быстро остановиться. В общем, причины одна нелепее другой...

Я и семьи погибших Сазонова В. В. и Коломина В. Н. –  мы не злопамятны, но поведение и водителя и руководителей фирмы «Анис» просто возмущает.

Впечатление о водителе можно составить на основании одного только эпизода...

Когда приехала «скорая» мне прямо на дороге стали оказывать первую помощь: разрезать одежду, накладывать лангеты, колоть уколы. В этот момент я впервые увидел этого человека, который подошел к врачу и на его вопрос: «Вы кто?» назвался водителем автомашины. Вся голова и лицо этого человека были красно-желтыми: как оказалось это были мозги Сазонова В. В. Сазонов Вячеслав Викторович, профессор, доктор технических наук, автор ряда научных книг, почетный гражданин Самарской области, был буквально разорван на части. Нога была оторвана и валялась далеко на обочине, в тело Славы врезалось в лобовое стекло и висело в салоне машины. Даже сейчас, спустя год, писать об этом ужасе невозможно без слез, а этот человек вылез из машины из-под развороченной головы Сазонова В. В., весь облитый его мозгами и кровью, потом по пути к врачу перешагнул через труп сбитого им обезображенного Коломина В. Н., далее через оторванную, лежащую на дороге ногу Сазонова и подойдя к врачу «скорой» сказал: «Вы побыстрее, у меня тоже рука болит». Это не поддается моему человеческому пониманию...

А потом, отойдя от нас метров на 5, он стал звонить в фирму своим хозяевам и ровным голосом сообщил в трубку: «Алло, у меня авария. Авария, говорю, два трупа». Все это происходило в присутствии врача и водителя скорой помощи. Этакий «Рэмбо» с прямой спиной и твердым голосом. Более циничного поведения я еще не встречал в своей жизни.

Майер А. Б. потом рассказывал, что позже на место аварии подъехали и сами руководители фирмы «Анис», которые ходили вокруг разбитой автомашины и в присутствии Майера А. Б. и его сына обсуждали лишь вопрос о том, как теперь восстановить машину, покрасить ее и продать. О погибших и проблемах их родственников они даже не вспоминали. Разбитые части этого автомобиля (стекла, капот, бампера и еще многое другое, что не подлежит восстановлению) сегодня так и валяются разбросанными в лесополосе на месте аварии...

За эти многие месяцы, прошедшие со дня аварии, ни одного звонка от них родственникам погибших или, хотя бы в первый момент, предложений помощи при похоронах (а ведь это автомобильная фирма) не было. Видимо, эти люди уже знают, что разговаривать и договариваться надо не с родственниками и пострадавшими.

Только в феврале 2009 года, спустя 9 месяцев, состоялся суд в посёлке Красный Яр над водителем Скребковым. Дело рассматривалось под председательством судьи Козлова по упрощенной схеме, которая предусматривала признание водителем своей вины, что автоматически снижает степень наказания ему на 30%. Ни свидетели, ни руководители фирмы «Анис», ни ответственные лица фирмы, выпустившие водителя на линию, на процесс не привлекались. За двух убитых людей и одного тяжело изувеченного, за, якобы по неосторожности, Скребкову дали 3 года 6 месяцев с отбытием наказания в колонии-поселении. (На практике будет выпущен на свободу через полтора года «за примерное поведение».) Никаких материальных компенсаций никому из нас получить не удалось.

На суде Скребков уже был «гол как сокол»: за эти месяцы успел развестись с женой, оставив ей все нажитое, и за душой у него ничего не осталось, кроме справки о еще двух «иждивенцах 20 и 21 года», стареньких рваных трико и стоптанных кроссовок.

Руководители фирмы «Анис» тоже успели произвести все «зачистки», выйти из состава учредителей этой фирмы со всем, принадлежащим им автотранспортом и строениями, и для всех «раствориться». А если кому и захочется, то попробуй - поищи.

В общем, как ведется правдивое правосудие лучше смотреть на экране телевизора, а не в жизни.

Стремительно растет количество людей на велосипедах. Растет и количество таких вот водителей за рулем автомобилей... Но поскольку весовые категории разные, думайте сами, друзья, кто будет прятаться, а кто догонять. Кто кот, а кто мышка...

Ардаков Геннадий

06.05.2009

Наши партнеры

banner banner banner banner


Реклама
Rambler's Top100